Уголовная ответственность за квалифицированные виды убийств, характеризующие субъективные обстоятельства совершения преступления: проблемы теории и практики

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ.Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО

Юридический факультет

Кафедра уголовного права









Дипломная работа

на тему: Уголовная ответственность за квалифицированные виды убийств, характеризующие субъективные обстоятельства совершения преступления: проблемы теории и практики.



Работу выполнил: Шашенкова С.И.

Научный руководитель: к.ю.н., доцент С.С. Тихонова




Нижний Новгород 2010г.


Оглавление


Введение

Глава I. Убийство: понятие и классификация по действующему уголовному законодательству

Глава II. Спорные вопросы квалификации групповых форм соучастия при убийстве по действующему уголовному законодательству

Глава III. Спорные вопросы квалификации убийств, совершаемых при наличии квалифицирующих признаков, характеризующих субъективную сторону

.1 Убийство по мотиву кровной мести

.2 Убийство из корыстных побуждений или по найму

.3 Убийство из хулиганских побуждений

.4 Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение

.5 Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы

.6 Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего

Заключение

Библиографический список

Приложение


Введение


Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации права и свободы личности выступают в качестве высшей ценности, защита которых относится к числу первоочередных задач современного государства. При этом жизнь человека является самым ценным и невосполнимым благом, что свидетельствует о необходимости его защиты наиболее строгими мерами ответственности. Отчасти это подтверждается и самим Уголовным кодексом Российской Федерации (далее - УК РФ), в котором расположенный на первом месте раздел - «Преступления против личности» открывается главой «Преступления против жизни и здоровья», где норма, содержащая запрет на причинение смерти другому человеку также указывается первой. Данное обстоятельство свидетельствует о повышенном внимании законодателя к правовой регламентации убийства, желании особо, уже за счет формальной обозначенности отметить важность охраны жизни человека нормами Уголовного кодекса Российской Федерации.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, связанных с законодательным закреплением и практической реализацией уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за квалифицированные виды убийства, характеризующие субъективные обстоятельства совершения преступления.

Предметом исследования выступают непосредственно уголовно-правовые нормы, регламентирующие ответственность за квалифицированные виды убийства, характеризующие субъективные обстоятельства совершения преступления. Осознавая всю сложность и актуальность выбранной темы, я ставлю своей целью всесторонне и полно исследовать сущность проблемы использования достижений отечественной уголовно-правовой теории на практике.

Для осуществления поставленной цели были рассмотрены следующие вопросы:

·Понятие и классификация убийств по действующему уголовному законодательству Российской Федерации;

·Спорные вопросы квалификации групповых форм соучастия при убийстве;

·Спорные вопросы квалификации убийств, совершаемых при наличии мотивов и целей, имеющих квалифицирующее значение по действующему уголовному законодательству Российской Федерации.

Методологической основой дипломного исследования послужила материалистическая теория.

Нормативная основа дипломного исследования составили Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Теоретическую базу дипломного исследования составила специальная литература по проблематике уголовной ответственности за убийства (труды Бородина С.В., Наумова А.В., Побегайло Э.Ф. и др.), словари русского языка, учебные и методические пособия.

В процессе подготовки диплома использовались общие и специальные методы научного познания: системный, наблюдение, сравнение, статистический, сравнительного правоведения.

Были исследованы дела, рассмотренные Нижегородским областным судом и дела, рассмотренные судами субъектов РФ.

Структура работы включает в себя введение, 3 главы, заключение, приложение, библиографический список.


Глава I. Убийство: понятие и классификация по действующему уголовному законодательству Российской Федерации


Уголовный кодекс РФ 1996 гола впервые установил законодательное определение понятия убийства: «умышленное причинение смерти другому человеку» (ч.1 ст.105 УК РФ). В прежних отечественных уголовных кодексах убийство законодательно не определялось. В доктрине уголовного права предлагались различные определения убийства, в основных чертах сходные между собой. Законодательное определение убийства основано на обобщении выработанных юристами формулировок.

Однако в нем есть одно существенное отличие. В советском уголовном праве под убийством понималось умышленное или неосторожное лишение жизни другого человека.

Соответственно, в уголовных кодексах существовал состав неосторожного убийства (ст.106 УК РСФСР). Такая позиция закона не всегда воспринималась положительно.

Наиболее последовательным критиком был М.Д. Шаргольсткий, который еще в 1948 году обратил внимание на то, что «под словом «убийца» мы в быту вовсе не понимаем человека, неосторожно лишившего кого-нибудь жизни, а с точки зрения уголовно-политической нецелесообразно применять понятие самого тяжелого преступления против личности к случаям неосторожного деяния». Большинство исследователей и авторов учебников того времени не разделяли его взгляда, ссылаясь на действовавшее законодательство и недопустимость ослабления борьбы с неосторожными преступлениями против жизни. Первое возражение не требовало никаких усилий для его подтверждения, а второй было необоснованным. Именно необходимость назвать виновного убийцей нередко служила психологическим и языковым тормозом при решении вопроса о привлечении к ответственности по ст. 106 УК РСФСР 1960 года врачей, воспитателей и других лиц, неосторожно, нередко в форме бездействия, причинивших смерть в процессе выполнения профессиональных обязанностей. Поэтому следует признать удачным отказ законодателя от понятия неосторожного убийства, при одновременном усиления ответственности за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего выполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ).

Почти все доктринальные определения убийства включали (а многие и теперь включают) указание на противоправность («неправомерность», «уголовную противоправность») причинения смерти. В формулировке ч. 1 ст. 105 УК РФ такого указания нет. Однако признак противоправности в характеристике убийства является неотъемлемым. Он позволяет отграничить убийство от правомерного лишения жизни человека. Так, причинение смерти при необходимой обороне не только не влечет уголовной ответственности, но и не может быть названо убийством. Равным образом не являются убийством и другие случаи правомерного лишения жизни: в ходе боевых действий и др. Поэтому следует признать более удачным определением убийства в ст. 139 УК Республики Беларусь, которое содержит прямое указание на противоправный характер лишения жизни другого человека.

В законодательном определении убийства говорится о причинении смерти другому человеку. Этим подчеркивается, что причинение либо попытка причинения смерти самому себе не является преступлением. С точки зрения современных представлений об уголовной ответственности такое указание может показаться излишним. Хотя еще в законодательных актах Петра I предусматривалось символическое наказание для самоубийц. В Уставе воинском сказано: «Ежели кто сам себя убивает, то надлежит палачу тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам и обозу». А за неудачную попытку самоубийства без неуважительных причин полагалась смертная казнь. В Новейшее время покушение на самоубийство некоторые кодексы считают преступлением против жизни (например, ст. 309 Уголовного кодекса Индии). В Великобритании уголовная ответственность за самоубийство и покушение на самоубийство отменена лишь Законом о самоубийстве (Suicide Act) 1961 года.

Убийство всегда связано с причинением смерти потерпевшему. В связи с этим предпосылкой правильной правовой квалификации содеянного является определение понятия жизни. Человек - это специфическое живое существо. Его жизнь как биосоциального существа охватывает собой период самопроизвольного психофизиологического существования, имеющий начальный и конечный моменты.

Согласно ст. 20 Конституции РФ, каждый имеет право на жизнь. Жизнь человека охраняется государством посредством законодательства, в частности - уголовного. Для того чтобы уголовное законодательство могло действительно защитить жизнь человека, нужно определить временные границы жизни. Что касается момента ее окончания, то в литературе нет сколько-нибудь существенных разногласий по этому поводу, и многие авторы определяют момент окончания человеческой жизни моментом наступления так называемой биологической смерти, т.е. состояния, когда происходит необратимая гибель центральной нервной системы, остановка сердца и прекращение дыхания. Наступление биологической смерти человеческого организма считается безусловным по истечении 30 минут с момента выявления всех вышеописанных признаков. Биологическая смерть наступает вследствие естественного и неизбежного старения человеческого организма, хотя не исключается и так называемая патологическая смерть, когда все вышеописанные признаки наступают вследствие какой-либо болезни. Но для того, чтобы установить временные границы уголовно-правовой защиты жизни человека, нужно еще определить и момент ее начала, т.е. тот момент, когда человек уже может считаться полноправным членом общества. Некоторые авторы, например С.В.Бородин, предлагают считать моментом начала жизни мгновение, с которого организм ребенка способен самостоятельно функционировать и полностью отделен от организма матери. Данная позиция вызывает большие сомнения, т.к. в этом случае умерщвление уже родившегося ребенка, но которого с организмом матери еще связывает пуповина, или же ребенка во время родов, у которого из утробы матери уже показалась головка, не считалось бы убийством в уголовно-правовом смысле. Это представляется неправильным даже потому, что в УК 1996 г. (в редакции 2003 г. и введен в действие 2005 г.) введена статья, устанавливающая ответственность за лишение жизни ребенка матерью сразу же после родов или во время их (ст. 106 УК РФ) и Уголовный кодекс называет такие действия убийством. Поэтому более правильной, в этом случае, представляется позиция Б. Сарыева, который считает, что «…не просто начало родов, а тот его момент, когда плод стал виден из утробы матери (и стал, таким образом, сам по себе доступен посягательствам), и следует признать с точки зрения уголовного права началом жизни. Именно с этого момента всякие попытки умертвить плод становятся убийством».

В настоящее время определить, какой момент считать началом жизни, позволяют приказ Минздрава РФ и постановление Государственного комитета РФ по статистике от 4 декабря 1992 года «О переходе на рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения», а также разработанная на их основе Инструкция «Об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода».

Из положений Инструкции следует, что начальным моментом жизни человека считается момент, когда констатируется полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма беременной, то есть когда плод отделился от организма роженицы, за исключением пуповины, которая не перерезана, и у плода имеется дыхание и сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольные движения мускулатуры. При наличии хотя бы одного из указанных признаков младенец признается живорожденным. Умышленное или неосторожное лишение этих признаков должно рассматриваться как посягательство на жизнь человека. Состояние живорожденности не следует путать с состоянием жизнеспособности. Степень живорожденности не следует путать со степенью жизнеспособности. Степень жизнеспособности определяется после констатации факта рождения малыша живым.

Очень интересно складывается обстановка на практике. По результатам анкетирования среди судебно-медицинских экспертов 4 из 5 исходят из того, что моментом начала жизни является мгновение, с которого организм ребенка способен самостоятельно функционировать и полностью отделен от организма матери. Лишь один судебно-медицинский эксперт разделяет позицию Б. Сарыева - тот момент, когда плод стал виден из утробы матери. Из 15 следователей СУ СК при прокуратуре РФ по результатам анкетирования 8 человек определяют начало жизни исходя из положений Инструкции «Об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода», 6 следователей солидарны с судебно-медицинскими экспертами и один началом жизни считает момент, когда плод стал виден.

Интересным выдался комментарий одного судебно-медицинского эксперта, который пояснил, что с медицинской точки зрения, плод считается полноценным членом общества (человеком) с 7 месяцев беременности, с этого момента аборт будет являться незаконным, за исключением случаев, которые будут выявлены лечащим врачом.

Следовательно, на практике также нет единого мнения по этому вопросу. Почти равное количество в первом вопросе анкетирования набрали 1 и 2 варианты ответов. Думается, необходимо разъяснение, учитывая медицинские и юридические основания, Верховного Суда РФ в данном проблемном вопросе.

Согласно ст. 9 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» момент смерти человека в настоящее время увязывается с констатацией необратимой гибели всего головного мозга.

Исходя из подобного определения границ человеческой жизни, можно сделать вывод, что любое умышленное противоправное посягательство на жизнь другого человека в рамках этих границ, причиняющее смерть, является убийством.

Для того, чтобы уголовно-правовой механизм защиты жизни в полном объеме выполнял свои функции (как карательные, так и превентивные) и обстоятельства совершённого убийства соответствовали строгости наказания, нужно, чтобы совершённое преступление было правильно квалифицировано.

Непосредственным объектом убийства, предусмотренного ст. 105 УК РФ, является право конкретного человека на жизнь. Данная статья состоит из двух частей. В части первой предусмотрена ответственность за убийство без квалифицирующих признаков и привилегирующих обстоятельств.

Объективная сторона преступления включает в себя: а) деяние (действие или бездействие); б) результат в виде смерти; в) причинную связь между деянием и наступившей смертью.

Убийство человека - это акт осознанного волевого поступка, выраженный в физическом или психическом воздействии на потерпевшего, например, удар топором по голове, дача яда, внушение страха.

Убийство, совершаемое путем психического насилия, - редко встречающееся посягательство на жизнь. Однако в настоящее время с расширением способов и методов воздействия на психическую сферу человека не исключается убийство человека таким путем.

Обязательным признаком объективной стороны убийства является причинная связь между совершенным виновным деянием и наступившей смертью. Для констатации причинной связи следует тщательно проверить, явилась ли смерть потерпевшего необходимым следствием деяния виновного.

К простому убийству практика относит убийство в драке, из мести, ревности. Часто убийства, предусмотренные ч. 1 ст. 105 УК, совершаются из ревности, которая возникает в связи с действительными или мнимыми фактами нелояльного отношения объекта любви к виновному. Убийство из мести возможно в случаях отказа от продолжения супружеских отношений, сожительства, дружбы, делового сотрудничества, неуплаты долга и др.

С субъективной стороны названное преступление характеризуется умышленной виной в виде прямого или косвенного умысла. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается, что если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный, осознавая общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.). Мотивами преступления, кроме названных, могут быть зависть, карьеризм, за исключением обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105, в статьях 107, 108 УК РФ (убийство в состоянии психофизиологического аффекта или убийство при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление).

Субъектом преступления может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В науке уголовного права убийство традиционно делится на простое, квалифицированное и привилегированное. В этой работе первое и последнее нас интересовать не будет. Что касается квалифицированного, то в уголовно-правовой науке существует несколько подходов к классификации его признаков. В частности, Э.Ф. Побегайло предложил следующую:

·отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъекту;

·относящиеся к субъективной стороне;

·относящиеся к объекту;

·относящиеся к объективной стороне.

Такой же классификации поддерживается и Б. Сарыев.

Несколько иную предложил Н.И. Загородников:

·признаки, относящиеся к субъективной стороне, которые в некоторых случаях также характеризуют общественную опасность субъекта (хулиганский мотив также отрицательно характеризует и преступника).

·признаки, характеризующие субъекта.

·признаки, характеризующие способ совершения преступления.

В рамках данного дипломного исследования представляется необходимым остановиться на характеристике субъективных обстоятельств, относящихся к мотивации и целевым установкам виновного. К ним относятся преступления, совершенные: по мотиву кровной мести; из корыстных побуждений или по найму; из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение; по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; с целью использования органов и тканей потерпевшего.

Важно заметить, что данные признаки не могут сочетаться между собой при квалификации одного убийства, т. к. убийство является таким преступлением, которое совершается с каким-либо одним мотивом или целью (мотивы и цели, конечно, могут сочетаться, но только один мотив и одна цель могут быть доминирующими).

Кроме того, особому вниманию подлежат квалифицирующие признаки, характеризующие субъектный состав убийства - множественность субъекта: убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.


Глава II. Спорные вопросы квалификации групповых форм соучастия при убийстве по действующему уголовному законодательству Российской Федерации


Одним из критериев деления соучастия на формы является время возникновения сговора между соучастниками о совершении преступления. В соответствии с ним различают соучастие без предварительного сговора и соучастие с предварительным сговором.

В п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ выделяется три вида группового убийства:

) убийство группой лиц (без предварительного сговора);

) убийство группой лиц по предварительному сговору;

) убийство организованной группой.

В соответствии с п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» при квалификации убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст.35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения).

Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица). В тех случаях, когда исполнитель убийства был один, действия организатора, подстрекателей и пособников не могут быть квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Если преступление совершается только лицами, непосредственно выполняющими объективную сторону преступления, то налицо соисполнительство («простое соучастие»).

Если «простое соучастие» - это соисполнительство, то «сложное соучастие» можно условно обозначить как «соисполнительство + сопомощничество». Действительно, и подстрекатель, и пособник, и организатор, в общем-то, так или иначе, все помогают (оказывают помощь) исполнителям выполнить объективную сторону преступления, выступая в роли «сопомощников».

В п. «в» ч.1 ст.63 УК РФ указывается такое отягчающее наказание обстоятельство, как: «совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации)». В п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, по существу, повторяется приведенная выше формулировка, в ней только не упоминается о «преступном сообществе».

Члены преступного сообщества, принимавшие участие в сговоре об убийстве конкретного лица, в случае совершения данного преступления должны нести ответственность за убийство на тех же основаниях, что и члены организованной группы. Их действия необходимо квалифицировать по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, а также по ст. 210 УК РФ. Что касается других членов преступного сообщества, которые не принимали участия в организации убийства и не подстрекали к нему, не были пособниками и не были осведомлены о нем, то они не должны нести ответственности за его совершение.

В соответствии с п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. Убийство по предварительному сговору группой лиц означает, что между соисполнителями имеется соглашение (договоренность) на объединение усилий для того, чтобы лишить жизни потерпевшего. При этом, как правило, такое убийство совершается с прямым умыслом. Однако не исключатся возможность и косвенного умысла. Например, когда соисполнители, договариваясь «проучить» потерпевшего, жестоко избивают его, при этом безразлично относясь к причинению смерти, сознательно допуская её наступление.

Предварительность сговора означает, что договоренность (соглашение) на убийство достигается до начала выполнения объективной стороны преступления (лишения жизни), то есть на стадии приготовления. На стадии покушения возможно лишь присоединение к уже совершаемому убийству, и признака предварительного сговора не будет. Такое убийство следует квалифицировать по признаку «группа лиц».

Сговор на убийство может состояться задолго до совершения преступления или непосредственно перед лишением жизни потерпевшего, что не влияет на квалификацию преступления, но может быть учтено судом при назначении наказания.

Сговор возможен в форме:

) вербальной (устная словесная договоренность);

) невербальной (письменное соглашение в любой форме, конклюдентные действия: взгляды, кивок головы, взмах руки и т.п.).

Возможно сочетание указанных форм для достижения преступной договоренности.

Сговор может быть очным и заочным (через посредников). Отдельно хотелось указать, кем будут считаться посредник и заказчик в сговоре с точки зрения теории соучастия. Наиболее интересным представляется анализ заказного убийства, участниками которого кроме исполнителя являются заказчик (наниматель) и посредник. Общераспространено заблуждение, что заказчика убийства всегда нужно признавать организатором этого преступления. Заказчик всегда склоняет другое лицо к преступлению и оплачивает преступную деятельность. Но этого вовсе не достаточно для того, чтобы признать заказчика организатором убийства. Нужно также установить, что заказчик сообщил склоненному им лицу план совершения убийства. Причем не обязательно, чтобы заказчик сам разработал план. Его может разработать и третье лицо по поручению заказчика. Если заказчик не сообщает склоненному им лицу план преступного посягательства, то он, на мой взгляд, является подстрекателем убийства, совершенного по найму. При этом заказчик-подстрекатель может одновременно выполнять функции пособника.

Мурманским областным судом Фатуллаева признана виновной в подстрекательстве к убийству по найму своего мужа и пособничестве в этом преступлении. Она убедила Пронину подыскать исполнителя убийства, через нее передавала деньги исполнителю за совершение преступления и участвовала вместе с Прониной в сокрытии следов преступления. Действия Фатуллаевой суд квалифицировал по ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Таким образом, заказчик, в зависимости от выполняемых им функций, является организатором или подстрекателем заказного убийства. Если он не участвовал в исполнении преступления, его действия надо квалифицировать по ч. 3 или ч. 4 ст. 33 и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Так же нет единого мнения об уголовно-правовой оценке действий посредника заказного убийства. Некоторые полагают, что посредник может выступать в роли подстрекателя или пособника, другие - может быть организатором или подстрекателем. Правильной представляется позиция некоторых авторов, посредник может быть пособником, подстрекателем или организатором.

Если посредник не склоняет исполнителя к совершению преступления, а лишь выполняет отдельные поручения заказчика (например, передает его указания, аванс за убийство и т.п.), то он является пособником заказного убийства.

Если в функции посредника входит склонение исполнителя к совершению убийства, то такой посредник является подстрекателем. При этом он может быть и пособником.

Если же посредник сообщает исполнителю или другому посреднику план убийства, содержащий указание на конкретную жертву и способ посягательства, то такой посредник является организатором преступления.

Сговор следует считать предварительным и в случае достижения договоренности на убийство в процессе совершения другого преступления (например, в ходе избиения потерпевшего у виновных возникает умысел на лишение его жизни, который они реализуют совместными действиями).

В уголовно-правовой теории и в судебной практике остается дискуссионным и неоднозначно решается вопрос о квалификации причинения смерти потерпевшему несколькими лицами, когда только один является субъектом убийства, а остальные участники не подлежат уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости.

Подавляющее большинство ученых считает, что квалификация убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ возможна только в том случае, когда имеется как минимум два субъекта (соисполнителя) преступления. Если же из всех лиц, непосредственно участвовавших в совершении общественно опасного деяния, только один является субъектом убийства, то содеянное не может быть квалифицировано как совершенное группой лиц.

Другие ученые считают, что для квалификации убийства группой лиц не обязательно, чтобы все участники были субъектами преступления. Достаточно наличия совместности действий нескольких человек при совершении конкретного общественно опасного деяния, независимо от того обстоятельства, что уголовной ответственности подлежит только один из них, который является субъектом убийства.

Не менее интересным, по результатам анкетирования следователей, выдался и этот вопрос. Из 15 следователей один солидарен с большинством ученых - квалификация убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ возможна только в том случае, когда имеется как минимум два субъекта (соисполнителя) преступления. А остальные разделили своё мнение 50х50. 7 следователей применяют на практике в данном случае п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ и считаю, что для квалификации группой лиц не обязательно, чтобы все участники были субъектами преступления. Достаточно наличие совместных действий нескольких человек при совершении конкретного общественного деяния, а остальные 7 квалифицируют как покушение на убийство группой лиц по предварительному сговору по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Невменяемые и малолетние не могут участвовать в совершении преступления, так как не признаются субъектами преступления в силу ст.ст.20 и 21 УК РФ. Поведение указанных лиц для уголовного закона относительно привлечения к уголовной ответственности безразлично, так же как безразлично поведение животных, работа специальных автоматизированных конструкций (роботов и т.п.).

Очевидно, что использование виновным лицом при убийстве дрессированных животных (собак, обезьян и др.) или роботов-киборгов, несмотря на повышенную опасность такого деяния, не будет квалифицироваться как совершенное в соучастии.

Кроме того, в ч. 1 ст. 35 УК дается понятие преступления, совершенного группой лиц. Таковым считается преступление (а не общественно опасное деяние!), если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя… А в соответствии с ч.2 ст.33 УК исполнителем признается лицо, … непосредственно участвовавшее в совершении преступления совместно с другими лицами (соисполнителями).

Следовательно, соисполнительство предполагает наличие хотя бы двух субъектов преступления (вменяемых и достигших 14 или 16-летнего возраста), каждый из которых выполняет хотя бы часть объективной стороны убийства. Невменяемые и малолетние не могут быть исполнителями преступления, поскольку они совершают общественно опасные деяния, а не преступления.

Однако при убийстве с использованием животных (механизмов и т.п.) субъект осознает этот факт, понимая, что совершает преступление единолично. В случаях с малолетними и невменяемыми лицами субъект убийства может заблуждаться и не осознавать факта совершения преступления с не субъектами убийства. Думается, в зависимости от этого квалификация должна осуществляться по-разному.

Если виновный осознает, что привлекает к совершению убийства не субъектов преступления (малолетнего или невменяемого), то его действия следует квалифицировать по ч.1 ст.105 УК РФ при отсутствии других квалифицирующих признаков, поскольку отсутствуют и субъективные, и объективные признаки соучастия.

Если же лицо не осознает того факта, что совершает убийство совместно с не субъектами преступления, и желает причинить смерть потерпевшему именно с их участием, то квалификация должна осуществляться по направленности умысла виновного как покушение на убийство группой лиц по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ, поскольку имеется субъективный (направленность умысла) и отсутствует объективный критерий (наличие группы лиц в уголовно-правовом смысле) соучастия.

Исполнителями убийства, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору могут признаваться только лица, принимавшие непосредственное участие в лишение жизни потерпевшего. Ошибочными являются решения суда о квалификации действий других участников преступления, не являющихся его исполнителями, по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ. Так, изменен приговор Нижегородского областного суда по делу Тарабуреных, их действия переквалифицированы с п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ на ч.1 ст.105 УК РФ. Судом установлено, что лишение жизни потерпевшего выполнено одной Табуриной, которая наносила удары ножом потерпевшему. Табурин непосредственного участия в лишении жизни не принимал, но путем уговоров склонил Табурину к совершению преступления, а также содействовал его совершению советами, указаниями и устранением препятствий, заранее обещая скрыть следы преступлений. Его действия содержат объективную сторону пособничества в убийстве: в частности, обещание зарыть труп, дача советов и указаний - какой именно взять нож, как наносить те или иные удары и куда.

В рамках анализа квалифицированного состава убийства, предусмотренного п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, существует ряд теоретических проблем, в частности, вопрос, не разрешенный постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве» о квалификации убийства, совершенного по предварительному сговору двумя и более лицами, когда потерпевшими стали два и более человека, причем каждый виновный убивал одного. Представляется, что такое убийство следует считать единым преступлением, вменяя одновременно п. «а» и п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ (убийство группой лиц по предварительному сговору и убийство двух и более лиц).

На практике, исходя из результатов анкетирования, почти все следователи ответили, что данный состав убийства квалифицируется по пунктам «а» и «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Лишь один из практиков квалифицировал каждому часть 1 ст. 105 УК РФ.

Изучение судебной практики показывает, что значительная часть убийств совершается по предварительному сговору группой лиц. Так, в 2007 году в Нижегородском областном суде Еристов и Бабкин были осуждены за ряд краж, разбойных нападений, причинение тяжкого вреда здоровью и убийство по предварительному сговору, а Багаутдинов - заранее обещанное укрывательство особо тяжких преступлений. По эпизоду с убийством, было установлено, что в ночь на 3 января 2006г. около 3 часов собравшись уехать домой в Дзержинск, Бабкин и Еристов подошли на стоянку такси, расположенную на пл. Минина г. Нижнего Новгорода. Там подошли к ранее незнакомому таксисту Селюку С.В. и договорились с ним о поездке. Пока они приехали в Дзержинск, у Бабкина и Еристова возник умысел на совершение разбойного нападения и убийства Селюка. После чего Еристов пошел в квартиру, якобы за деньгами, а Бабкин остался с водителем. Через некоторое время Селюк стал спрашивать его, когда же Еристов принесет деньги. Бабкин убедил таксиста, что, скорее всего мать не дает денег, так как думает, что они нужны для выпивки, и предложил потерпевшему подняться с ним в квартиру, чтобы подтвердить необходимость оплаты проезда. Поверив в его объяснения, Селюк С.В. пошел с ним в квартиру, при этом зашел туда первым, а Бабкин следом за ним. Заперев входную дверь, Бабкин затем прошел в комнату, якобы за деньгами. Там, взяв бейсбольную биту и выйдя обратно в коридор, где находился Селюк, нанес последнему удар битой в бровь, отчего тот упал. Далее он нанес еще несколько ударов по телу. Еристов также подключился к избиению Селюка и нанес тому несколько ударов ногами. После этого они похитили у потерпевшего все имущество, которое последний имел при себе. После этого Бабкин и Еристов отвезли Селюка на кладбище г. Дзержинска, чтобы убить его и скрыть там труп. Приехав на кладбище, Бабкин и Еристов битами, взятыми из квартиры, с целью убийства, стали наносить таксисту удары по голове, отчего тот упал. Затем Бабкин и Еристов продолжали избивать потерпевшего битами по голове и телу. После того, как таксист умер, они засыпали его тело снегом между оградами могил. После этого, сев в автомобиль потерпевшего, поехали с кладбища домой.

В 2009 году в Нижегородском областном суде Трухин и Ворохиди были осуждены за кражу и убийство по предварительному сговору. По эпизоду с убийством было установлено, что 13.04.2008 года, около 3 часов, Трухин и несовершеннолетний Ворохиди пришли в квартиру, в которой проживал знакомый Ворохиди - Хабиров.

Находясь в квартире, Хабиров предложил Трухину вступить с ним в половую связь, на что Трухин отказался и решил уйти из квартиры, однако, сделать этого не смог, так как входная дверь квартиры отказалась закрытой на ключ Хабировым. В связи с этим Трухин предложил Ворохиди отобрать у Хабирова ключи от входной двери и уйти из квартиры, на что Ворохиди согласился. Затем Трухин и Ворохиди разработали план ухода из квартиры Хабирова, в соответствии с которым Ворохиди должен был вступить в половую связь с Хабировым и, тем самым, отвлечь внимание последнего от Трухина, который, в этот момент, угрожая Хабирову ножом, должен потребовать у последнего ключи от квартиры. Завладев ключами от входной двери, Трухин и Ворохиди собирались из квартиры уйти.

Реализуя указанный план, дождавшись, когда Хабиров зашел в ванную, Ворохиди взял на кухне квартиры нож и передал его Трухину. Выйдя из ванной, Хабиров предложил пройти Ворохиди в спальню, с целью вступить с ним в половую связь, Ворохиди согласился и прошел с Хабировым в спальню, где они легли на кровать. В это время Трухин, зайдя в спальню, подошел к кровати, на которой лежали Ворохиди с Хабировым, и, приставив к телу Хабирова имевшийся у него нож, потребовал от последнего передать ему ключи от входной двери квартиры. На требование Трухина, Хабиров скинул с себя Трухина, который в ходе высказывания угрозы пытался прижать к кровати Хабирова с целью подавления противодействия с его стороны, и, вскочив с кровати, стал отбирать у Трухина нож. В этот момент Ворохиди выбежал из спальни на кухню, где взял другой нож, вернулся в спальню, и, действуя умышленно, с целью убийства Хабирова, нанес последнему удар клинком ножа в шею. В это время Трухин умышленно, с целью убийства, нанес Хабирову удар клинком имевшегося у него ножа в область спины. Затем, продолжая свои противоправные действия, Ворохиди и Трухин нанесли Хабирову множественные удары клинками ножей по голове, шеи и спине последнего, от чего потерпевший скончался.

Так же Нижегородским областным судом в 2009 году были осуждены Зеленов и Коптев по нескольким эпизодам, включая убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору из корыстных побуждений. 07.04.2009 около 21 часа, Зеленов И.Ю. и Коптев В.А., являющиеся наркозависимыми лицами, находясь в квартире Коптева В.А., с целью получения денежных средств на приобретение наркотических веществ вступили между собой в преступный сговор на хищение чужого имущества путем совершения разбойного нападения на водителя такси и его убийство, сопряженное с разбоем.

При этом Зеленов И.Ю. и Коптев В.А. разработали план совершения преступления и распределили между собой роли. В соответствии с отведенной ему ролью Зеленов И.Ю. должен был взять с собой имевшуюся в квартире Коптева В.А. веревку и, находясь на заднем пассажирском сиденье автомобиля, по условному сигналу напасть на водителя, накинув ему на шею веревку. В свою очередь, Коптев В.А. должен был взять с собой нож, и, находясь на переднем пассажирском сиденье автомобиля, по условному сигналу также напасть на водителя и нанести ему удары ножом в область груди. В качестве условного сигнала к началу нападения Зеленов И.Ю. и Коптев В.А. определили момент, когда водитель заглушит двигатель автомобиля.

Реализуя совместный преступный умысел 07.04.2009 после 21 часа, Зеленов И.Ю. и Коптев В.А., заранее распределив между собой роли и взяв соответственно веревку и нож, которые они намеревались использовать в качестве оружия в ходе разбойного нападения и убийства водителя, пришли на ул.Тимирязева Советского района г.Н.Новгорода, где остановили автомобиль ВАЗ-21120, государственный регистрационный знак С511 ОХ/52 под управлением ранее им незнакомого Дуланова Э.М., попросив его отвезти их на ул.Артельную Советского района г.Н.Новгорода. После согласия Дуланова Э.М. в соответствии с заранее распределенными ролями, Зеленов И.Ю. сел на заднее пассажирское сиденье автомобиля, а Коптев В.А.- на переднее пассажирское сиденье.

.04.2009 около 22 часов, после того, как Дуланов Э.М. подъехал на ул. Артельную Советского района г.Н.Новгорода и заглушил двигатель автомобиля, Зеленов И.Ю., действуя умышленно, совместно и согласовано, группой лиц по предварительному сговору с Коптевым В.А, с целью причинения смерти Дуланову Э.М. и хищения его имущества путем разбоя, напали на него. При этом, Зеленов И.Ю., применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, действуя умышленно, с целью убийства потерпевшего и завладения его имуществом, накинул на шею Дуланова Э.М. веревку, и используя ее в качестве оружия, стал затягивать ее на шее, перекрывая тем самым доступ кислорода в легкие потерпевшего. В это время Коптев В.А., применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, действуя умышленно, с целью причинения смерти Дуланову Э.М. и хищения его имущества путем разбоя, нанес имевшимся у него ножом, который использовал в качестве оружия, множественные удары в область груди и шеи потерпевшего.

В результате совместных преступных действий Зеленова И.Ю. и Коптева В.А. потерпевшему Дуланову Э.М. причинены телесные повреждения в виде множественных колото-резаных ранений грудной клетки, рассечения 5-го ребра справа по среднеключичной линии, а также асфиксия, которые вызвали причинение тяжкого вреда по признаку опасности для жизни. Смерть Дуланова Э.М. наступила от множественных колото-резаных ранений грудной клетки и асфиксии в результате удушения.

Между действиями Зеленова И.Ю., Коптева В.А., телесными повреждениями, обнаруженными у Дуланова ЭМ., и смертью последнего имеется прямая причинно-следственная связь.

Суды не всегда достаточно четко проводят различие между убийством, совершенным группой лиц, и убийством группой лиц по предварительному сговору. Так, Тюменским областным судом Николаев и Кириллов были осуждены за убийство Кулакова, совершенное по предварительному сговору. Такая квалификация обосновывалась тем, что во время ссоры с потерпевшим виновные, действуя согласованно, совместно избивали его руками и ногами, нанося удары по голове. Их совместными действиями потерпевшему были причинены повреждения, от которых он на месте преступления скончался. Президиум Верховного Суда РФ не согласился с такой оценкой действий виновных и изменил в этой части приговор и кассационное определение, указав, что вывод о совершении убийства по предварительному сговору был сделан судом лишь исходя из факта совместных согласованных действий виновных при избиении потерпевшего и причинении ему смерти. Однако этого не достаточно для утверждения того, что между осужденными еще до убийства был предварительный сговор на совершение данного преступления, и, поскольку каких-либо доказательств, подтверждающих наличие у них такого сговора на убийство, в деле не имелось, такой квалифицирующий признак, как убийство по предварительному сговору, был исключен из решений предыдущих судебных инстанций.

В одном из обзоров судебной практики по делам об убийствах сформулированы следующие основания квалификации убийства как совершенного группой лиц по предварительному сговору. Для этого требуется, во-первых, чтобы до начала действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего, между исполнителями состоялась договоренность (выраженная в любой форме) на совершение убийства. Во-вторых, чтобы два и более лица приняли непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего. И если убийство совершало одно лицо, а другое выступало в роли организатора, подстрекателя или пособника, содеянное не может квалифицироваться как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. В-третьих, необходимо условие, чтобы все исполнители преступление применяли к потерпевшему насилие и совместно действовали с умыслом, направленным на совершение убийства. При этом не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них, например, один подавляет сопротивление потерпевшего, лишает его возможности защититься, а другой причиняет ему смертельные повреждения. Приведу пример из судебной практики.

Суд справедливо квалифицировал как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, действия братьев Карамазовых - Александра и Алексея. Они находились вместе с Печориной и Замякиной на речном острове. Между Печориной и Александром Карамазовым возникла ссора, в ходе которой тот ударил Печорину в лицо и выбил ей зубной протез. Та заявила, что о случившемся она сообщит в милицию. Услышав это, Александр сказал Алексею, что нужно убить обеих женщин, с чем тот согласился. Когда братья Карамазовы вместе с женщинами стали переправляться на лодке через реку, Александр Карамазов с целью убийства нанес ножом несколько ударов Печориной, а затем и Замякиной, которую в это время удерживал Алексей Карамазов, лишая ее возможности сопротивляться. Несмотря на то, что смерть потерпевших непосредственно наступила в результате действий Александра Карамазова, суд обоснованно признал не только последнего, но и Алексея Карамазова виновным в убийстве Замякиной и правильно квалифицировал его действия по п. «ж». ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное по предварительному сговору.

Осужденные часто отрицают предварительный сговор на совершение убийства. Так, по приговору Архангельского областного суда Петров, Листьев и Голубев были осуждены по п.п. «ж», «з» и «к» ч.2 ст. 105 и по ст. 162 УК РФ за убийство организованной группой и разбойное нападение, совершенное с целью завладения имуществом. В кассационных жалобах адвокаты осужденных отрицали предварительный сговор на убийство и разбойное нападение, и наличие организованной группы. Сами осужденные отрицали совершение убийства. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, отклоняя кассационные жалобы, указала, что «о наличии сговора и умысла на убийство и разбойное нападение организованной группы осужденных свидетельствует следующие обстоятельства, установленные судом: предварительное планирование совершения преступления; выбор объекта нападения, разработка мер по устранению препятствий, распределение ролей между всеми участниками группы, подготовка орудий преступления, разработка тактики поведения каждого после совершения преступления, сокрытие следов и орудий преступления».

В последние годы появилась тенденция совершения убийств организованными группами, которые создаются для одного или нескольких убийств. Чаще всего это группы, организованные для ограбления граждан или организаций, которые включают в арсенал своих действий и убийства с целью завладения, например, квартирами, автомашинами или деньгами, принадлежащими гражданам или организациям. Выявилась также тенденция организации профессионального подхода к совершению убийств. В ряде городов Сибири, Урала, в Санкт-Петербурге, Москве были разоблачены организованные группы, для которых убийство стало преобладающим, если не единственным, способом получения средств к существованию, точнее к «прожиганию жизни». В числе участников таких организованных групп бывшие военнослужащие, прошедшие Афганистан, Чечню, бывшие спортсмены, работники правоохранительных органов и др. В Московском регионе была выявлена организованная группа (банда) профессиональных убийц, которые совершали убийства по найму, получая заказы на уничтожение конкретных жертв. Членами банды были преимущественно работники милиции (курсанты Московской школы милиции и сотрудники милиции). Киллеры брали заказы на убийства через «координатора» - также работника органа внутренних дел и, совершая их, получали деньги. Действовали они часто обособленно, по одному, иногда совместно - по два человека. В Москве, Рязани, Ярославле членами банды было совершено более 10 убийств. Представляется, что их действия подпадают под признаки организованной группы, созданной для совершения убийств.

Что касается Нижнего Новгорода, то в 2009 году Нижегородским областным судом было рассмотрено нашумевшее дело о зверском убийстве организованной группой бывшего Председателя Нижегородского отделения СТД РФ Г.В. Сорокиной. Из материалов уголовного дела следует, что в один из дней февраля 2009 года в помещении ТЦ «Муравей», ранее знакомые и состоящие в дружеских отношениях Джафаров Ф. и Абдуллаев Р.Ф. из корыстной заинтересованности объединились в организованную группу для совершения убийств двух лиц - Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В., а также хищения путем разбойного нападения ценного имущества и денежных средств, принадлежащих Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В. в особо крупном размере, куда вовлекли в качестве члена группы ранее знакомого Омарова А.Г.

Реализуя свой преступный умысел, в один из дней февраля 2009 года в помещении ТЦ «Муравей», Джафаров Ф., Абдуллаев Р.Ф. и Омаров А.Г., с целью незаконного обогащения разработали план совершения преступлений и предусмотрели меры конспирации, затрудняющие их поиск правоохранительными органами.

Согласно разработанному плану, Джафаров Ф., будучи знакомым с Сорокиной М.А., достоверно зная, что та передвигается на автомашине «Toyota-Camry» и обладает значительной суммой денежных средств, должен был пригласить ее в один из дней марта 2009 года на встречу. Встретившись с Сорокиной М.А., Джафаров Ф. должен был сесть за руль автомашины «Toyota-Camry» и управляя ею, прибыть на автостанцию «Сенная», где его должны были ожидать участники организованной группы Омаров А.Г. и Абдуллаев Р.Ф. После чего Джафаров Ф., вводя Сорокину М.А. в заблуждение относительно истинности своих намерений, должен был на автостанции «Сенная» г.Н.Новгорода под предлогом подвезти своих знакомых остановить автомашину и посадить в нее Омарова А.Г. и Абдуллаева Р.Ф., после чего прибыть в безлюдное место, где участники организованной группы договорились, для получения информации о месте нахождения ценного имущества и денежных средств, принадлежащих Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В., применить к Сорокиной М.А. пытки, а получив такую информацию, убить потерпевшую, завладев путем разбойного нападения ценным имуществом, находящемся при ней, в том числе автомашиной ««Toyota-Camry». После совершения убийства Сорокиной М.А., Омаров А.Г., Джафаров Ф. и Абдуллаев Р.Ф. договорились проехать к месту проживания Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В., где обыскать квартиру, похитить путем разбойного нападения денежные средства и ценное имущество и совершить убийство Сорокиной Г.В. В соответствии с преступным планом, похищенное имущество предполагалось поделить между Джафаровым Ф., Омаровым А.Г. и Абдуллаевым Р.Ф., а автомашину «Toyota-Camry» сбыть в г.Москва двоюродному брату Омарова А.Г. Исакову И.Г.

Для реализации своего преступного умысла и в целях конспирации Джафаров Ф., Абдуллаев Р.Ф. и Омаров А.Г. в магазинах г.Н.Новгорода в один из дней начала марта 2009 года приобрели для использования в ходе обыска квартиры Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В., три пары строительных перчаток, чтобы не оставлять своих отпечатков пальцев рук; фонарь, для освещения квартиры в ночное время; для связи между собой и Сорокиной М.А. три Sim-карты телефонного оператора сотовой связи «ТЕЛЕ 2» и два сотовых телефона; а также предметы, для применения пыток и совершения убийств: рыболовную леску, два болта, нож, липкую ленту «скотч». Из приобретенных рыболовной лески и двух болтов Джафаров Ф. и Абдуллаев Р.Ф., с целью реализации задуманного, изготовили удавку. Подготовившись к совершению особо тяжких преступлений и распределив между собой роли, Джафаров Ф., Омаров А.Г. и Абдуллаев Р.Ф. решили совершить преступления 5 марта 2009 года.

С этой целью 05.03.2009 в вечернее время Джафаров Ф., Абдуллаев Р.Ф. и Омаров А.Г. встретились в ТЦ «Муравей» и подтвердили свои намерения на совершение преступлений в отношении Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В., где Джафаров Ф. передал Омарову А.Г. ранее приобретенный нож, а Абдуллаев Р.Ф. вооружился удавкой, взял с собой заранее приготовленные для совершения преступлений фонарик, липкую ленту «скотч» и перчатки.

Джафаров Ф., действуя совместно и согласованно с Омаровым А.Г. и Абдуллаевым Р.Ф., в составе организованной преступной группы, согласно заранее разработанному плану на совершение преступлений и отведенной ему ролью, с ранее приобретенного сотового телефона, используя Sim-карту телефонного оператора «ТЕЛЕ 2», позвонил Сорокиной М.А., и договорился с ней о встрече около торгово-развлекательного комплекса «Шоколад».

Абдуллаев Р.Ф. и Омаров А.Г. с удавкой, ножом, липкой лентой «скотч», строительными перчатками, фонарем, которые планировали использовать при убийстве Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В., и хищении принадлежащих им денежных средств и ценного имущества, а также телефонным аппаратом для связи с Джафаровым Ф., действуя в составе организованной группы по предварительному сговору с членами группы и в соответствии с отведенной им ролью, проследовали до автостанции «Сенная» г.Н.Новгорода.

Встретившись с Сорокиной М.А., Джафаров Ф. с ее согласия сел за руль автомашины «Toyota-Camry», после чего совместно с потерпевшей прибыл, согласно ранее разработанному плану, на автостанцию «Сенная» г.Н.Новгорода, где его ожидали Омаров А.Г. и Абдуллаев А.Ф. В соответствии с отведенной в совершении преступлений ролью, Джафаров Ф., остановил автомашину и под предлогом подвезти своих знакомых, обманывая Сорокину М.А. относительно истинности своих намерений, посадил на заднее сидение автомашины Омарова А.Г. и Абдуллаева Р.Ф.

После чего, с целью реализации своего преступного умысла, направленного на убийство и завладение путем разбойного нападения ценным имуществом и денежными средствами Сорокиной М.А. и Сорокиной Г.В., Джафаров Ф., совместно с Абдуллаевым Р.Ф. и Омаровым А.Г., на автомашине Сорокиной М.А. под управлением Джафарова Ф. прибыл в ночное время в безлюдное неосвещенное место.

Остановив автомашину, Джафаров Ф., действуя совместно и согласованно по предварительному сговору с другими членами организованной группы, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью, подал Абдуллаеву Р.Ф., находящемуся на заднем правом пассажирском сиденье автомашины, условный сигнал к нападению, после чего тот, применяя насилие опасное для жизни и здоровья, напал на Сорокину М.А., накинув, имеющуюся у него удавку, используя ее в качестве оружия, на шею, находящейся на переднем пассажирском сиденье автомашины потерпевшей и стал ее душить, перекрывая доступ кислорода в легкие.

Омаров А.Г., находящийся на заднем пассажирском сиденье, действуя в составе организованной группы с Джафаровым Ф. и Абдуллаевым Р.Ф., передал Абдуллаеву Р.Ф., находящийся при нем нож, а сам перехватил концы удавки и стал также, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшей Сорокиной М.А. душить ее.

После чего, реализуя совместный преступный умысел на убийство Сорокиной М.А. сопряженное с разбоем, Абдуллаев Р.Ф. и Джафаров Ф., вышли из автомашины, Джафаров Ф. открыл правую переднюю дверь, а Абдуллаев Р.Ф., используя нож в качестве оружия, применяя насилие опасное для жизни и здоровья потерпевшей Сорокиной М.А., действуя совместно и согласованно с Джафаровым Ф. и Омаровым А.Г., умышленно нанес ей не менее 3-х ударов ножом в жизненно-важный орган - шею, причинив ей повреждения не совместимые с жизнью.

Своими действиями Джафаров Ф., Абдуллаев Р.Ф., Омаров А.Г. причинили Сорокиной М.А. телесные повреждения.

В результате совместных преступных действий Джафарова Ф., Абдуллаева Р.Ф. и Омарова А.Г. 05.03.2009 от острой массивной кровопотери, развившейся вследствие наружного кровотечения при резаном ранении шеи с повреждением мягких тканей слюнной железы, полным пересечением внутренней яремной вены наступила смерть Сорокиной М.А.

Совершив убийство Сорокиной М.А., Джафаров Ф., Омаров А.Г. и Абдуллаев Р.Ф. действуя совместно и согласованно с целью сокрытия следов преступления, оттащили труп потерпевшей на обочину дороги, где, забросали его снегом, а так же вытерли следы крови в автомашине «Toyota-Camry» и около автомашины. После чего, Абдуллаев Р.Ф. передал Джафарову Ф. нож, и тот, для того чтобы окончательно убедиться в смерти Сорокиной М.А. нанес им, используя нож в качестве оружия, не менее 6 ударов в левое бедро потерпевшей, причинив посмертно потерпевшей множественные (6) колото-резаные ранения наружной поверхности левого бедра в средней трети.

Убедившись, таким образом, что потерпевшая Сорокина М.А. мертва, Джафаров Ф., Омаров А.Г. и Абдуллаев Р.Ф. обыскали ее сумку, где обнаружили ключи от её квартиры, а также завладели ее автомашиной «Toyota-Camry», сотовым телефоном «Samsung», так же женской сумкой.

Реализуя свой единый совместный преступный умысел Джафаров Ф., Абдуллаев Р.Ф. и Омаров А.Г. на похищенной автомашине «Toyota-Camry» для совершения убийства Сорокиной Г.В., сопряженного с разбойным нападением на жилище, прибыли к квартире Сорокиной.

Ключами, обнаруженными в сумке Сорокиной М.А., Джафаров Ф. открыл дверь, куда незаконно проникли Абдуллаев Р.Ф., Омаров А.Г. и Джафаров Ф.

Находясь в квартире, Джафаров Ф., Абдуллаев Р.Ф. и Омаров А.Г., действуя совместно и согласованно в составе организованной группы по предварительному сговору с членами группы, напали на находящуюся в одной из комнат Сорокину Г.В. После чего, Джафаров Ф., с целью получения информации о месте нахождения денежных средств в квартире, применяя к потерпевшей Сорокиной Г.В. пытки и насилие опасное для жизни и здоровья, стал сдавливать ей руками шею, перекрывая доступ кислорода в легкие, осознавая, что от его действий может наступить смерть Сорокиной Г.В., а Омаров А.Г., облегчая действия Джафарова Ф., пресекая возможное сопротивление со стороны Сорокиной Г.В., удерживал ее ноги. Получив, в результате пыток, информацию о месте нахождения денежных средств, Абдуллаев Р.Ф. обнаружил в квартире сейф, открыл его ключом, откуда, действуя совместно и согласованно в составе организованной группы по предварительному сговору с остальными членами группы, похитили денежные средства, Омаров А.Г., действуя совместно и согласованно в составе организованной группы по предварительному сговору с остальными членами группы, в одной из комнат обнаружил и похитил золотое кольцо.

После чего, Абдуллаев Р.Ф. с целью доведения совместного преступного умысла, направленного на убийство двух лиц, имеющимся при себе ножом, умышленно нанес, применяя насилие опасное для жизни и здоровья Сорокиной Г.В. удар ножом в жизненно-важный орган - шею потерпевшей.

В результате совместных преступных действий нападавших Джафарова Ф., Абдуллаева Р.Ф. и Омарова А.Г. потерпевшей Сорокиной Г.В. были причинены телесные повреждения. Резанная рана шеи сопровождалась массивным кровотечением, что привело к развитию острой массивной кровопотери, от которой непосредственно и наступила смерть Сорокиной Г.В. 05.03.2009 в её квартире.

Убедившись, что потерпевшая Сорокина Г.В. мертва, Абдуллаев Р.Ф., Джафаров Ф. и Омаров А.Г. с похищенным в особо крупном размере имуществом потерпевших с места преступления скрылись и распорядились им по своему усмотрению.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Согласно п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организационной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ.

Очевидно, что судебная практика, давая толкование УК РФ, в определении организованной группы при убийстве, с одной стороны, «теряет» такой важный её признак как устойчивость, с другой стороны, дает ограничительное толкование цели организованной группы (только совершение одного или нескольких убийств).

В юридической литературе неоднозначно решается вопрос о квалификации действий участников убийства, совершенного организованной группой.

Существует три основных подхода:

) все члены организованной группы, независимо от их роли при совершении убийства, должны признаваться соисполнителями преступления;

) членами организованной группы могут признаваться только соисполнители убийства;

) членами организованной группы могут признаваться и соисполнители убийства, и «сопомощники» (организатор, подстрекатель, пособник), но действия последних должно квалифицироваться по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ со ссылкой на соответствующую часть ст.33 УК РФ.

Судебная практика идет по первому пути. Следователи, в свою очередь, по результатам анкетирования квалифицируют неоднозначно. 6 следователей солидарный с судьями, двое дают предпочтение второму варианту и 7 - третьему.

В заключении анализа отягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, необходимо сделать следующие выводы:

) При разграничении группы без предварительного сговора, группы по предварительному сговору и организованной группы, совершившей убийство, необходимо исходить из положений ст. 35 УК РФ, п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. и сложившейся практики Верховного Суда РФ по делам об убийстве.

) Убийство группой без предварительного сговора чаще всего представляет собой лишение жизни потерпевшего в ссоре или драке, возникшей спонтанно.

) Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, подлежит квалификации:

а) при наличии только соисполнителей по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

б) при наличии, наряду с исполнителем (исполнителями), организаторов, подстрекателей и пособников по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по одной из частей ст. 33 УК РФ.

) При убийстве, совершенном организованной группой, действия всех соучастников независимо от их роли в преступлении подлежат квалификации по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и без применения ст. 33 УК РФ.

) Под преступным сговором на убийство следует понимать договоренность между соучастниками, достигнутую в течение любого промежутка времени, но до начала покушения на его совершение.

) Соисполнителями убийства следует считать лиц, которые в процессе убийства действовали согласованно, их действия были объединены единством умысла, а объективная сторона преступления, включая физическое насилие над потерпевшем, выполнялось каждым из соучастников.

) Убийство, совершенное членами преступного сообщества, подлежит квалификации по правилам квалификации убийства, совершенного организованной группой и с учетом того, что организатор преступного сообщества несет ответственность за убийство, когда оно охватывалось его умыслом, а другие члены сообщества несут ответственность, если они участвовали в его подготовке, включая обсуждение планов и деталей совершения преступления, или были осведомлены о нем; их действия подлежат квалификации по п. «ж» ч. 2 ст. 105, а также по ст.209 и ст. 210 УК РФ.


Глава III. Спорные вопросы квалификации убийств совершаемых при наличии квалифицирующих признаков, характеризующих субъективную сторону


.1 Убийство по мотиву кровной мести


Кровная месть (также вендетта, от итал. <#"justify">1)«кровная месть» - противоправная антиобщественная традиция, с которой необходимо бороться всеми силами общества, и не только уголовно-правовыми способами, но и вновь создавая примирительные комиссии и советов старейшин, в целях разъяснения общественной опасности данного деяния;

)Общественная опасность «кровной мести» заключается во включении в неё значительного числа граждан и перерастании этой антиобщественной традиции из способа урегулирования конфликтной ситуации между двумя родами и защиты прав и законных интересов конкретных граждан во внутриполитические конфликтные процессы;

)Противоправность «кровной мести» заключается в закреплении повышенной уголовной ответственности за совершенное деяние, отказ от которой может привести к еще большему внеправовому расширения сферы применения этой антиобщественной и опасной традиции совершать акт саморасправы.


3.2 Убийство из корыстных побуждений или по найму


Имевшийся ранее квалифицирующий признак убийства «из корыстных побуждений» конкретизирован путем прямого указания на такие виды, которые и прежде рассматривались как разновидности корыстного убийства.

Редакция в УК РФ данного квалифицирующего признака не меняет самого существа корыстных побуждений. Их наличие определяется тем, что убийца преследовал цель либо извлечения положительной материальной выгоды (денег, иного имущества или права на его получение, права пользования жилой площадью и т.д.). Так, убийство пассажиром водителя машины с целью избежать платы за проезд признано совершенным из корыстных побуждений.

Корыстный мотив учитывается, если он возник до убийства, а не после него. Поскольку квалифицирующим является именно мотив, фактического извлечения материальной выгоды не требуется. Если виновный преследовал иные личные выгоды неимущественного характера, данный квалифицирующий признак не может быть вменен.

Не следует отождествлять корыстные побуждения как мотив убийства с корыстолюбием, жадностью как свойством личности. Поэтому убийство кредитором неисправного должника не может квалифицироваться по п. «з», поскольку этим виновный не приобретает имущество и не избавляется от материальных затрат. Точно так же не всякое убийство на почве бытовой ссоры из-за денег или другого имущества является убийством из корыстных побуждений (например, убийство жены за отказ дать денег на выпивку или убийство знакомого в ссоре из-за отказа поделиться с ним спиртным или угостить сигаретой).

Судебная практика последовательно исходит из того, что убийство из корыстных побуждений следует квалифицировать, как убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновных или других лиц (денег, имущество или право на его получение, прав на жилплощадь и т.д.) или избавления материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, уплаты алиментов и т.д.). Так, суд правильно квалифицировал как покушение на убийство из корыстных побуждений действия Барановой, которая с целью уклонения от уплаты Болакеревой крупного долга пытались убить потерпевшую путем нанесения ударов по голове кухонным топориком, но не по зависящим от нее обстоятельствам не могла довести преступление до конца.

Убийство из корыстных побуждений может иметь место в тех случаях, когда оно было совершено из желания получить какие-либо материальные выгоды, а равно исходя их стремления избежать каких-либо материальных затрат. Например, убийство с целью завладения жилплощадью или избавления, таким образом, от уплаты алиментов. Для квалификации действий по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК не требуется, чтобы виновный завладел имуществом, приобрел материальные блага или освободился от долга или других затрат.

От убийства из корыстных побуждений следует отличать убийство из мести за посягательство на имущество виновного или за иное причинение ему какого-либо реального или мнимого имущественного ущерба (например, убийство соседа за то, что он самовольно воспользовался мотоциклом виновного).

Убийство по найму отличается от убийства из корыстных побуждений. В толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой слова «наемник», «наймит» объясняются так: «Военнослужащий наемного войска, наемный работник, тот, кто продался кому-нибудь, кто из низких, корыстных побуждений защищает чужие интересы», а прилагательное «наемный» - как «работающий, действующий, производимый по найму», глагол «нанять» - «взять на работу или во временное пользование за плату».

Выделение убийства по найму обусловлено увеличением числа таких убийств и их профессионализацией. Убийство за вознаграждение является разновидностью убийства из корыстных побуждений. Нельзя согласиться с квалификацией по п. «з» убийства, совершенного бескорыстно, по просьбе, из дружеских чувств или в благодарность за что-либо. Едва ли такое убийство можно считать совершенным по найму, как полагают некоторые юристы. Убийство по найму всегда совершается за вознаграждение, хотя и не обязательно в денежной форме. Вознаграждение может носить и иной характер. Мотивом такого убийства может служить, в частности, обещание «заказчика» устроить исполнителя убийства на высокооплачиваемую работу, обеспечить принятие в учебное заведение, продвинуть по службе.

Совершение убийства по найму нередко является разновидностью убийства из корыстных побуждений. Однако в данном составе убийство с помощью привлеченного лица необязательно связано с корыстью. Наемник может осуществить убийство во имя «моральной благодарности» со стороны влиятельного заказчика, во имя единомыслия и т.п. И такое убийство по заказу надлежит квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК по признаку убийства по найму. В подтверждение такой позиции следует сослаться на разъяснение указанного квалифицирующего признака, данное в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года: «Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ». Под иным вознаграждением следует понимать все другие выгоды нематериального порядка. У заказчика и исполнителя убийства одна общая цель - лишение жизни своей жертвы, но мотивы при этом могут не совпадать. Наряду с корыстью это может быть ревность, карьеризм, месть и др. Особенностей убийства по найму много, и поэтому заслуживает внимания предложение, высказанное в литературе, о выделении его в отдельный состав.

В повседневном юридическом обиходе и СМИ убийство по найму часто называют «заказным», хотя закон этого термина не употребляет, как и терминов «заказчик», «посредник». Как вид соучастника «заказчик» играет роль организатора убийства. Но организатором является и «посредник», то есть лицо, которое во исполнение полученного заказа подбирает исполнителей, разрабатывает план убийства и осуществляет другие действия. Здесь наблюдается два уровня (или два этапа) организаторской деятельности.

Изучение судебной практики показывает, что иногда суды ошибочно квалифицируют как совершенное из корыстных побуждений убийство, когда умысел на завладение имуществом потерпевшего возникает и реализуется после совершения убийства.

Савкин был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за совершение разбойного нападения и убийство из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем. Савкин пришел переночевать в дом к своей родственнице - тете. Она его не пустила, и между ними возникла ссора, в результате которой Савкин избил потерпевшую, причинив черепно-мозговую травму, от чего наступила ее смерть. Положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, узнала, что при таких обстоятельствах у суда не было оснований для квалификации действий Савкина как разбойного нападения, сопряженного с убийством из корыстных побуждений, и переквалифицировала его действия на п. «б» ч. 2 ст. 158 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

убийство уголовный законодательство ответственность

3.3Убийство из хулиганских побуждений


Пленум Верховного суда СССР от 22 сентября 1989 года указал, что убийства совершенные из хулиганских побуждений являются неуважением к обществу, грубым нарушением правил общежития и норм морали.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть как убийство из хулиганских побуждений, следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Для определения хулиганских побуждений необходимо обратиться к ч. 1 ст. 213 УК РФ, предусматривающей ответственность за хулиганство. Однако диспозиция ч. 1 ст. 213 лишь в самых общих чертах определяет хулиганство как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Как видно, ст. 213 УК РФ специально не упоминает о мотивах этого преступления, а лишь обрисовывает объективную сторону. Тем не менее, и формулировка объективной стороны хулиганства, содержащаяся в ст. 213 УК РФ, все же определенным образом раскрывает и содержание интеллектуального элемента субъективной стороны этого преступления, а именно сознание виновного, что его действия грубо нарушают общественный порядок и выражают явное неуважение к обществу.

Термин «хулиганские побуждения» изначально и приобрел своё содержание применительно к субъективной стороне хулиганства. Поэтому, исходя из толкования диспозиции ст. 213, можно сделать вывод, что хулиганскими мотивами являются побуждения, в основе которых лежит стремление нарушить общественный порядок, выразить свое неуважение к обществу. Разумеется, это слишком общее определение, которое может быть принято только за отправной момент.

Характерными для этого вида убийства являются не личные, а хулиганские мотивы, выражающиеся в стремлении открыто противопоставить свое поведение общественному порядку, общественным интересам, показать свое пренебрежение к окружающим, продемонстрировать цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу и пьяную «удаль», отомстить кому-либо за явно незначительную обиду, справедливо сделанное замечание о недостойном поведении в общественном месте и т.п. Нередко такие убийства совершаются без повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для убийства (например, хулиган убивает человека, не давшего ему прикурить, отказавшегося распивать с ним спиртные напитки, и т.д.), что, однако, не даёт основания считать его преступлением без мотива.

Часто хулиганские побуждения обусловлены уродливым пониманием свободы своих действий, смысл которого очень часто выражает формула «мне всё дозволено», в том числе, и убить человека. Хулиганские побуждения означают, что субъекту доставляет удовольствие само преступное деяние, само нарушение общественного порядка, что он получает удовольствие от своего антиобщественного поведения. Из этого следует, что совершая убийство из хулиганских побуждений, виновный получает удовлетворение от самого факта лишения жизни человека либо от таких действий, направленных на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу, которыми человек может быть лишён жизни при безразличном отношении к этому виновного.

Хулиганские мотивы выражаются в стремлении проявить озорство, явно противопоставить свое поведение нормам общепринятой морали и общественным интересом, выражают цинизм, удаль, молодечество. Если указанные мотивы являются установленным составом преступления, то убийство должно квалифицироваться как убийство из хулиганских побуждений.

Если виновным помимо убийства из хулиганских побуждений были совершены иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу и сопровождаемые применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 и соответствующей части ст. 213 УК.

Хулиганские побуждения порой сопряжены с другими мотивами - ревность, месть, ненависть, которые выступают основными побудительными мотивами к убийству. В этом случае необходимо уяснить, какие мотивы доминировали при совершении преступления. Убийство в указанном случае квалифицируется как неадекватное ответное действие виновного из хулиганских побуждений. Однако следует иметь в виду, что даже если установлено, что убийство совершено без видимого повода, то это является бесспорным доказательством того, что виновный действовал из хулиганских побуждений.

Убийство, совершенное виновным из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от места его совершения не должно квалифицироваться по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК.

Особую сложность на практике представляет отграничение убийства из хулиганских побуждений от убийства в драке и ссоре, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК. Правильное решение этого вопроса зависит от внимательного изучения всех обстоятельств дела и, в особенности, - от тщательного анализа субъективной стороны преступления.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Так, если зачинщиком и активной стороной в ссоре или драке являлся потерпевший, спровоцировавший столкновение, если поводом к конфликту послужили его неправомерные или аморальные действия, виновный в убийстве такого потерпевшего не может отвечать за убийство из хулиганских побуждений.

Савинов был осужден за убийство Борисова по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ. Как установлено судом, вначале Борисов избил Савинова, а тот, в ходе продолжения ссоры, через некоторое время убил Борисова. Судебная коллегия указала: «В том случае, когда поводом к конфликту послужило противоправное поведение потерпевшего, виновный не может нести ответственности за его убийство из хулиганских побуждений».

Убийство из хулиганских побуждений может быть совершено, как с прямым, так и с косвенным умыслом. Совершая данное преступление с косвенным умыслом, виновный не ставит перед собой цели убийства, но не исключает возможности наступления смерти потерпевшего и сознательно допускает её наступление.

В целом же, специфика хулиганских побуждений, их глубинная суть, зачастую скрытая от внешнего восприятия, требует от следственных и судебных органов изучения всех обстоятельств преступления, а вывод о наличии хулиганских побуждений при убийстве должен быть мотивирован.

Практика показывает, что в тех случаях, когда убийства в ссоре или драке совершаются при отсутствии хулиганских мотивов, как правило, в происшедшем бывают виноваты в той или иной степени обе стороны.

Так, Кадыков был осужден за особо злостное хулиганство и убийство Макарова из хулиганских побуждений. Из материалов дела следует, что Кадыков и Макаров в доме последнего длительное время распивали спиртные напитки. Затем между нами возникла ссора, переросшая в драку, в результате которой Кадыков и совершил убийство Макарова. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что при таких данных в действиях Кадыкова отсутствовали хулиганские побуждения и они (в этой части) должны квалифицироваться как убийство без отягчающих обстоятельств.

Если же ссору или драку спровоцировал убийца своим неправомерным или аморальным поведением, если он являлся активной стороной в этом столкновении и действовал по мотивам явного неуважения к окружающим, содеянное следует квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК.

Так, Алексеев напился, пьяным взял охотничье ружье и стал бродить по улицам села. Первый выстрел он сделал в воздух около своего дома. Вторым пристрелил собаку. Затем дважды выстрел около дома своего односельчанина, перепугав членов его семьи. Пройдя еще немного, Алексеев увидел идущую впереди Кабицкую, с которой не был даже знаком, и выстрелил в нее, причинив ей смерть. Суд правильно квалифицировал действия Алексеева как убийство из хулиганских побуждений. Виновному было безразлично, кто мог оказаться в положении потерпевшего. Ему нужен был лишь объект для внешнего выражения присущего ему стремления продемонстрировать свою пьяную «силу» и пренебрежение к обществу. Именно в этой безотносительности к определенному лицу и, наоборот, в яркой направленности против общественных норм поведения и взаимоотношений между людьми и заключается специфика хулиганского мотива убийства.

В 2006 году Нижегородским областным судом Батиряков Р.Р. был осужден за совершенные им преступления, предусмотренные ст.105 ч.2 п. «д, и» УК РФ, ч.3 ст.30, п. «а, д, и» ч.2 ст.105 УК РФ. 09.10.2005 года Батиряков Р.Р. находился во дворе дома и распивал спиртные напитки со своими знакомыми.

Около 16 часов Батиряков Р.Р., находясь в состоянии алкогольного опьянения, подошел к мусорным контейнерам, расположенным во дворе дома, где находились ранее ему не знакомые Кирьянов В.М. и Трошина Т.А. Батиряков Р.Р. попросил их уйти, т.к. посчитал, что Кирьянов и Трошина, являясь лицами без определенного места жительства разносят инфекционные заболевания и пугают детей, играющих во дворе дома. Кирьянов и Трошина отказались уходить.

После этого у Батирякова Р.Р. возник умысел на убийство Кирьянова и Трошиной путем их сожжения. С целью реализации своего преступного умысла Батиряков Р.Р. у дома приобрел у ранее незнакомого ему мужчины легковоспламеняющуюся горючую жидкость - бензин, которую налил в 1,5 литровую полимерную бутылку, после чего вернулся к мусорным контейнерам, расположенным во дворе дома, где находились Трошина и Кирьянов.

Действуя умышленно, с целью убийства двух лиц из хулиганских побуждений Батиряков подошел к мусорным контейнерам, где находились Трошина и Кирьянов и, осознавая, что своими действиями причиняет особые страдания и мучения, облил их бензином, ранее приобретенным у незнакомого мужчины, а затем бросил зажженную спичку в сторону потерпевших. Увидев, что от его действий произошло возгорание одежды и частей тела Трошиной и Кирьянова, Батиряков Р.Р. с места совершения преступления скрылся.

Прибежавшие на помощь люди попытались погасить горящую одежду Трошиной, вызвали пожарную охрану и скорую помощь, после чего потерпевшие Трошина и Кирьянов были госпитализированы в ННИИТО, где Трошина скончалась 11.10.2005 года. Смерть Кирьянова не наступила по независящим от воли Батирякова обстоятельствам - благодаря оказанной медицинской помощи.

В результате преступных действий Батирякова Р.Р. Трошиной Т.А. были причинены телесные повреждения. Данные телесные повреждения причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, и в результате них 11.10.2005 года наступила смерть Трошиной Т.А. Между данными телесными повреждениями и наступлением смерти Трошиной имеется прямая причинная связь.

В результате преступных действий Батирякова Р.Р. Кирьянов В.М. получил телесные повреждения. Данные телесные повреждения причинили вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья.


3.4Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение


Убийство с целью скрыть другое преступление предполагает, что до совершения убийства это другое преступление или покушение на него уже было совершено и виновный пытается скрыть, как сам факт преступления, так и участие в нём отдельных лиц. Убийца также может преследовать цель скрыть обстоятельства, влияющие на квалификацию ранее содеянного или на вид, меру наказания (тяжесть совершённого до убийства преступления значения для квалификации по п. «к» ч.2ст.105 УК РФ не имеет). Жертвой данного вида убийства может быть любой человек, которому, по мнению виновного, известно о совершённом ранее преступлении и который способен разоблачить преступника. Если же происходит убийство человека, уже сообщившего о подготавливаемом или совершённом преступлении, налицо убийство из мести в связи с выполнением потерпевшим своего общественного долга (п. «б» ч.2 ст. 105 УК РФ).

В выше упомянутом случае не имеет значения, достиг ли убийца в действительности поставленной цели, то есть сумел ли скрыть преступление с помощью совершённого убийства. Если виновный совершил то преступление, которое стремится скрыть, то ответственность наступает по совокупности преступлений.

Под облегчением совершения преступления понимается именно лишение жизни человека, который, по мнению виновного, способен воспрепятствовать будущему преступлению или способствовать разоблачению виновных. Поэтому убийство с целью облегчить совершение другого преступления предполагает, что сначала виновный совершает убийство, а затем происходит другое задуманное преступление.

Если же после убийства с целью облегчения другого преступления виновный по какой-либо, не зависящей от его воли причине не совершает его он несёт ответственность за убийство по пункту «к» ч.2 ст.105 УК РФ и за приготовление к другому преступлению.

Убийство с целью сокрытия или облегчения преступления может быть совершено как тем лицом, которое было исполнителем ранее совершённого преступления, так и любым другим лицом. В последнем случае при наличии предварительного сговора, речь должна, помимо убийства, идти и о пособничестве в ином преступлении (ст.33 УК РФ). Данное убийство может быть совершено лишь с прямым умыслом и со специальной целью.

При квалификации убийств с целью скрыть другие преступления или облегчить его совершение, а равно как сопряженного с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера необходимо учитывать, что уголовный закон имеет в виду именно цель преступления, а не только его результат. В связи с этим для окончательного состава данного вида квалифицированного убийства вовсе не требуется, чтобы поставленная цель была достигнута.

Судебной практике известно немало случаев неправильного применения уголовного закона, выразившегося в ошибочной квалификации сложных преступлений, когда судом признается наличие совокупности составов в насильственных преступлениях.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отмечает повторение ошибок, допускаемых судами при квалификации действий виновных, совершивших убийство по признаку, предусмотренному п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Примером этого может служить уголовное дело в отношении Шамардина, осужденного Московским областным судом по п. п. "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Шамардин был признан виновным в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей Березе и ее убийстве, сопряженном с разбоем. Изменяя приговор, Судебная коллегия отметила, что по смыслу закона квалификация действий осужденного по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийства лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же деяния по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства.

Материалами дела было установлено и отражено в приговоре суда, что Шамардин и Шаталов совершили убийство, сопряженное с разбоем, в связи с чем оно не может квалифицироваться по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Кроме того, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что квалифицирующий признак убийства "сопряженного с разбоем", содержащийся в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, предполагает корыстный мотив данного преступления. Поэтому дополнительная квалификация действий осужденного как убийства, совершенного из корыстных побуждений, предусмотренного тем же пунктом названной статьи, является излишней и должна быть исключена из осуждения.

Нередки случаи, когда, признавая лицо виновным в убийстве, сопряженном с разбоем, суды одновременно ошибочно квалифицируют содеянное и по п."к" ч.2 ст.105 УК РФ. Таким образом, суд как бы устанавливает, что один и тот же потерпевший дважды лишается жизни: один раз в процессе совершения разбойного нападения и второй раз - с целью облегчения или сокрытия разбоя. Нелогичность такого подхода к правовой оценке совершенного преступления очевидна. Неслучайно поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в подобных случаях исключает, как правило, из приговоров осуждение виновных по п. "к" ч.2 ст. 105 УК РФ.

Например, по делу Данилова, осужденного Омским областным судом по пп."з", "к" ч.2 ст.105 УК РФ за убийство, сопряженное с разбоем и с целью скрыть другое преступление, Судебная коллегия Верховного Суда РФ исключила из приговора осуждение Данилова по п."к" ч.2 ст.105 УК РФ по следующим основаниям.

Как видно из установленных судом обстоятельств, Данилов, нанося ножевые ранения Сырьеву, одновременно требовал от него показать, где хранятся деньги и ценные вещи. Во время присвоения денег и имущества Данилов нанес потерпевшему еще одно ножевое ранение и душил его. Все это свидетельствует о совершении виновным убийства потерпевшего, сопряженного с разбоем. Данных о том, что Данилов убил Сырьева после разбоя с целью скрыть разбойное нападение, ни в обвинительном заключении, ни в приговоре не имеется.

Аналогичное решение было принято Судебной коллегией Верховного Суда РФ по делу Бубнова и Винокурова, осужденных Брянским областным судом, по делу Иванцова и Южакова, осужденных Тюменским областным судом, по делу Таюрского, осужденного Свердловским областным судом, и по ряду других дел. По смыслу закона убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого убийства помимо п."к" по каким-либо иным пунктам ч.2 ст.105 УК РФ, в которых в качестве квалифицирующих обстоятельств указаны иные цели и мотивы.


3.5Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы


Важнейшим условием реальной гарантированности равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, расы и отношения к религии (ст. 19 Конституции РФ) является усиление уголовной ответственности за преступления, совершенные по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

По пункту «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, вызванное неприязнью к потерпевшему как представителю другой национальности, расы или религии.

Для применения п. "л" ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить конкретный специальный мотив из числа названных в законе (побуждения политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды или вражды в отношении какой-либо социальной группы.). Этот мотив может сочетаться с другими побуждениями (корысть, хулиганские мотивы), в то же время он должен среди них доминировать.

Доминирующим побуждением здесь выступает стремление виновного учинить физическую расправу с потерпевшим в связи с его политической, идеологической, расовой или национальной принадлежностью или вероисповеданием и, тем самым, унизить честь и достоинство определенной нации, расы или конфессии. Сюда также относится желание возбудить, спровоцировать национальную, расовую или религиозную вражду или рознь (например, вызвать путем убийства обострение межнациональных отношений, массовые беспорядки и т.п.). Названный мотив может быть единственным, но может сочетаться с другими мотивами, например, это может быть также отмщение потерпевшему за несогласие поддержать националистическую или религиозную дискриминацию.

Под национальной, расовой или религиозной ненавистью или враждой понимаются конфликты, возникающие на этнической, национальной, религиозной основе между представителями разных национальностей, рас или конфессий. Данный вид убийства предполагает нетерпимость к другой национальности или расе и перерастание её в межличностные отношения (при ненависти), либо агрессивными выпадами, физической расправой или угрозой таковой, уничтожением или повреждением имущества и т.п.

Как правило, такие убийства совершаются с прямым умыслом, поскольку реализуют специальную цель виновного. Однако в отдельных случаях здесь возможен и косвенный умысел, когда причинение смерти потерпевшему сознательно допускается ради достижения других целей, связанных с реализацией мотивов национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (например, поджог храма, в котором находятся люди, к судьбе которых субъект относится безразлично). Виновный стремится спровоцировать обострение межнациональных (религиозных) отношений на определённой территории или мстит потерпевшему за несогласие поддержать националистическую (религиозную) дискриминацию.

Убийство на почве религиозной ненависти или вражды, как правило, предполагает межличностные неприязненные отношения, обусловленные непримиримостью к представителям другой конфессии. Данный вид убийства может сочетать в себе элементы национальной и расовой вражды.

Изучение законодательного и правоприменительного материала, научных исследований показало, что особенности убийства по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды или вражды в отношении какой-либо социальной группы нечетко отражены в законодательстве, а поэтому нуждаются в разъяснении постановлением Пленума Верховного Суда РФ.


3.6 Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего


Это отягчающее обстоятельство является новым для Российского уголовного законодательства, в УК 1960 года оно предусмотрено не было.

Медицина - сложная наука и еще более сложная профессия. Защищая права и законные интересы медицинских работников, нельзя забывать и о правовой защите больных, также нельзя регламентировать все отношения, которые могут возникнуть между врачом и пациентом, но они должны быть по максимуму отражены в законодательстве.

Включение в часть 2 ст. 105 УК РФ этого признака обусловлено возможностью использования в преступных целях прогрессивных достижений медицины. Повышенная общественная опасность убийств такого рода обусловлена изощренным, трудно раскрываемым способом, подрывающим доверие к лечебным учреждениям и трансплантологической деятельности.

Прогресс медицины сделал возможным пересадку ряда жизненно важных органов и тканей одного человека другому (сердце, почки, селезенка, роговица глаза, костный мозг и др.). Разумеется, это является огромным достижением медицинской науки и практики, позволяющей в ряде случаев спасти человека от смерти или, по крайней мере, излечить его от какого-либо тяжкого недуга (например, слепоты) и сделать здоровым. Вместе с тем успехи медицины могут быть использованы и в преступных целях, в том числе и для совершения убийств, или с целью пересадки органов и тканей потерпевшего нуждающемуся лицу, или с целью последующей перепродажи их заинтересованным организациям и лицам. В связи с этим российский законодатель предусмотрел в Уголовном кодексе данный вид квалифицированного убийства.

В соответствии с законом РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» 1992 года под органами и тканями человека следует понимать сердце, легкие, почки, печень, костный мозг и другие органы и ткани, перечень которых устанавливается Министерством здравоохранения РФ и Российской академией медицинских наук; органы, их части и ткани, имеющие отношение к воспроизводству человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетка, сперма, яичники, яички и эмбрионы); кровь и её компоненты.

В настоящее время трансплантация признается в России одним из эффективных средств спасения жизни и восстановления здоровья человека. Количество людей, нуждающихся в пересадке органов, непрерывно возрастает. "Развитие медицины направлено на то, чтобы новые её достижения стали обычным методом её лечения, широко применяемым на практике". Помогая выживанию человека, трансплантология, безусловно, содержит в себе гуманистическое начало. Но внедрение достижений трансплантологической мысли в клиническую практику требует соблюдения определенных правовых условий, законодательства РФ и прав человека в целях предотвращения неконтролируемого применения достижений медицинской науки.

Условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека определены законом РФ от 22 декабря 1992 года «О трансплантации органов и (или) тканей человека».

Трансплантация органов и тканей человека разрешается только в специализированных государственных учреждениях здравоохранения. Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих забор, заготовку и трансплантацию органов и тканей человека, а равно правила их деятельности утверждаются министерством здравоохранения РФ.

Одним из условий изъятия органов для трансплантации является выраженная в письменной форме свободное и сознательное согласие донора.

Органы или ткани человека не могут быть предметом купли-продажи. Купля-продажа органов или тканей человека, а также реклама этих действий влекут уголовную ответственность в соответствии с законодательство РФ.

Медицина в наши дни сделала огромный шаг вперёд в области пересадки органов и тканей человека, спрос на которые очень велик. В связи с этим появилась потребность в соответствующем донорском материале, что в свою очередь, может вызвать совершение убийств с целью использования органов и тканей потерпевшего непосредственно для трансплантации их нуждающемуся лицу, либо с целью последующей продажи заинтересованным организациям и лицам. Поэтому в законе предусмотрена повышенная ответственность за такого рода убийства.

Просматривая программу по ТВЦ от 8 октября 2002 г., директор Института трансплантологии Валерий Шумаков отмечал, что до сих пор ни одно подобное дело не дошло до суда. Официальные расследования также не подтвердили фактов убийств в целях трансплантации в России, в то время как, по неофициальным данным МВД РФ, в различных регионах страны существуют подпольные клиники, производящие незаконные изъятия и пересадки органов и тканей человека.

Маляева Е.О. в своей статье полагает, что отсутствие в правоприменительной практике приговоров, осуждающих по п. "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ, объясняется чрезвычайной сложностью получения доказательств, необходимых для привлечения виновных к уголовной ответственности.

Между тем СМИ повествуют о массовых захоронениях в районах национальных конфликтов, где обнаружены прооперированные люди, у которых отсутствуют органы, имеющие критическое значение для жизни человека, об обнаруженных трупах детей с профессионально вырезанными у них органами и тканями.

Для квалификации по пункту "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ не имеет значения, удалось ли в дальнейшем виновному использовать органы или ткани потерпевшего. Важно, чтобы смерть была причинена именно с этой целью. Убийство совершается в основном в условиях, близких к стационарным, так как только в этом случае изъятые органы пригодны для дальнейшего функционирования и трансплантации, поэтому данное преступление осуществляется, как правило, с участием медицинского работника и возможно как путем действия, так и бездействия. С учетом специфики такого убийства его совершение путем бездействия представляется более характерным и выполняется путем неоказания сдерживающего воздействия на вредоносные факторы - патологические, физиологические (биологические) процессы в организме больного, неприменение активных мер для сохранения жизни человека. Таким образом, существенное значение приобретает выяснение обстоятельств, характеризующих возможность медицинских работников предотвратить смерть потерпевшего, и причинение смерти путем бездействия в ситуации, когда врач преднамеренно, с целью умерщвления, не оказывает больному необходимой помощи, не применяет должных методов лечения, которые могли бы предотвратить смерть.

С субъективной стороны убийство, предусмотренное п. "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ, предполагает прямой умысел и специальную цель - использование органов и тканей потерпевшего. Несовершение необходимых в конкретных условиях действий, направленных на спасение жизни больного, можно рассматривать как неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или специальными правилами, повлекшее по неосторожности смерть больного (ч. 2 ст. 124 УК РФ). Но в этом случае наличествует иная форма вины - прямой умысел медицинского работника по отношению к неоказанию помощи и легкомыслие по отношению к последствиям. Если врач или иной медицинский работник сознает, что посягает на жизнь пациента, предвидит, что его бездействие неизбежно приведет к наступлению смерти больного или иного потерпевшего, и желает ее наступления в целях последующего изъятия биоматериалов из трупа, содеянное влечет ответственность по п. "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Правоприменительная практика зарубежных государств показывает, что мотивы убийств, совершаемых в целях использования органов или тканей человека для трансплантации, носят преимущественно корыстный характер. При корыстных побуждениях преступление дополнительно квалифицируется как убийство по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако рассматриваемое преступление может быть совершено в целях использования органов и тканей потерпевшего не только для трансплантации. Возможны и иные цели: каннибализм, половой фетишизм (некрофилия), для изготовления консервированной продукции, продажи тканей под видом мяса животных, для кормления животных и т.п. Каннибализм существовал с давних времен в самых разнообразных уголках планеты. Во время безжалостных и опустошающих войн, когда людям ничего не оставалось, как поедать тела умерших, это считалось способом выживания. Кроме того, во многих отсталых странах Африки, Южной Америки или Океании до сих пор живут племена, которые поедают людей. Зачастую, это происходит в ритуальных целях. То есть каннибализм - это своеобразный ритуал, во время которого все знания и опыт, накопленный человеком, переходят к тому, кто его съест. Каннибализм это и своеобразная дань мертвым, жертвоприношение. Во многих странах разнообразные человеческие останки считаются целебными, поэтому их добавляют в снадобья и отвары. Но в современном обществе желание попробовать человеческую плоть является одним из самых серьезных психических нарушений, которое, однозначно, ведет к смерти.

Преступления с целью каннибализма не настолько распространенные. Зачастую преступники убивают, чтобы насытиться морально или сексуально, но реже для того, чтобы утолить естественный голод. До сих пор медики не нашли объяснение, что же толкает людей на убийства с целью дальнейшего поедания. То и дело мир сотрясают все новые странные случаи каннибализма. В 70-е годы в Англии каннибал питался трупами женщин. Его жертвами стали тринадцать молодых девушек. В Америке в качестве еды каннибала послужили пятнадцать человек, а в Индии нашли убитых, у которых не было глаз и мозга. Среди таких преступников есть и особенно изощренные убийцы и каннибалы. Так, к примеру, молодой парень убивал и ел своих дружков, которых не хотел от себя отпускать. Этот маньяк желал, чтобы молодые люди оставались с ним навсегда. Поэтому его изощренный ум придумывал все новые уловки, чтобы подольше удержать возле себя любовников. Молодой человек, интересовавшийся анатомией, даже пытался просверливать мозг своим жертвам и вливать через отверстие туда кипяток или кислоту. По его мнению, эта процедура позволила бы подавить волю жертвы. Совершенно дикий случай, когда находили целые семьи каннибалов, питавшихся не только первыми попавшимися людьми, но и своими родными. Случаи каннибализма всегда ужасны. Поражает способность преступников разбираться в анатомии человека и правильно расчленять трупы. У убийц даже возникает зависимость, которую нужно постоянно подкреплять поеданием человеческой плоти. Многие из них уже не могут употреблять в пищу другое мясо, поэтому запасаются человечиной впрок. Каннибалы считают, что, поедая свою жертву, они обретают особую силу, молодость или мужество. Поэтому такие преступления все чаще становятся причиной смерти других людей, не подозревающих ни о чем.

Некрофилия - половое влечение к трупам и совершению с ними каких-либо сексуальных действий. Некрофилия - разновидность фетишизма, при которой роль фетиша играет мертвое тело или его части. Может встречаться как у мужчин, так и у женщин. В научной литературе, начиная с Р. Крафт-Эбинга, чаще обращается внимание на некрофилию мужчин, но описаны случаи некрофилии и у лиц женского пола. Совершение с трупом пенильно-вагинального, анально-генитального или орально-генитального контакта правильнее бы называть труположством. Женщины по вполне понятной причине - из-за отсутствия полового члена не могут совершать лишь труположства. Близко к некрофилии сладострастное убийство в процессе совершения полового акта, совершение акта с агонирующей жертвой.

В Древнем Египте не допускали к трупам красивых или уважаемых женщин, пока не проходило три или четыре дня, так как за это время трупы начинали загнивать. Так поступали для того, чтобы бальзамировщики не совокуплялись с ними, ссылаясь на известный случай, в котором бальзамировщик совокупился со свежим трупом женщины и был разоблачен по доносу своего товарища.

Весьма интересные случаи некрофилии и некрофильного садизма описаны у Р. Крафта-Эбинга. Например, он сообщает о двух случаях некрофилии, касавшихся монахов, читавших молитвы над умершими. В другом случае речь идет о насильнике, помещенного в "дом умалишенных", где он осквернял женские трупы в морге лечебницы. Классический случай с сержантом Бертраном, пожалуй, следует привести полностью.

Проявлениями некрофилии (по Г. фон Гентингу) можно считать следующее:

) Различного рода сексуальными действиями в отношении трупа;

) Половым возбуждением при виде мертвого тела;

) Острым влечением к предметам погребения, к погребальной символике;

) Актами расчленения трупов;

) Желанием лицезреть, трогать, нюхать что-то разлагающееся, зловонное.

Встречаются случаи не только совершения с трупом гетеро- или гомосексуальных генитальных контактов, но и случаи петтинга, мочеиспускания, испражнения на мертвое тело. Некрофилы отрезают и откусывают от трупа или в процессе сладострастного убийства части тела, в первую очередь половые органы, молочные железы; пачкают себя кровью и выделениями трупа, вводят или запинывают через влагалище или прямую кишку трупа в брюшную полость или тазовую клетчатку инородные предметы (чаще бутылки); переодеваются в окровавленную одежду трупа, испытывая при этом половое удовлетворение. Встречаются случаи введения полового члена в полости трупа через искусственные отверстия в брюшной или грудной стенке.

Некрофильные потребности могут проявляться в наклонности к сексуальным действиям со спящими людьми, с лицами, находящимися в бессознательном состоянии или даже умирающими. Социально более адаптированная форма некрофилии выражается в повышенной заинтересованности кладбищами, умершими, ритуальной атрибутикой, но без надругательства над трупами. Лица с некрофильными потребностями могут принуждать своих сексуальных партнеров, проституток к изображению умершей. Ранее в некоторых публичных домах существовали специально оборудованные, с соответствующим убранством комнаты, в которых проститутка играла роль умершей.

Доступ к трупам для большинства населения ограничен, поэтому некрофилы могут ходить на похороны внешне приятных особ, прощаясь, целовать их, устраиваться на работу санитарами в морги и даже раскапывать могилы, чаще молодых женщин.

Некрофил может быть ориентирован как гетеросексуально, так и гомосексуально или быть бисексуалом, что затрудняет очерчивание круга подозреваемых. Не исключено, что гетеросексуальное функционирование в быту при наличии выраженных гомосексуальных потребностей может выливаться в случаи гомосексуального труположства. Описаны случаи некрофилии (труположства) в состоянии патологического опьянения.

Возраст некрофилов может быть не только зрелый, но и весьма юный. Речь об уголовной ответственности (в случаях отсутствия убийства) и возмещении морального ущерба может пойти лишь при совершении полового акта в присутствии посторонних, при обнаружении спермы подозреваемого и других доказательств в полостях и на теле трупа, клеток и крови трупа на половом члене подозреваемого; в случаях раскапывания могилы. Ответственность наступает в соответствии со ст. 244 УК РФ (надругательство над телами умерших и местами их захоронения). Во всех подобных случаях необходимо проведение судебной психиатрической экспертизы.

Таким образом, для квалификации по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ характер использования органов и тканей значения не имеет.

В последнее время участились случаи убийства с целью людоедства. То есть виновный имеет прямой умысел на убийство с целью использования органов или тканей потерпевшего для употребления в пищу. Поэтому убийство с целью людоедства также может квалифицироваться по п. «м» ч.2 ст.105 УК РФ.

Несмотря на то что в целом цель изъятия (или использования) органов и тканей человека отражает сущность и направленность сравнительно небольшого круга преступных посягательств, справедливыми представляются высказывания Г.Н. Красновского и А.И. Стрельникова о целесообразности включения соответствующей цели в число обстоятельств, отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ). Эту точку зрения разделяет С.С. Тихонова, справедливо утверждающая, что повышение степени общественной опасности преступления, совершаемого в целях изъятия (или использования) органов или тканей потерпевшего, целесообразно отражать в уголовном законе, однако не путем конструирования дополнительных квалифицирующих признаков в ст. ст. 110, 112, 115, 126 - 128, 140, 244 УК РФ, а посредством вынесения соответствующего признака за пределы состава преступления, учитывая его при индивидуализации уголовной ответственности, в п. "и" ч. 1 ст. 63 УК РФ.

При раскрытии убийства возникает вопрос об ответственности реципиента, согласившегося в целях выздоровления на пересадку трансплантата, добытого путем убийства. Такой больной является пособником, если он даст согласие до производства противозаконной трансплантации. В случае, когда информация о противоправном удалении органов или тканей человека, повлекшем смерть последнего, поступает к реципиенту после его осуществления, оснований для привлечения его к уголовной ответственности нет.

По мнению профессора В.Н. Зырянова, врач, осуществляющий пересадку такого органа без законных на то оснований, по существу автоматически становится соучастником в виде пособника в преступлении против жизни донора. Но понятие пособника (ч. 5 ст. 33 УК РФ) не предусматривает такой ситуации. В случаях, когда медицинский работник получает информацию о преступном происхождении донорского материала после осуществления иными лицами незаконного изъятия, но до осуществления им пересадки, ее последующее производство может расцениваться с позиций уголовно-правовой доктрины лишь как заранее не обещанное укрывательство. В соответствии со ст. 316 УК РФ уголовная ответственность за заранее не обещанное укрывательство наступает только в случае укрывательства особо тяжких преступлений, к которым относится и убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Убийство с целью использования органов и тканей потерпевшего в ряде случаев влечет ответственность по совокупности с другими пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ и даже с иными уголовно-правовыми нормами. Извлечение трансплантатов из тела убитого членами бригады по забору органов может быть квалифицировано по п. "а" ч. 2 ст. 244 УК РФ (за надругательство над телами умерших, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой), а при наличии предварительной договоренности о приобретении последними трансплантатов - дополнительно по ст. 33 и п. "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ (пособничество в совершении убийства в целях использования органов или тканей потерпевшего). Неоказание медицинской помощи как способ убийства в целях завладения органами или тканями потерпевшего может влечь дополнительную квалификацию по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Учитывая все возрастающее количество людей, нуждающихся в трансплантации, и достижения в этой области медицинской науки, интересную, заслуживающую внимания рекомендацию выдвинул И. Глызин, предложивший дополнить ст. 57 УК РФ частью 3 и предусмотреть возможность изъятия у осужденных к наказанию в виде пожизненного лишения свободы парных органов, частей органов и иного биоматериала, отсутствие которых не влечет за собой необратимого расстройства здоровья, но изъятие которых причиняет существенный вред процессу жизнедеятельности. Одновременно он предлагает дополнить ст. 59 УК РФ (смертная казнь) указанием на обязательное изъятие органов и тканей у осужденного после приведения приговора в исполнение, в соответствии с гл. 23 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Эта "революционная" рекомендация представляется целесообразной и может рассматриваться как одна из форм реализации цели справедливости наказания.


Заключение


О таком преступлении, как убийство, сказано много, написано большое количество научных трудов как российскими и советскими учеными в области уголовного права, так и зарубежными.

Обобщая изложенное в настоящей работе можно сделать следующие выводы: под убийством в законодательстве РФ на текущий момент понимается предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

Объектом убийства является жизнь другого человека. Поскольку было бы неверно сводить понятие жизни лишь к биологическому процессу, так как человек, прежде всего член общества и его жизнь неотделима от общественных отношений, объектом преступного посягательства при убийстве являются и жизнь человека, и общественные отношения, возникающие в связи с охраной его жизни. Однако необходимо отметить нерешенную на законодательном уровне проблему определения момента начала жизни человека как объекта уголовно-правовой охраны в Российской Федерации. Исходя из проведенного мною анкетирования судебно-медицинских экспертов и следователей прокуратуры, а также базируясь на изученных комментариях практикующих медиков наиболее целесообразным для определения момента начала жизни человека является тот момент, когда плод (любая часть тела плода) стал виден из утробы матери.

Основным направлением дипломного исследования явилось рассмотрение квалифицирующих признаков, характеризующих субъективные обстоятельства совершения преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ. При этом был выявлен ряд проблем применения соответствующих квалифицирующих признаков, выработаны рекомендации по совершенствованию действующего уголовного законодательства РФ и практики его применения в части, касающейся уголовной ответственности за рассмотренные виды убийств. Одной из основных проблем при квалификации убийств на практике является проблема обеспечения полноты и всесторонности доказательств по делу. Зачастую лицо, совершившее преступление, при допросе пользуется правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ и отказывается давать показания. В такой ситуации практическому работнику приходится квалифицировать его действия, основываясь лишь на собранных объективных доказательствах. Это не имеет существенного значения, если совершено убийство с квалифицирующими признаками, относящимися к объективной стороне преступления, но как быть, если правильность квалификации зависит от выяснения мотивов и целей преступника? Пока этот вопрос остается открытым. Более того, как представляется, изъян российского уголовного законодательства заключается в том, что при конструировании квалифицированных составов слишком большая роль отводится признакам субъективной стороны преступления. Тем не менее, цель изъятия (или использования) органов и тканей человека целесообразно не просто указывать в качестве квалифицирующего обстоятельства в составах преступлений против жизни, здоровья и свободы человека, но и включить в число обстоятельств, отягчающих наказание - в п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Обращаясь к перспективным направлениям совершенствования отечественного уголовного законодательства, необходимо отметить целесообразность выделения особо квалифицированных составов убийства в части 3 ст. 105 УК РФ с конструированием санкции следующего вида: «наказывается лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати пяти лет либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью». В первую очередь в ч.3 ст.105 УК РФ должен быть перемещен квалифицирующий признак - совершение убийства организованной группой. При таком подходе законодателем будет соблюден принцип «ступенчатости» в изложении системы квалифицирующих признаков, означающий запрет уравнивания одной санкцией признаков, относящихся к блоку «группа лиц», но характеризующих различную степень общественной опасности групповых форм соучастия. Заслуживает внимания и предложение, выдвинутое в литературе, о выделении убийства по найму в отдельный особо квалифицированный состав. Что касается так называемых «убийств ненависти», то приоритетным направлением в деятельности по их предупреждению должно стать не повышение наказуемости, а введение специальных профилактических мероприятий. Так, поскольку «кровная месть» - противоправная антиобщественная традиция, с которой необходимо бороться не только уголовно-правовыми способами, в местностях, где практикуются традиции кровной мести целесообразно создавать примирительные комиссии и советы старейшин в целях разъяснения общественной опасности убийств по соответствующим мотивам и превентивного привлечения к ответственности за уклонение от примирения, как это практиковалось в советское время (ст.231 УК РСФСР).


Список литературы


1.Список нормативно-правовых актов

.Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.// Российская газета. - 1993. - №237;

.Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 14.02.2008) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954;

.Закон РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (в ред. от 16.10.2006) // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1993. - № 2. - Ст. 62.;

.Приказ Минздрава РФ № 318, Постановление Госкомстата РФ № 190 от 04.12.1992 "О переходе на рекомендованные всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения и мертворождения";

.Постановление Пленума Верховного суда СССР от 22 сентября 1989 года «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного суда СССР при рассмотрении дел об умышленных убийствах» - // Бюллетень Верховного суда СССР. - 1989. №6.

.Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 г «О судебной практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1990 г. / Консультант Плюс;

.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3;

.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - № 3. - С. 23.;

.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.;

.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. №8.

.Список научной и учебной литературы

.Арутюнов А. Ошибки при квалификации содеянного группой по предварительному сговору // Российская юстиция. - 2001. - № 9. - С.66;

.Бердичевский Ф.Ю. Уголовная ответственность медицинского персонала за нарушения профессиональных обязанностей. М. 1970.;

.Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994.;

.Бородин С.В. Преступления против жизни. - М., - 1999.

.Васюков. В. Понятие посредника и заказчика // Законность. - М. 2006, №12 - с. 26-28

.Галиакбаров Р. Как квалифицировать убийства и изнасилования, совершенные групповым способом // Российская юстиция. - 2002. - № 10. - С.40.;

.Глызин И.А. Уголовно-правовое регулирование прижизненного и посмертного донорства в отношении лиц, приговоренных к пожизненному заключению и исключительной мере наказания // Вестник ННГУ. Серия "Право".2001, Выпуск 1 (4).;

.Жаворонков Г. Смерть назначена на завтра // Понедельник (пресс-обозрение). 1994. N 46.;

.Загородников Н.И. Преступления против жизни. - М., 1961. ;

.Зюков А.М. Генезис уголовной этнополитики Российского государства в период X - XXI вв.: Монография / А.М. Зюков, - Владимир: ИП Журавлева, 2008. - 448 с.;

.Зырянов В.Н. Попустительство по службе, совершаемое в правоохранительной сфере. Ставрополь: Изд-во Ставропольск. ун-та, 2000.;

.Иванов В. Критерии разграничения преступных группировок // Российская юстиция. - 1999. - № 5. - С.47-48

.Клюканова Т.М. Уголовное право зарубежных стран: Германия, Франция, Финляндия - Спб.: Издательство С. -Петербургского государственного ун-та, 1996. - 64 с.;

.Комментарий к УК РФ / Отв.ред. В.М. Лебедев. - 7-е изд., перераб. И доп. - М.: Юрайт-Издат, 2007. - 902 с.;

.Комментарий к УК РФ / Отв. ред. Ю.И. Скуратов, В.И. Лебедев. М., 1997.;

.Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Учебник / Т.В. Кондрашова.- Екатеринбург, 2000 г.- 331с.;

.Коннов А.И. Проявления российской организованной преступности в традиционных для транснациональных преступных организаций сферах // Основы борьбы с организованной преступностью / Отв. ред. В.С. Овчинский, В.Е. Эминов, Н.П. Яблоков. М.: Инфра-М, 1996. С. 203.;

.Красновский Г.Н. Биоэтические и уголовно-правовые проблемы в Законе РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" // Государство и право. 1993. № 12. С. 72;

.Курс уголовного права: Т.1: Учение о преступлении. Учебник / Отв. ред. Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова. Общая часть. М., 2002. 392. С.;

.Маляев К.В. Уголовно-правовая охрана жизни: Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. Н.Новгород. - 2005. 197 с.;

.Маляева Е.О., Маляев К.В. Медико-правовые проблемы ответственности медицинских работников / Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Право. 2003. Выпуск 1(6).;

.Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст.105 УК РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №6. С. 23.;

.Мокринский С., Натансон В. Преступления против личности. Харьков: Юридическое издательство НКЮ УССР, 1928.;

.Никифоров А.А. Ответственность за убийство в современном уголовном праве. М., 2000.;

.Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.: Оникс 21 век, 2004. - 1200 с.;

.Побегайло Э.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними. Воронеж. 1965;

.Попов А.Н. Убийство при отягчающих обстоятельствах. - СПб.: Юридический Центр Пресс, 2003 - 898 с.;

.Практика применения УК РФ: коммент. суд. практики и доктрин. толкование / Отв. ред. Г.И. Резник - М.: Волтерс Клувер, 2005. - 1024 с.;

.Разгильдиев Б. Убийство по заказу // Российская юстиция. 1995. № 6. С. 41-42;

.Рарог А., Есаков А. Понимание Верховным Судом РФ «группы лиц» соответствует принципу справедливости // Российская юстиция. - 2002. - № 3. - С.52;

.Рахматулина Н.Г., Чечель Г.И. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести: вопросы квалификации и индивидуализации наказания. Ставрополь. 2005.;

.Российское уголовное право: Учебник - Т. 2 : Особенная часть / Отв. ред.: Л. В. Иногамова - Хегай, В. С. Комиссаров, А. И. Рарог. М.: Проспект. - 2007. 528 с.;

.Сарыев Б., Ответственность за преступления против жизни и здоровья. - Ашхабад, 1973.;

.Современное уголовное право: общая и особенная части / Отв. ред. А.В. Наумов, М., 2007. 479 с.;

.Стрельников А.И. Ответственность за убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ): Автореф. дис., канд. юр. Наук. - М., 1998.;

.Сухарев А.Я. Юридический энциклопедический словарь. М.: «Советская энциклопедия», 1987;

.Сахаров А.Д. Тревога и надежда. М.: Интер-версо, 1991.;

.Тихонова С.С. Уголовно-правовое регулирование посмертного и прижизненного донорства в Российской Федерации: Монография. Н.Новгород: Изд-во ННГУ, 2002. 128 с.;

.Уголовное право. Практический курс: учебник / Отв. ред. А.В. Наумов, - 4 изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2010. - 800 с.;

.Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник / Отв. ред Л. Л. Кругликов. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2005. - 880 с.;

.Чернявская Т.А. Русская правда с комментариями. Учебное пособие. М. - 1996.;

.Шаргородский М.Д. Избранные работы по уголовному праву. СПб., 2003.;

.Материалы правореализационной практики

.Архивное дело № 134258, 2006.;

.Архивное дело № 174468, 2006.;

.Архивное дело № 61205, 2009.;

.Архивное дело № 276056, 2009.;

.Архивное дело № 275554, 2009.;

.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. №5.;

.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. №1.;

.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 6.;

.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 3.;

.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 6.;

.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №11.;

.Бюллетень верховного Суда Российской Федерации. 2002 г. № 2.;

.Бюллетень верховного Суда Российской Федерации. 2004 г. № 7;

.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005 г. №9.;


Приложение


Результаты анкетирования судебно-медицинских экспертов:

Как Вы определяете момент начала жизни на практике, то есть когда человек уже может считаться полноправным членом общества?

A.мгновение, с которого организм ребенка способен самостоятельно функционировать и полностью отделен от организма матери…4

B.тот момент, когда плод стал виден из утробы матери……1

C.когда плод отделился от организма роженицы, за исключением пуповины, которая не перерезана, и у плода имеется дыхание и сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольные движения мускулатуры (или хотя бы один из перечисленных признаков)…………0

Результаты анкетирования следователей СУ СК при прокуратуре:

.Как Вы определяете момент начала жизни на практике, то есть когда человек уже может считаться полноправным членом общества?.мгновение, с которого организм ребенка способен самостоятельно функционировать и полностью отделен от организма матери…………6.тот момент, когда плод стал виден из утробы матери……1.когда плод отделился от организма роженицы, за исключением пуповины, которая не перерезана, и у плода имеется дыхание и сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольные движения мускулатуры (или хотя бы один из перечисленных признаков)....8

.Как на практике решается вопрос о квалификации причинения смерти потерпевшему, когда только один является субъектом убийства, а остальные не подлежат уголовной ответственности?

A.квалификация убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ возможна только в том случае, когда имеется как минимум два субъекта (соисполнителя) преступления……………..1

B.для квалификации убийства группой лиц не обязательно, чтобы все участники были субъектами преступления. Достаточно наличия совместности действий нескольких человек при совершении конкретного общественно опасного деяния, независимо от того обстоятельства, что уголовной ответственности подлежит только один из них, который является субъектом убийств……………….7

C.Если же лицо не осознает того факта, что совершает убийство совместно с не субъектами преступления, и желает причинить смерть потерпевшему именно с их участием, то квалификация должна осуществляться по направленности умысла виновного как покушение на убийство группой лиц по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ, поскольку имеется субъективный и отсутствует объективный критерий соучастия………7

.Как на практике квалифицируется состав убийства, совершенного по предварительному сговору двумя и более лицами, когда потерпевшими стали 2два и более лица, причем каждый виновный убивает одного:

A.По пунктам «а» и «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ………………...13

B.По п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ……………………………..1

C.Свой вариант: каждого по ч.1 ст. 105 УК РФ…………...1

.Как на практике решается вопрос о квалификации действий участников убийства, совершенного организованной группой?

A.все члены организованной группы, независимо от их роли при совершении убийства, должны признаваться соисполнителями преступления……………………………..6

B.членами организованной группы могут признаваться только соисполнители убийства…………………2

C.членами организованной группы могут признаваться и соисполнители убийства, и «сопомощники», но действия последних должно квалифицироваться по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ………………………..7


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ.Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО Юридический факультет Кафедра у

Больше работ по теме:

Предмет: Основы права

Тип работы: Диплом

Новости образования

КОНТАКТНЫЙ EMAIL: MAIL@SKACHAT-REFERATY.RU

Скачать реферат © 2018 | Пользовательское соглашение

Скачать      Реферат

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СТУДЕНТАМ