Подготовка и назначение следователем военных следственных органов судебной ольфакторной экспертизы при расследовании преступлений

 

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАФЕДРА КРИМИНАЛИСТИКИ

Допустить к защите

Начальник кафедры криминалистики

д.ю.н. п-к юстиции                           Маликов С.В.

«       »                                    2009 г.

 

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

 (ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА)


Тема: «ПОДГОТОВКА И НАЗНАЧЕНИЕ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ВОЕННЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ОЛЬФАКТОРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

Автор:                   курсант 5-го курса 6-го факультета

                                Толбатов Андрей Анатольевич

Руководитель:            подполковник юстиции

                                      Дервенёв Григорий Владиславович,

                                      старший преподаватель кафедры

                                       криминалистики

Научный консультант:       заместитель начальника отдела

                                               экспертиз биологических объектов

                                               Экспертно-криминалистического центра

                                               МВД России

                                               кандидат юридических наук

                                               Панфилов Павел Борисович

             Защищена:                                            Оценка:

«09» июня 2009г.                                             «___________»

Москва-2009


Содержание


Введение. 4

Глава I. Общие положения ольфакторной экспертизы. 8

1.1.    Криминалистическое значение запаховой характеристики человека. 8

1.2.    Запаховые следы человека как вещественные доказательства. 18

1.3.    Вопросы решаемые экспертом при проведении ольфакторного исследования запаховых следов человека. 24

1.4.    Идентификация человека по запаховым следам за рубежом. 28

Глава II. Организационные и процессуальные аспекты подготовки и назначения ольфакторной экспертизы следователем военных следственных органов. 40

2.1.    Работа следователя военных следственных органов с запаховыми следами при ОМП и иных следственных действиях. 40

2.2.    Материалы, направляемые на исследование запаховых следов человека. 64

2.3.    Организация хранения собранных запаховых следов. 67

2.4.    Оценка и использование заключения эксперта. 69

Заключение. 72

Список используемой литературы: 76



Введение

Необходимость усиления борьбы с преступностью стимулирует поиск новых криминалистических методов и средств криминалистики как для раскрытия наиболее опасных преступлений, так и для собирания и исследования источников доказательств, имеющих существенное значение для успешного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Совершаемые в последнее время преступления в Российской Федерации нередко носят характер хорошо организованных и спланированных, что заставляет применять все доступные средства и методы для их раскрытия и расследования.

Особенностью ольфакторного метода исследования запаховых следов человека, используемого в судебной экспертизе, является не столько его уникальная чувствительность, сколько его высокая избирательность, позволяющая изучать следовые количества веществ без их предварительного выделения из смеси. Так, ольфакторный метод исследования позволяет идентифицировать субъекта по следам пахучих веществ его пота, не содержащих клеточных структур, что недоступно современным методам ДНК-анализа. Сам же ольфакторный метод отвечает требованиям сохранения объекта в том виде и состоянии, в котором он поступил на экспертизу и относится к неразрушающим методам исследования источников вещественных доказательств[1].

Надежность результатов ольфакторных исследований в судебной экспертизе обеспечивается не только соответствующими апробированными на практике и утвержденными научными методиками, включающими многоуровневую систему контроля правильности получаемых с их помощью результатов, но и возможностью производства дополнительных и повторных экспертных исследований по представленным объектам. При этом точность и надежность идентификации субъекта по запаховым следам сопоставима с точностью и надежностью самых современных инструментальных методов анализа (вероятность ошибки идентификации – 1,02 · 10–8), а иногда и превосходит их[2].

Использование запаховой информации может стать весьма существенным фактором в раскрытии и расследовании преступлений. Поэтому экспертиза запаховых следов человека, позволяющая установить личность преступника, становится в таких ситуациях незаменимой.

Исследование запаховых следов человека относится к числу развивающихся и перспективных направлений в судебной экспертизе, потому что запаховые следы человека всегда остаются на предметах, с которыми преступник находился в достаточно длительном контакте, и часто не могут быть уничтожены или замаскированы. Однако большинство следователей военных следственных отделов еще недостаточно используют в своей работе возможности экспертизы запаховых следов человека (за 2007-2008 г.г. по постановлениям следователей военных следственных отделов[3] судебная экспертиза запаховых следов человека производилась только 3 раза)[4], что обусловлено недоверием к достоверности результатов таких исследований, неосведомленностью о возможностях использования ольфакторной информации, отсутствием соответствующих рекомендаций по работе с запаховыми следами человека. Необходимость раскрытия теоретических, научно-практических и методических, а также правовых аспектов судебной экспертизы запаховых следов человека и расширения практики использования ольфакторной информации следователями военных следственных отделов в расследовании преступлений предопределили актуальность рассматриваемых в данной дипломной работе вопросов.

Проведение экспертных исследований рассматривается как применение нового биосенсорного ольфакторного метода исследования запаховых следов человека. В работе дан анализ современного состояния ольфакторных исследований в судебной экспертизе. Определено место ольфакторного метода исследования запаховых следов человека в системе методов судебной экспертизы, а экспертизы запаховых следов человека – в системе классификации судебных экспертиз. Определены теоретические аспекты, методическая база и процессуальная форма ольфакторных исследований запаховых следов человека в процессе расследования преступлений. Показана возможность и допустимость использования обонятельного анализатора и рефлексии собак-детекторов в качестве подконтрольного исследователю биосенсорного средства технико-криминалистического обеспечения ольфакторных исследований в судебной экспертизе.

В настоящее время накоплен достаточный опыт использования биосенсорного ольфакторного метода в экспертных исследованиях. Важность дальнейшего развития ольфакторного метода анализа запаховых следов человека подтверждается и быстрым становлением данного направления криминалистических исследований за границами России.

Интерес ученых и практиков к ольфакторному методу усиливает необходимость обобщения уже накопленного опыта, осмысления методологической базы и процессуальной основы судебного исследования запаховых следов человека.

Целью данной работы является изучение и обобщение научных знаний, связанных с подготовкой и назначением судебной ольфакторной экспертизы при расследовании преступлений.

Цель исследования определяет следующие задачи:

1) Изложить общие положения ольфакторной экспертизы, в том числе показать как проходит идентификация человека по запаховым следам за рубежом.

2) Проанализировать организационные и процессуальные аспекты подготовки и назначения ольфакторной экспертизы следователем ВСО.

 Предмет исследования экспертизы запаховых следов человека состоит в установлении фактических данных о событии преступления и его участниках по их запаховым следам.

 Объектом исследования в данной экспертизе служат запаховые следы человека (пахучие вещества, происходящие из его пота и крови), фиксированные на различных объектах-следоносителях.



Глава I. Общие положения ольфакторной экспертизы.

1.1. Криминалистическое значение запаховой характеристики человека.

Вопросы о природе запаха и биофизических процессах, связанных с обонянием – проблема, которая по праву считается одной из наиболее сложных в физиологии. В настоящее время отсутствует единая теория о природе и восприятии запахов. Существуют лишь научные гипотезы, предлагающие тот или иной вариант объяснения механизма восприятия запахов живыми существами. Способность всех живых существ, включая человека, воспринимать запах реализуется благодаря наличию и функционированию у них особой хеморецепторной системы. В специализированных сенсорных хеморецепторах – клеточных структурах периферической нервной системы, непосредственно воспринимающих химические стимулы из окружающей среды, – происходит преобразование энергии внешнего раздражителя в кодированное сообщение, которое доставляет в центральную нервную систему информацию о силе и природе стимулирующего агента. Решение данной задачи, далекой от интересов криминалистики, – это проблема физиологов и биохимиков, т.к. запах, исходя из научного понимания, – это ощущение, психический результат воздействия пахучих веществ на субъекта, подчиняющийся биологическим законам. Поэтому запах может существовать в памяти некоторое время даже в отсутствие вызывающих его веществ. Это явление было известно еще французским энциклопедистам XVIII века: «ощущаемый ... запах не исчезает полностью после того, как издающее запах тело перестает действовать на орган обоняния. Внимание... удерживает его, и оно оставляет более или менее сильное впечатление».[5]

Многие криминалисты отождествляют понятия «запах», «запаховые следы». На основе различного понимания содержания этих понятий, их объединения, а также различного объяснения механизма восприятия запаха и образования запаховых следов разработаны соответствующие классификации.

Первая криминалистическая классификация «запаха» (запаховых следов) была осуществлена в 1971г. А.И. Винбергом, который подразделил запах человека на следующие запахи: 1) местные запахи – запах отдельных участков тела, обладающих определенными обонятельными признаками; 2) индивидуальный запах – запах человеческого тела как совокупность всех местных запахов; 3) общий запах – запах человека в одежде, включая профессиональный запах и побочные запахи духов, мыла, зубной пасты, табака и др. В последующем многие ученые видоизменяли эту классификацию, но каких либо коренных изменений она не приобрела. Однако, опыты с компонентами запаховых следов из различных сред и выделений человека, проведенные специалистами ЭКЦ МВД России, рассеяли иллюзии относительно природы индивидуального запаха человека. Они убедительно показали, что индивидуальный запах человека не определяется ни продуктами микрофлоры его кожных покровов, ни общим комплексом сопутствующих запахов, отражающие его быт, занятия, привычки. Выделение пахучих веществ, характеризующих человека, современной биологией рассматривается как результат стабильной обменной функции клеток его тела, обусловленной сложным механизмом специфических для данного организма внутриклеточных превращений, протекающих под строгим контролем генетической программы индивида. Таким образом, индивидуальный запах человека нужно понимать как генетически обусловленное свойство пахучих веществ его пота и крови, воспринимаемое собаками-детекторами в качестве специфической, неповторимой характеристики индивида. Вещества, характеризующие запах тела человека, по их роли в исследовании условно можно разделить на 3 группы:

1) определяющие биологический вид, пол, возраст, состояние здоровья и другие групповые особенности;

2) отражающие индивидуальные особенности;

3) присутствующие в силу различных случайных внешних и внутренних факторов.

Очевидно, что пахучие вещества второй группы, индивидуализирующие субъекта, имеют наибольшее криминалистическое значение, выявление этого признака в запаховых следах человека определяет предмет современной судебной экспертизы запаховых следов. Пахучим веществам третьей группы – сопутствующим, следует уделять внимание в ходе следственных действий при изъятии объектов-следоносителей, т.к. присутствие таких «добавок» в полученных от субъекта запаховых образцах способны затруднять проведение исследования и обязательно учитывается экспертами. По источникам запаховых объектов пахучие вещества можно разделить на выделяемые:

- живыми организмами, другими объектами естественного происхождения (запахи цветов, гниения, пищи, нефти и так далее);

- искусственной природы (запахи пластмасс, парфюмерных продуктов, ГСМ и т.п.).

Пахучие вещества пота постоянно сопровождают источник своего происхождения; они механически или под действием физико-химических процессов переносятся на окружающие человека объекты. В виде характеризующих субъекта пахучих меток они удерживаются некоторое время на предметах, с которыми он находился в контакте и, постепенно рассеиваясь, распространяются потоками воздуха. Такие скопления характеризующих субъекта пахучих веществ называют запаховыми следами человека. Биологи рассматривают запаховые следы как активное пространство, границы которого очерчены концентрацией пахучих веществ, пороговой для их восприятия живым организмом. В криминалистике запаховые следы относят к разновидности "субстанциональных". Как следы выстрела на руках стрелявшего или наркотических средств на стенках шприца, так и запаховые следы визуально не обнаруживаются. Количественное содержание пахучих веществ в этих следах не поддается взвешиванию и анализу приборными методами. По этим признакам запаховые следы часто рассматривают и как разновидность микрообъектов. С данных точек зрения, запаховый след субъекта – это микро количество пахучих веществ, с предметов-запахоносителей, определяющих индивидуальные и групповые особенности человека, границы которого обозначены концентрацией образующих его веществ, достаточной для восприятия запаха обонянием биодетектора.

Следовательно, при накоплении таких веществ их можно исследовать техническими средствами – в этом состоит принципиальное отличие «запаховых следов» (молекулярное количество пахучих веществ) от «запаха» (ощущения), исследование которого не возможно приборными методами, так как чувственные образы ими не воспринимаются.

Таким образом, в криминалистике следует разделять понятия «запах», «запаховый след», «пахучие вещества» и на этой основе строить их соответствующую классификацию. Механизм образования запаховых следов человека на предметах (объектах) включает различные физические процессы. Один из них – механическое обтирание, отслоение фрагментов пахучего вещества, частиц эпидермиса, волос при контактном взаимодействии источника-запахоносителя с различными предметами. Такое следообразование протекает в короткий промежуток времени, при котором пахучие вещества одноразово переносятся с источника на следовоспринимающий объект (дорожка следов ног на почве, брызги, пятна крови на одежде и других предметах). Количественная характеристика таких следов определяется не сроком их образования, а периодом накопления пахучих веществ источником – следообразователем (длительность носки обуви, которой оставлены следы, сила кровотечения, степень загрязнения кожных покровов или волос человека и т.п.). Насыщенность других запаховых следов решающим образом зависит от длительности взаимодействия предметов с источниками пахучих веществ (запаховые следы на оружии, орудиях преступления, забытых и использовавшихся преступниками предметах). Чаще всего в этом случае образующие такие следы вещества переносятся на объект и накапливаются на нем посредством адсорбции, диффузии и капиллярной конденсации.[6] Причем увеличение времени контакта индивида со следоносителями способствует накоплению в следах пахучих веществ и, как следствие, усилению запаха человека.

На качество образующихся запаховых следов человека большое влияние оказывает также сам человек-следообразователь, точнее, его физиологическое и эмоциональное состояние во время оставления следов. Повышению концентрации запаховых следов способствуют следующие факторы:

- уровень гигиенической культуры человека (засаленные волосы, давно не стираная одежда способствуют усилению оставляемых запаховых следов);

- физиологические особенности организма и эмоциональное состояние в момент следообразования (возбудимость, взволнованность, страх ведут к повышенному потоотделению);

- интенсивность контакта человека с объектами (сильное затягивание узлов на веревке, работа с инструментами и орудиями преступления, и т.д. способствуют переходу потовых веществ, отслоению частиц эпидермиса с кожных покровов, накоплению пахучих веществ) и др.

Таким образом, можно определить классификацию запаховых следов по механизму их образования.[7]

В 1965 г. группа криминалистов в составе А. Винберга, В. Безрукова, М. Майорова и Р. Тодорова предложила способ консервации и последующего использования запахов, который был назван криминалистической одорологией или одорологическим методом.[8] Суть их предложения сводилась к тому, что с помощью несложных приспособлений воздух со следами запаха консервируется и сохраняется до того момента, когда тактически целесообразным окажется применение по запаховым следам служебно-розыскной собаки. «Когда в руках у следственного работника имеется какое-то вещественное доказательство — орудие преступления, предметы и прочее, тогда запах отбирать незачем, — писал А. И. Винберг. — Можно просто этот предмет положить в полиэтиленовый или хлорвиниловый мешочек и герметически этот мешочек закрыть, чтобы воздух с молекулами запаха не рассеивался. Затем этот предмет можно предъявлять собаке для выборки в любое время, даже через полтора года. Когда же объекты таковы, что их с места проис­шествия изъять невозможно, тогда с них при помощи шприца отсасывается воздух с молекулами запаха и перегоняется в герметически закрывающиеся фляги, хранимые до момента, когда возникает необходимость их использовать».

Предложения А.И. Винберга и его сотрудников по использованию приборов отбора запахов также остались невостребованными вследствие неэффективности сбора, хранения и исследования изымаемых порций воздуха, в которых концентрация пахучих веществ слишком низка для исследования запаховых следов, а хранение запаховых следов в полиэтиленовых пакетах невозможно, так как они имеют пористую структуру вследствие чего пахучие вещества улетучиваются, и проведение каких-либо исследований становится невозможным.

В юридической литературе часто встречается утверждение, что основатели одорологии в 1960-х гг. были первооткрывателями в вопросах сбора запаховых следов человека на местах происшествий, организации их сохранения и исследования с использованием обоняния собак. На самом деле первым, кто указал на возможность использования обоняния собак в криминалистических целях, был, вероятно, доктор Г. Гросс. Он же предложил собирать, сохранять и использовать в расследовании преступлений запаховые следы человека; рекомендовал хранить предметы-носители запаховых следов в плотно закупориваемых стеклянных и жестяных емкостях.[9]

В отечественной криминалистике об использовании ольфакторной информации в раскрытии и расследовании преступлений известно, в основном, по публикациям сторонников и противников криминалистической одорологии.

Исходной точкой в исследованиях специалистов ВНИИ МВД СССР (ЭКЦ МВД России) были вовсе не «одорологические» представления отечественных ученых, а лабораторные методики немецких криминалистов и кинологов. Профессор М.В. Кисин, возглавлявший во ВНИИ МВД СССР исследовательскую работу по использованию запаховых следов человека в раскрытии преступлений, еще в 1983 г. констатировал, что предложенные основателями одорологии способы сбора запаховых следов оказались непригодными для практики.[10] Активный сторонник одорологии, профессор Р.С. Белкин также признавал приоритет альтернативных приемов работы с запаховыми следами.[11]

Направление известное как ольфакторный метод, представляет собой разновидность биологических методов исследования. Называть этот метод ольфакторным, более точно, нежели одорологическим, так как его сущность состоит не в анализе ощущений запаха (лат. odor), а в изучении пахучих веществ с использова­нием обоняния (от лат. оlfaktus) в качестве инструмента.

В судебных исследованиях, проводимых ольфакторным методом, существенное значение приобретают выявляемые экспертом индивидуальные и групповые характеристики запаховых следов человека. Причем выявление индивидуализирующих субъекта пахучих веществ в следах пота и крови, оставленных на месте происшествия, в связи с их значимостью в расследовании уголовных дел, всегда имеет приоритетное значение, поскольку частота их встречаемости (ольфакторная индивидуальность) генетически обусловлена и практически неповторима для каждого человека. Подтверждением этому служат как общеизвестные научные факты[12], так и опыты, проведенные в лаборатории ВНИИ МВД СССР – ЭКЦ МВД России[13] в определении фактора индивидуальности в запаховых образцах из крови монозиготных близнецов.[14]

Криминалистическое использование запаховых следов, сконцентрированных в воздухе, крайне ограничено. Они существуют лишь очень непродолжительное время, а затем рассеиваются в пространстве. Этот вывод подтверждается практикой отечественных криминалистов: отбор запаховых проб на местах происшествий и в других следственных действиях непосредственно из воздуха и сохранение их для последующего исследования оказался неэффективным и в настоящее время не используется.

В связи с выше сказанным, запаховые следы, оставляемые человеком, по принципу их образования и особенностям работы с ними, следует разделить на две большие группы:

1) "нефиксированные" предметами молекулярные следы пахучих веществ, испарившихся с тела человека и сопровождающих его в виде "шлейфа". Так, на месте пребывания преступника (место происшествия и др.) его запаховые следы в воздухе сохраняются несколько минут. Но в случае экстренного прибытия следственно-оперативной группы они могут использоваться в работе со служебно-розыскной собакой по "горячим следам". Однако круг лиц, проверяемых на причастность к преступлению, ограничивается лишь присутствующими на месте следственного действия. "Нефиксированные" запаховые следы могут использоваться лишь один раз;

2) запаховые следы, "фиксированные" объектами – запахоносителями вследствие механического контакта или удерживаемые на предметах за счет конденсации, сорбционных сил. Носителями таких запаховых следов служат следы рук, ног (ношеной одежды, обуви), потовые выделения и следы крови на различных предметах. В зависимости от условий образования и материала предметов запаховые следы человека могут на них сохраняться от нескольких часов до нескольких лет. Пробы веществ с "фиксированных" запаховых следов человека могут использоваться многократно как со служебно-розыскными собаками, так и в стационарном лабораторном анализе, т.е. на протяжении всего срока расследования. Круг проверяемых лиц здесь обычно не ограничивается. Как видно, механизм и принцип образования запаховых следов обусловлен наличием ряда свойств, учет которых имеет большое значение в методике сбора, хранения и экспертного исследования запаховых следов человека. Свойства запаховых следов в основном определяются образующими их веществами, обладающими физическими свойствами, которые присущи любым газообразным телам (летучести, растворимости, диффузии, разбавлении, адсорбции), а также рядом свойств, производных от основных – физических, но обладающих специфическим криминалистическим значением (делимость, непрерывность механизма образования, подвижность структуры, рассеиваемость). Данный перечень можно дополнить такими свойствами, как неизменяемость и индивидуальность запаховой характеристики конкретного человека. Неизменяемость свидетельствует о том, что основные индивидуальные качественные и количественные параметры пахучих веществ в запаховых следах конкретного человека в течение длительного времени, измеряемого десятилетиями его жизни, неизменны вне зависимости от влияния различных причин – перепадов температуры, возраста субъекта, его заболеваний и т.д. Индивидуальность означает тот факт, что в запаховых следах основные качественные и количественные параметры пахучих веществ каждого конкретного человека неповторимы, присущи только ему, т.к. генетически детерминированы.[15] Кинологическая практика, научные эксперименты, проводимые учеными разных стран, подтверждают наличие индивидуализирующего фактора в запаховых следах человека. В исследованиях, проведенных специалистами ЭКЦ МВД России совместно с учеными Института проблем экологии и эволюции Российской академии наук и Российского Федерального Центра судебных экспертиз, установлено, что вещества, на которые реагируют собаки в распознавании человеческих индивидов, по химическим свойствам соответствуют кислотам с достаточно длинной цепочкой углеродных атомов (не менее 12).[16]

Таким образом, ольфакторный метод в системе классификации экспертных методов по общности и субординации, как биологический метод, можно отнести к частнонаучным методам судебной экспертизы, а по источнику происхождения – к специальным методам, разработанным специально для решения задач криминалистики и судебной экспертизы. Экспертизу запаховых следов человека необходимо рассматривать как судебную экспертизу, проводимую биосенсорным ольфакторным методом, которая относится к классу – судебно-биологических экспертиз, роду – экспертиз тканей и выделений человека, виду – экспертиз запаховых следов человека, с характерными для нее предметом, объектом, методиками, и необходимыми экспертными знаниями[17]. Именно данный вид классификации экспертизы запаховых следов человека в настоящее время нашел свое отражение в перечни родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации[18].


1.2.  Запаховые следы человека как вещественные доказательства

К кругу предметов, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ могут служить средствами установления обстоятельств уголовного дела, относят и различные следы, уличающие отдельных лиц в подготовке, совершении преступления или опровергающие выдвинутое обвинение. Учитывая это, запаховые следы человека с предметов-носителей, имеющих отношение к событию преступления, можно отнести к вещественным доказательствам, как и сами предметы-источники ольфакторной информации.

На определенном этапе становления отечественной криминалистики особенно интенсивно развивался раздел трасологии. Господство трасологических воззрений в советской криминалистике 50-60 гг. способствовало установлению в уголовном процессе одностороннего подхода к пониманию вещественных доказательств. Многие ученые отмечают, что хотя материальные объекты и производные от них следы могут существовать в различных агрегатных формах, вещественные доказательства в Уголовно-процессуальном кодексе до сих пор называются «предметами», что, конечно, неправильно понимать лишь как некоторые твердые тела.[19] Молекулярные количества пахучих веществ на предметах и газообразные тела в ряде случаев служат источниками идентификационной информации об участниках и особенностях преступления (запаховые следы человека, горючесмазочные и парфюмерные вещества, продукты гниения, брожения, испарения некоторых наркотических средств и т. п.).

Одним из препятствий процессуального использования запаховых следов иногда называют то обстоятельство, что, якобы, их обнаружение и изъятие затруднительно отражать в протоколах осмотров по причине невозможности непосредственного восприятия запаховых следов следователем, понятыми и другими участниками проводимого мероприятия. Отмечается не только сложность описания изымаемых запаховых следов, но и невозможность предъявления их для осмотра согласно требованиям ст. 81 УПК РФ.

Однако эти аргументы не должны быть препятствием применению запаховых следов человека как вещественных доказательств, равно как и других микрообъектов к которым и относятся запаховые следы человека. Известно, что в зависимости от физической природы различные предметы (объекты) осматриваются с неодинаковой степенью детальности. В то же время это не снижает доказательственной ценности многих, не поддающихся чувственной оценке человека объектов, функциональные характеристики которых не определяются непосредственно на месте проведения следственного действия. Это относится, например, к изымаемым пятнам «вещества бурого цвета», которые лишь с определенной долей вероятности могут быть определены в последующем экспертном исследовании как «пятна крови». Всем известно, что имеется определенная специфика обращения и с вещественными образованиями, не обнаруживаемыми визуально даже с помощью технических приспособлений. Причем такой особенностью характеризуются не только запаховые следы, но и следы наркотических веществ на стенках шприцев, единичные волокна при контактном взаимодействии одежды, следы продуктов выстрела на руках стрелявшего и т. д. Очевидно, что по причине сложности визуального восприятия уголовно-процессуальное значение запаховых и других подобных следов не должно вызывать сомнений.

Как правило, обнаружение вещественных доказательств проводится в ходе следственных (судебных) осмотров. Но если для установления наличия материального объекта требуется специальное исследование, то задача выявления таких вещественных доказательств в ряде случаев решается экспертным путем, в стационарных лабораторных условиях. Очевидно, с предметами, на которых предполагается наличие запаховых следов, на месте происшествия целесообразно поступать таким же образом, как и с другими освоенными практикой объектами и следами, о местах, нахождения которых следователь не может знать точно. «Если поиск микроследов производится по вероятностному методу, то понятые, очевидно, должны удостоверять лишь факт изъятия для последующего исследования предмета, выступающего в качестве носителя микроследов».[20]

Во время осмотра места происшествия, равно как при проведении других следственных действий, лишь точно и документально фиксируются приемы, методы изъятия и процессуального закрепления предметов-носителей этих объектов. Именно таким образом обнаруживаются фрагменты волос на предметах одежды, следы металлизации. Поиск, фиксация, изъятие невидимых запаховых следов на местах происшествий выполняются по аналогии с теми же действиями в отношении, например, единичных текстильных волокон, возможные места нахождения которых устанавливают вероятностным методом, логическим анализом конкретной ситуации происшествия. Только вместо обработки (по одной из методик) липкой пленкой участков предполагаемого контакта преступника с предметами, на эти места накладываются и прижимаются на час хлопчатобумажные салфетки для сбора пахучих проб. Безусловно, необходимо, чтобы сбор, последующая герметизация предметов-носителей запаховых следов, включая салфетки с собранными пробами, упаковку, опечатывание изъятого и описание этой процедуры в протоколе осмотра, проводились с участием специалистов и в присутствии понятых для предотвращения утраты или подмены объектов-следоносителей.

Существующие уголовно-процессуальные нормы могут успешно применяться при работе с объектами-носителями запаховых следов. В случае необходимости, предметы-источники запаховых следов могут быть предъявлены участникам проводимого осмотра. Специалист (эксперт) вправе обращать внимание следователя, суда на определенные признаки данных вещественных доказательств (наличие или отсутствие запаховых следов субъекта, групповые особенности этих следов), на те или иные обстоятельства, связанные с их происхождением. «Определенными признаками» может обладать и сам объект-носитель запаховых следов: хлопчатобумажные салфетки, на которые собраны пахучие пробы; упаковка носителей запаховых следов человека; а также материалы проведенного исследования запаховых следов.

Опираясь на свойство делимости образцов пахучих веществ с тела человека без утраты вновь образующимися пробами индивидуализирующих и диагносцирующих качеств, производным вещественным доказательством могут стать и пахучие пробы со следов человека, если они собраны на месте проведения следственного действия с соблюдением процессуальных и научно-методических требований.

В.Д. Арсеньев утверждает, что в качестве вещественного доказательства должны рассматриваться не ощущения запаха и не упаковка, в которой содержатся полученные пробы, а сами собранные запаховые следы. С этим мнением нужно согласиться. Однако следует принять во внимание и справедливое замечание Д.А. Турчина об относительной неразделимости пахучих веществ и удерживающих их следоносителей. В роли носителей запаховых следов человека выступают и хлопчатобумажные салфетки, на которые собирают либо в процессе исследования переносят, пахучие пробы. Поэтому, не вступая в противоречие с нормами уголовно-процессуального права, следует использовать возможность фиксации самого предмета-следоносителя. На это обстоятельство указывает В.А. Снетков; по его мнению, изъятые на месте происшествия и подлежащие исследованию объекты-носители запаховых следов человека - это вещественные доказательства со всеми вытекающими отсюда процессуальными последствиями.[21]

Каждое доказательство в соответствии со ст. 88 УПК РФ подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности. Процесс допустимости в качестве вещественных доказательств предметов, удерживающих запаховые следы, либо частей таких предметов или собранных с них пахучих проб – зависит от их процессуальной фиксации. Позиция В.Д. Арсеньева является обоснованной, показывающая, что пробы веществ, воспринимаемых по запаху, приобретают доказательственное значение сразу же после их изъятия. Следовательно, относимым и допустимым по делу средством доказывания пахучие пробы становятся с момента их фиксации, а не только при положительном результате исследования, как предлагал одно время А.И. Винберг.[22]

Ю.В. Кореневский критически анализирует судебное использование результатов исследования запаховых следов и отвечает на вопрос: имеет ли ольфакторный метод перспективы в доказывании: «Очевидно, имеет. Но только при условии, что будут разработаны надежные способы проверки достоверности идентификации по запаху. Это – дело специалистов. Что же касается следственной и судебной практики, то поскольку заключения названной экспертизы уже использовались по ряду дел, необходимо изучать методы их исследования...».[23] Надежные средства проверки достоверности результатов идентификации с использованием запаховых следов человека разработаны криминалистами ВНИИ МВД СССР (ЭКЦ МВД России) и около двух десятилетий используются в экспертной и следственной практике.

В целом запаховые следы и удерживающие их предметы-следоносители, изымаемые в процессе следственных действий, обладают полным комплексом необходимых признаков, характеризующих объекты как «вещественные доказательства»:

1)  запаховые следы, оставляемые преступником, другими причастными к преступлению лицами на месте происшествия либо иных местах, имеют причинно-следственную связь с расследуемым событием;

2)пробы веществ с запаховых следов материальны, они могут быть собраны, препарированы, разделены, сохранены, подвергнуты исследованию;

3)  запаховые следы конкретного человека качественно отличаются от таких же следов других людей и могут быть использованы в его идентификации;

4)запаховые следы и собранные с них пробы могут содействовать установлению признаков состава преступления в действиях конкретного лица или факта отсутствия таких признаков, помочь в определении или исключении его причастности к данному происшествию, выявлении места, способа и других обстоятельств, подлежащих доказыванию;

5)  запаховые следы человека имеют функциональные признаки (индивидуализирующая и диагностические характеристики запаховых следов субъекта), которые могут быть выявлены специалистами с применением собак – детекторов и контрольных запаховых следов в экспертном лабораторном исследовании;

6)изымаемые пахучие пробы после экспертного исследования и оценки заключения эксперта в совокупности с другими данными могут быть приобщены к уголовному делу постановлением следователя или определением суда в качестве вещественного доказательства, связанного с искомым или устанавливаемым фактом.

Следы пота и крови человека – важные источники личностной ольфакторной информации. Для криминалистической практики важно, что пахучие вещества, находящиеся в крови и выделяемые с потом человека, попавшие затем на предметы материальной обстановки, сохраняют сведения о нем и после того, как он покинул место следообразования. Запаховые следы человека достаточно устойчивы во внешней среде, способны удерживаться некоторое время на поверхности предметов, с которыми субъект – следообразователь вступал в контактное взаимодействие. Эти обстоятельства позволяют собрать запаховые следы человека и удерживающие их предметы как вещественные доказательства, затем использовать в рамках судебной ольфакторной экспертизы при идентификации субъекта, оставившего такие следы на месте совершенного преступления.


1.3. Вопросы, решаемые экспертом при проведении ольфакторного исследования запаховых следов человека

Методика экспертного ольфакторного исследования включает в себя целую систему мер, обеспечивающих достоверность получаемых с ее помощью результатов. При этом, проведенные в ЭКЦ МВД России статистические расчеты характеризуют достоверность результатов, получаемых с использованием ольфакторного метода исследования запаховых следов человека в судебной экспертизе, как сопоставимую с надежностью результатов современных инструментальных методов анализа, а иногда и превосходящую их.

Руководством правоохранительных органов России прилагаются усилия по расширению практики использования ольфакторного метода исследования запаховых следов человека в расследовании преступлений. Результаты идентификационных и диагностических исследований запаховых следов человека, выполняемых специалистами Экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) МВД России, уже более двадцати лет используются в судах как источник доказательств причастности лиц к совершению преступлений. В настоящее время в десяти экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел России (ЭКЦ МВД России, ЭКЦ ГУВД по г. Москве, ЭКЦ МВД по Республике Татарстан, ЭКЦ МВД по Республике Хакасия, ЭКЦ ГУВД по Алтайскому краю, ЭКЦ ГУВД по Ставропольскому краю, ЭКЦ ГУВД по Волгоградской области, ЭКЦ ГУВД по Самарской области, ЭКЦ УВД по Кировской области, ЭКЦ УВД по Ярославской области) проводится судебная экспертиза запаховых следов человека, и ежегодно выполняется более 1500 экспертиз и исследований.[24]

Судебная экспертиза запаховых следов человека представляет ценность для раскрытия и расследования преступлений, прежде всего как способ установления происхождения запаховых следов на изъятых следоносителях от конкретного лица. Предмет экспертизы – установление фактических данных в отношении источника происхождения запаховых следов человека, представленных специфичными для каждого человека многокомпонентными смесями пахучих веществ его пота и крови. Экспертиза (для оперативных целей - исследование) запаховых следов человека, изымаемых в ходе проведения следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, проводится для решения следующих задач:

- выявление запаховых следов человека (как биологического вида) на изъятых с места происшествия следоносителях;

- установление происхождения запаховых следов (с волос, из следов крови и потожирового вещества), в том числе выявление запаховых следов проверяемых лиц на орудиях и средствах преступления, предметах преступного посягательства и др.;

- установление роли участников происшествия в расследуемом событии;

- выявление лица, от которого происходят запаховые следы, собранные в разное

время и/или в различных местах;

- уточнение обстановки, сложившейся на месте происшествия по оставленным запаховым следам, факта пребывания лиц, интересующих оперативные службы и следствие.

 Методики исследования запаховых следов позволяют решить следующие вопросы:

 1) имеются ли в представленных пробах (или на предметах) запаховые следы человека;

2) от одного или от нескольких лиц происходят запаховые следы человека с представленного объекта;

3) от мужчины или от женщины происходят запаховые следы человека с представленного объекта;

3) имеются ли на данном объекте запаховые следы конкретного подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего, чьи сравнительные образцы представлены на экспертизу;

4) имеется ли в следах крови, пота с данных предметов индивидуальный запах конкретного лица, чьи сравнительные образцы представлены на экспертизу;

5) на каких из представленных предметов имеются запаховые следы подозреваемого или иных лиц (чьи сравнительные образцы представлены на экспертизу);

6) характеризуются ли индивидуальным запахом данного лица пробы со следов рук, ног (ношеной обуви), выявленные на месте происшествия, при обыске в квартире, при других обстоятельствах;

7) на каком из изъятых предметов-запахоносителей имеются запаховые следы проверяемых лиц, чьи сравнительные запаховые образцы представлены на исследование;

8) происходят ли запаховые следы человека с разных предметов или с фрагментов одного из них от проверяемого лица.

Ответы на первые три вопроса имеют диагностическое значение, тогда как ответы на последующие вопросы позволяют проверить происхождение запаховых следов от конкретных лиц, понять распределение ролей среди участников происшествия, отделить запаховые следы подозреваемых от следов иных лиц. Решение диагностических задач (установление видовых запаховых следов человека, его пола, возрастной группы, присутствие на объекте запаховых следов одного или нескольких людей) может быть получено только при наличии собак, специально подготовленных в данной специализации.[25]

При исследовании запаховых следов эксперты не решают вопросы о наличии запаховых следов данного человека в пробах воздуха (из-за недостаточности пахучих веществ, характеризующих человека), а также о принадлежности представленных предметов конкретному лицу или происхождении следов обуви, пятен крови от определенного человека. Ответы на эти вопросы вне компетенции экспертов; их должен найти тот, кто назначил экспертизу, при оценке заключения эксперта в совокупности с другими доказательствами и материалами уголовного дела.

Экспертная оценка данных, полученных в исследовании запаховых следов человека, основывается на анализе достаточности представленных к исследованию материалов, соответствия и воспроизводимости получаемых результатов.

Выводы по результатам сравнительного исследования запаховых проб могут быть категорические: положительные (установлены запаховые следы субъекта), отрицательные (запаховых следов данного лица на объекте не установлено) либо вероятные (выявленные запаховые следы человека, возможно, происходят от данного лица). Вероятные выводы чаще всего формулируются при низкой концентрации на представленном объекте характеризующих субъекта пахучих веществ. В этом случае наблюдаются слабо выраженные и плохо воспроизводимые реакции биодетекторов, не позволяющие экспертам сделать категорическое заключение. Вероятные выводы, хотя и не имеют доказательственного значения, могут быть использованы в оперативных целях и при выдвижении и проверке версий.

При постановке вопроса, выходящего за рамки компетенции экспертов, а также при неполном или неправильном представлении материалов, необходимых для исследования запаховых следов, эксперты вправе сделать вывод о невозможности решения поставленного вопроса с обоснованием причины по существу. Такое сообщение делается в письменной форме с указанием причин, по которым поставленный перед ними вопрос не может быть решен.

1.4. Идентификация человека по запаховым следам за рубежом.[26]

В настоящее время в мировой практике раскрытия и расследования преступлений используются три варианта идентификации человека по его запаховым следам: идентификация человека при работе собаки по следу; «выборка» человека по объекту, изъятому с места происшествия; идентификация человека по запаховым следам в сравнительном ряду модельных запаховых проб. Если два первых варианта имеют статус оперативных мероприятий, то последний (в таких странах, как Германия, Польша, Венгрия, Дания, Бельгия и Нидерланды) является следственным действием и служит источни­ком доказательств в суде.

Несмотря на общие принципы проведения криминалистического ольфакторного исследования (препарирование объектов и отбор исследуемых запаховых проб, формирование ряда сравнительных модельных запаховых проб, проведение сопоставления исследуемых запаховых проб в сравнительном ряду модельных запаховых проб с помощью собак-детекторов, документальное оформление результатов исследования), существуют определенные различия как в методике его осуществления, так и в особенностях процессуального использования результатов, определяющихся опытом, наличием традиций и отличиями уголовного процесса в разных странах.

Существующие на сегодняшний день методики криминалистического ольфакторного исследования различаются:

- по величине ряда сравнительных модельных объектов;

- по материалу-запахоносителю;

- по направлению сопоставления исследуемых запаховых проб (с объекта, связанного с происшествием, на запаховые образцы проверяемых по делу лиц или с образцов, отобранных от проверяемых по делу лиц, на объекты, связанные с происшествием);

- по обеспечению контроля достоверности реакции биодетектора и общей достоверности ольфакторного исследования;

- по породе собак и их навыкам сигнального поведения;

- по особенностям документального оформления результатов ольфакторного исследования.

В ряде восточно-европейских стран (Венгрия, Болгария, Поль­ша, Чехословакия, Украина) и в странах Балтии (Литва, Латвия) идентификация человека по его запаховым следам в сравнительном ряду модельных объектов проводится по методике начала 70-х гг., предложенной еще криминалистами ГДР.

Сравнительный ряд модельных объектов состоит из 5-6 запаховых образцов на тканевых (байковых, марлевых) салфетках, помещенных в стеклянные банки, зафиксированные на полу с помощью специальных держателей. Запаховые пробы отбираются с объектов, связанных с происшествием, путем контакта тканевой салфетки с поверхностью объекта-запахоносителя, а сравнительные образцы от проверяемых по делу лиц - путем контакта тканевой салфетки с поверхностью кожи человека.

Исследуемая проба располагается в сравнительном ряду среди модельных запаховых проб, полученных от непричастных к данному происшествию лиц. Сравнение исследуемых объектов проводится как с запаховой пробы, полученной с объекта, связанного с происшествием, так и с запаховой пробы, полученной от проверяемого по делу лица.

В исследовании применяются одна или две собаки. После занюхивания стартовой пробы собаку побуждают обнюхивать запаховые пробы сравнительного ряда. Предпочтение отдается работе без поводка, для уменьшения влияния кинолога на поведенческие реакции собаки. Сигналом узнавания пробы, идентичной (по индивидуализирующим человека пахучим веществам) стартовой пробе, служит посадка или укладка собаки рядом с ней. Положительным подкреплением сигнальному поведению собаки является либо пищевая подкормка – удовлетворение пищевой потребности, либо игра с предметом – удовлетворение игровой потребности. Часто исследование проводится одним человеком. При этом исследователь, использующий собаку, бывает осведомлен о позиции в ряду исследуемой пробы. Положительное подкрепление действию собаки осуществляется сразу же после первой зарегистрированной сигнальной реакции.

После этого данный вариант сравнения исследуемых запаховых проб повторяется 2-3 раза с этой же собакой. При наличии устойчиво повторяющихся сигнальных реакций собаки делается вывод об общем источнике происхождения исследуемых запаховых следов человека и документально оформляются результаты исследования.

Иногда описанный выше вариант сравнения исследуемых запаховых проб называют «положительным» («позитивным») в отличие от «отрицательного» («негативного»), когда после обнюхивания объекта с заданным к поиску запахом собаку побуждают к поиску этого запаха в сравнительном ряду среди не содержащих его модельных объектов. «Негативный» вариант используется для оценки функционального состояния собаки-детектора – собака не должна выделять сигнальным поведением объекты, не имеющие заданного запаха.

В таких странах, как Германия, Нидерланды, Бельгия, Дания и Англия, в качестве опосредованного запахоносителя при формировании сравнительного ряда модельных объектов используются трубки из нержавеющей стали, которые крепятся в одну линию на специальной подставке с помощью электромагнитов. Объекты такой линии состоят из шести трубок, пять из которых ароматизированы лицами, не имеющими отношения к расследуемому преступлению, а одна ароматизирована проверяемым по делу лицом.

Сравнительное исследование проводится только в одном варианте – с объекта, связанного с происшествием, на запаховые образцы проверяемого по делу лица.

После занюхивания предмета, связанного с происшествием, собаку без поводка побуждают обнюхивать запаховые пробы сравнительного ряда. Сигналом узнавания пробы, идентичной запаху стартового предмета, служит попытка взятия трубки. Положительным подкреплением сигнальному поведению собаки является взятие в пасть выбранной трубки в результате отключения электромагнита, удерживающего ее. Исследование производится двумя участниками; при этом кинолог, применяющий собаку, может быть не осведомлен о позиции в ряду исследуемой пробы. Положительное подкрепление действию собаки осуществляется сразу же после первой зарегистрированной сигнальной реакции.

Проверка первой реакции собаки осуществляется повторением сравнения исследуемых запаховых следов в измененных условиях: трубки в линии меняются местами. При закономерном повторении сигнальной реакции делается заключение об идентичности по индивидуализирующим человека запаховым веществам сравниваемых запаховых следов оставленных на трубке проверяемым лицом и имеющихся на предмете, связанном с происшествием. Иногда проводится проводка собаки по ряду объектов, при отсутствии исследуемого предмета – «негативная» выборка.

Реализация описанной методики имеет некоторые различия в разных странах. Например, методика, которой пользуются в Бельгии, предусматривает формирование в качестве сравнительного ряда модельных объектов одной линии, состоящей из шести или семи трубок. Одна из трубок ароматизируется проверяемым по делу лицом, а остальные ароматизируются тремя лицами, не имеющими отношения к расследованию данного дела, по две трубки каждым лицом. Если регистрируется сигнальная реакция собаки, то в линию объектов добавляется новая трубка с запахом проверяемого лица и выборка повторяется трижды, при этом кинолог знает местоположение трубки.

В Германии собаки, используемые в производстве конкретного исследования, должны выполнить «тестирующее» задание за день перед исследованием. Оно заключается в том, что собака должна провести идентификацию человека, не имеющего отношения к данному уголовному делу, по его запаховым следам, в линии из шести трубок, среди которых находится и трубка с запаховыми следами подозреваемого. Если собака проигнорировала трубку с запахом подозреваемого и совершила адекватную поставленной задаче выборку, ее используют для проведения дальнейшего исследования. Если собака отметила сигнальным поведением трубку с запаховыми следами подозреваемого, собаку заменяют. На следующий день собака должна провести сравнение запаховых следов с предмета, изъятого с места происшествия, с запаховыми следами подозреваемого на трубке, которая снова находится в линии из шести запаховых объектов. Кинолог не знает местоположения исследуемой трубки. Если реакция узнавания одной собаки подтверждается при использовании еще двух собак, делается вывод об идентичности запаховых следов человека, оставленных на предмете, изъятом с места происшествия, и оставленных на выбираемой трубке.

В Дании также пользуются усложненной методикой: до начала идентификационного исследования собаки выполняют тренировочное (тестирующее) задание, при котором запаховая проба подозреваемого находится в линии объектов из пяти трубок. При этом используются четыре собаки; и по условиям методики все они должны проигнорировать запах подозреваемого и, по крайней мере, три должны сделать правильное сопоставление. Если эти требования выполнены, три собаки применяются для сопоставления запаховых следов с предмета, связанного с местом происшествия, и запаховых следов подозреваемого. Но, в отличие от немец­кой методики, эти два этапа исследования осуществляются в один день. При этом кинолог не информируется о месте нахождения исследуемого образца.

В Нидерландах используется несколько вариантов методики, официально утвержденных Департаментом полиции в 1991 г. Независимо от варианта, сравнительный ряд модельных запаховых объ­ектов должен состоять из 12 запаховых проб.

Согласно одному из вариантов, подозреваемый и 11 участников, не имеющих отношения к данному происшествию, моют руки с не душистым мы­лом и одновременно в течение 5 минут держат в руках трубки. Сроки начала исследования, после получения запаховых проб, не определены. До проведения исследования запаховые пробы хранятся или в пластиковых мешках, или в стеклянных банках с герметически закрываемыми крышками. Эксперт устанавливает трубки в две линии – по шесть проб в каждой, но только одна линия сравнительного ряда содержит запаховую пробу подозреваемого. Кинолог дает собаке обнюхать предмет, изъятый с места происшествия, и собака должна извлечь из линии трубку с идентичным предмету запахом. Линия трубок, не содержащих запаховой пробы подозреваемого, считается тестирующей (проверяющей): собака должна дважды обнюхать объекты и продемонстрировать, что она не производит выборку. Осуществляется сравнение исследуемого запаха с 12 другими запахами, что уменьшает вероятность ошибки при идентификации.

По другому варианту методики, «Четыре из шести», в исследовании принимают участие подозреваемый и шестеро непричастных к происшествию лиц, каждое из которых оставляет свои запаховые следы на четырех трубках. Сравнительный ряд состоит из четырех линий, каждая из которых содержит по шесть запаховых проб; две линии содержат запаховую пробу подозреваемого и пять нейтральных проб, другие две – содержат только шесть нейтральных проб. После занюхивания предмета, изъятого с места происшествия, собака должна извлечь из двух линий запаховую пробу подозреваемого и не реагировать на запаховые пробы в других двух линиях. При этом кинолог не знает, какая из линий является «отрицательной» (проверяющей), и он также не знает местоположения запаховой пробы подозреваемого в «положительной» линии объектов.

В качестве запахоносителей по описанным схемам допускается использование вместо трубок марлевых салфеток, помещенных в стеклянные банки. В этом случае реакцией узнавания является укладка собаки у опознанной пробы, а положительным подкреплением – игра с предметом, предлагаемым кинологом.

Городское управление полиции г. Роттердам предложило и использует оригинальную методику идентификации человека по его запаховым следам, также официально признанную Департаментом полиции Нидерландов. По этой методике в качестве опосредованного запахоносителя используется марлевая салфетка; запаховые пробы собираются контактным путем. Сравнение запаховых следов осуществляется только с запаховой пробой, собранной с предмета, связанного с происшествием. С целью уменьшения влияния кинолога на сигнальную деятельность собаки, выборка проводится в специальном помещении в отсутствие кинолога. Контроль за сигнальным поведением собаки осуществляется через специальное смотровое окно. Одна из стен помещения снабжена шестью горизонтально расположенными держателями запаховых проб, в которые под давлением подается подогретый и увлажненный поток воздуха. В этих держателях с помощью специальных контейнеров крепятся марлевые салфетки с запаховыми пробами подозреваемого и непричастных к данному происшествию людей. Поток воздуха, обдувая опосредованные запахоносители с запаховыми пробами, активно выносит запаховые вещества в сопло держателей. Собака обнюхивает задаваемую пробу вне помещения и, проходя вдоль стены с держателями, дважды обнюхивает запаховые пробы сравнительного ряда. Сигнальной реакцией является посадка. В качестве положительного подкрепления служит взятие в пасть теннисного мяча. В случае отрицательного результата собака совершает сигнальную посадку в специальном месте и также получает положительное подкрепление.

Для проведения идентификации человека по его запаховым следам в сравнительном ряду модельных объектов в подавляющем большинстве случаев используются собаки породы немецкая овчарка, в некоторых странах – бельгийские овчарки (малинуа) или помеси «немецкая овчарка х малинуа». Собаки отбираются по следующим признакам:

а) способность к взятию в пасть;

б) высокая готовность к работе (тестируется по времени сохранения интереса при взятии в пасть предмета);

в) врожденная тенденция использования обонятельного анализатора (оценивается по способности использовать обоняние при поиске объекта, который собака не видит).

Частота занятия не фиксируется заранее, но составляет от 1 до 8 раз в день в зависимости от загруженности собаки другой работой.

Как правило, собаки-детекторы готовятся в специализированных полицейских школах по утвержденным соответствующими органами программам. В большинстве стран собака-детектор запаховых следов в сравнительном ряду модельных объектов одновременно готовится и используется для следовой работы, обыска помещений и территорий и выборки человека. Для проведения идентификационного ольфакторного исследования допускается использование собак, успешно сдавших соответствующие экзамены и прошедших специальное тестирование.

Ежегодно кинологи со своими собаками должны проходить лицензирование на право дальнейшей деятельности. Лицензирование проводится специальными комиссиями, при этом учитываются профессиональная пригодность кинолога и качество работы его собаки. Например, в Нидерландах идентификация запаховых следов в сравнительном ряду является обязательной частью ежегодного тестирования и должна быть выполнена безупречно.

Во многих странах, в отсутствие современных элементов контроля над правильностью сигнального поведения собак-детекторов, криминалистическое ольфакторное исследование часто проводится в присутствии представителей прокуратуры, следствия и обвиняемого и может фиксироваться на видеопленку.

В Польше результаты исследования запаховых следов используются службами криминальной полиции, а также направляются в суд. Особенностью процессуального использования результатов идентификации по запаховым следам в Польше состоит в том, что они представляются в суде в форме протокола следственного эксперимента. Поэтому обязательным элементом является присутствие при производстве исследования запаховых проб представителей следствия, прокуратуры и обвиняемого.

Несмотря на то, что в Нидерландах с 1 января 1989 года были введены единые для всей страны условия проведения идентификации запаховых следов в сравнительном ряду по требованиям судебной экспертизы, в настоящее время, результаты каждого исследования оформляется протоколом допроса свидетеля: кинолог дает письменное показание свидетеля, где он описывает ход исследования и поведение собаки. Это сообщение приобщается к материалам дела. Полиция Нидерландов рассматривает результаты идентификации запаховых следов в сравнительном ряду как прямое или косвенное доказательство. Юридическая система Голландии позволяет судьям самим определять, что использовать в качестве доказательств; в качестве такового они используют и результаты идентификации запаховых следов. Во многих случаях результаты ольфакторной идентификации принимаются Верховным судом Нидерландов.

Подозреваемый не имеет права отвести проверку по запаховым следам, если такое исследование выполняется согласно утвержденным требованиям. Он обязан участвовать – предоставлять свои запаховые следы в исследовании, поскольку это не вредит его здоровью.

Анализируя все вышесказанное можно сделать вывод, что методики исследования, в которых в качестве опосредованных запахоносителей используются трубки из нержавеющей стали и в качестве сигнала узнавания и положительного подкрепления является взятие их в пасть, имеют ряд недостатков, к которым можно отнести следующие:

- металлическая поверхность трубок является «плохим» адсорбентом запаховых веществ человека;

- использование трубок позволяет получать запаховые пробы только от людей, тогда как тканевые салфетки дают возможность собирать запаховые вещества не только от людей и с предметов, изъятых с места происшествия, но и с запаховых следов, в том числе и с труднодоступных мест – руля автомобиля, автомобильного сиденья или с любого предмета, который может быть затем использован в другом экспертном исследовании, что значительно ограничивает возможности ольфакторного идентификационного исследования;

- при использовании тканевых салфеток существует значительная разница между сигнальной реакцией собаки-детектора (лай, укладка, посадка) и поощрением (пищевая подкормка, реже – игра с предметом); при использовании же трубок это различие минимально, так как и сигнальная реакция и поощрение – это одно и то же (взятие трубки в пасть), что повышает мотивационное состояние собаки и способствует увеличению количества ошибочных реакций во время исследования.

Принципиальное отличие зарубежных методик идентификационных ольфактроных исследований от отечественной методики заключается в подходе к формированию сравнительного ряда модельных объектов: объекты располагаются в одну или две линии при отсутствии так называемой эталонной пробы – запаховой пробы, идентичной пробе, задаваемой к поиску. Расположение объектов в линию приводит к наличию в ней более тщательно и менее тщательно обнюхиваемых собакой-детектором запаховых проб, что также ведет к увеличению ошибочных результатов. Отсутствие эталона в ряду сравнительных объектов не позволяет контролировать процессы запоминания и распознания собакой-детектором ольфакторных характеристик задаваемой запаховой пробы, оценить правильность регистрируемых сигналов и функциональную готовность собаки к выполнению поставленной задачи. В отсутствие эталона, как правило, положительно подкрепляется уже первая сигнальная реакция собаки-детектора, что «включает» процессы научения и делает бессмысленным повторное использование собаки (в случае идентичности сравниваемых проб) или приводит к закреплению ложного стереотипа у собаки (в случае, когда сравниваемые пробы содержат различные компоненты).



Глава II. Организационные и процессуальные аспекты подготовки и назначения ольфакторной экспертизы следователем военных следственных органов.

2.1. Работа следователя военных следственных органов с запаховыми следами при ОМП и иных следственных действиях.

Процесс раскрытия и расследования преступлений представляет собой планомерную и последовательную деятельность следователя (основной фигуры процесса) и специалистов различных отраслей знания (криминалистов — экспертов и техников экспертно-криминалистических подразделений). Их совместная работа чаще всего протекает в рамках следственных действий (осмотры места происшествия, предметов и документов, освидетельствование — своеобразный вид осмотра тела человека, обыск или выемка с целью отыскания и изъятия объектов, имеющих значение для расследования, проверка и уточнение показаний на месте, отбор сравнительных образцов и другое).

Если состояние здоровья позволяет потерпевшему участвовать в следственных действиях, то желательно осмотр места происшествия или, например, обыск производить вместе с ним. Это может сделать поиск следов преступления более целенаправленным и результативным, в частности, позволит выявить объекты и следы, относящиеся именно к лицу, совершившему преступление. Кроме того, участие потерпевшего в следственном действии может послужить проверке объективности его показаний или их уточнению.

При раскрытии и расследовании преступлений немаловажное значение имеют данные, в частности о запаховых следах, полученные в ходе проведения осмотра места происшествия и объектов, проверки показаний потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого) на месте, а также обыска, выемки в жилище подозреваемого, либо по месту работы, иных местах.

Предметы-источники запаховых следов человека или пробы с содержащимися в них запаховыми следами, как правило, изымаются в ходе следственных осмотров (в том числе при освидетельствовании лиц), проводимых в соответствии с УПК РФ. Работа с запаховыми следами – составная часть осмотра места происшествия, наиболее распространенного следственного действия в практике следователей, в том числе и следователей . Она, в частности, включает в себя:

- изучение обстановки на месте происшествия с выявлением возможных мест нахождения запаховых следов, обеспечения их сохранности;

- построение версий о событии происшествия, его участниках и иных обстоятельствах, а также о механизме образования запаховых следов;

- принятие мер по выявлению предметов, на которых могли сохраниться запаховые следы;

- применение розыскной собаки для задержания преступника по «горячим следам» и в целях обнаружения утерянных, брошенных или спрятанных им предметов, имеющих его запаховые следы;

- изъятие предметов или запаховых проб со следов и других объектов-источников запаховых следов человека;

- описание и фиксация изымаемых объектов в протоколе осмотра места происшествия и приложениях к нему.

Участвуя в первоначальном и неотложном следственном действии – осмотре места происшествия, специалист-криминалист по поручению следователя осуществляет поиск и обнаружение следов преступления и иных объектов (например, предметов, брошенных или потерянных преступником), производит их фиксацию (чаще всего путем фото-, видеосъемки) и в необходимых случаях изъятие, упаковку с соблюдением специальных правил сохранения предполагаемых запаховых следов.

Поскольку значительную часть следов, обнаруженных на местах происшествий и на различных предметах (одежде, оружии и другом) при расследовании преступлений, составляют предметы со следами пота, кровь и волосы, характеризующиеся индивидуальным запахом человека, следователь и специалист-криминалист не могут обойтись без определенных знаний об объектах биологического происхождения, источником которых является тело человека. Они должны учитывать и специфику этих объектов, которые при контакте с внешней средой значительно быстрее, чем другие следы, утрачивают и изменяют свои свойства и признаки, а также представлять и механизм следообразования в зависимости от той или иной расследуемой ситуации. Часто она зависит от действий предполагаемого преступника, его физических данных и используемых орудий преступления; картина преступного события дополняется иногда и действиями потерпевшего: его сопротивлением насилию, причинением повреждений нападающему или вмешательством других лиц.

В подобных случаях взаимный контакт потерпевшего и преступника, а также каждого из них с предметами окружающей обстановки обусловливает образование и взаимный перенос различных микрообъектов: волос, крови, пота, запаховых следов и других выделении человеческого организма.

Все эти указанные обстоятельства вызывают необходимость более тщательного осмотра не только места происшествия, но и тела, и одежды потерпевшего или подозреваемого, орудия преступления и других предметов, имеющих отношение к расследуемому событию. Выявляют при этом следы взаимного контакта, переноса микрообъектов, большую часть которых составляют объекты биологического происхождения (и среди них — запаховые следы).

Следы, изымаемые при осмотре места происшествия, разнообразны, и запаховые следы человека среди них выделяются как весьма специфические. Они всегда остаются на предметах, с которыми преступник находился в достаточно длительном контакте, в том числе и на почве, но нередко практические работники этим пренебрегают или не умеют обращаться с такими следами.

Обнаруживая следы рук, ног (обуви), волосы или кровь предполагаемого преступника, многие следователи поступают в соответствии с традиционными представлениями в криминалистике о следах человека, а потому не используют всей информации, содержащейся в следе, в частности, ольфакторной. Однако обнаруживаемые предметы и следы человека как источники комплексной криминалистической информации могут быть исследованы в первую очередь на наличие запаховых следов преступника, поскольку их сбор и анализ обычно не препятствуют проведению в дальнейшем других исследований (например, дактилоскопического, трасологического и так далее).

Поиск и обнаружение запаховых следов, их изъятие имеют свои особенности. Работа по установлению запаховых следов начинается уже на стадии общего осмотра места происшествия, когда определяются его границы, осуществляется обзор помещения или местности. На этом этапе следователь должен выяснить вопросы, существенные для квалификации содеянного: место, время и способ совершения преступления, использованные орудия и средства; признаки, характеризующие субъекта, мотивы преступления и другое.

Разрешению этих вопросов способствуют материальная обстановка места происшествия, ее нарушение, и обнаруживаемые следы рук, ног (обуви), транспортных средств и так далее, а также брошенные или забытые преступником предметы (оружие; использовавшиеся для сокрытия лица шарфы, шапочки, чулки; веревки и иные средства для связывания; окурки, скомканные клочки бумаги и прочие предметы). Если такие предметы и следы находились в контакте с человеком, помимо традиционно понимаемой криминалистами и практическими работниками информации как о событии преступления в целом, так и о действиях преступников, о их личности, могут содержать в себе и ольфакторную информацию о лицах, оставивших следы. Эти объекты в ходе общего осмотра должны фиксироваться не только на планах, схемах или в черновом варианте протокола. Их обнаружение требует принятие мер по незамедлительному сбору запаховых следов.

При этом следователю необходимо помнить и соблюдать тактические приемы осмотра: не привносить в обстановку осматриваемого места своих следов — рук, ног, волос и прочего. Для этого, как правило, поручают специалисту принять меры по сохранению обнаруженного, закрывая или ограждая объекты-носители какими-либо подручными средствами. Фотографирование, видеосъемка производимые обычно специалистом-криминалистом, позволяют в дальнейшем использовать их результаты для расследования и, кроме того, путем анализа зафиксированной обстановки, объектов (следов) выявить упущения, что нередко случается, когда не все необходимые экспертизы, в частности, экспертиза запаховых следов, назначаются своевременно.

По окончании общего осмотра механизм преступления, как правило, становится очевидным, и следователь, обсудив ситуацию со специалистом, уже определил места наиболее вероятного нахождения запаховых следов на предметах материальной обстановки, с которыми взаимодействовал предполагаемый преступник. Такие следы должны выявляться в первую очередь, поскольку самоуничтожение — их естественное свойство. Знание специфики следовой информации облегчает эту работу и помогает эффективно провести изъятие запаховых следов в стадии детального осмотра.

Доказательственную значимость имеют как непосредственно объекты-носители запаховых следов человека, так и запаховые пробы с них, так как правильно собранная с запаховых следов проба полностью передает признаки пахучего вещества с объекта. Однако нужно учитывать более широкие возможности для работы с запаховыми следами в лабораторных условиях. Поэтому предполагаемые на предметах запаховые следы человека желательно изымать вместе с этими предметами; если это невозможно, осуществляют сбор запаховых проб непосредственно на месте проведения следственного действия (накладывают на объект-носитель салфетку из байки, фланели и другой хлопковой ткани и прижимают сверху фольгой).

При каждом решении об изъятии запаховых объектов на месте происшествия необходимо анализировать условия следообразования и оценивать возможность сохранения запаховых следов при данных обстоятельствах. Для правильного определения возможных мест нахождения запаховых следов преступника необходимо каждый раз мысленно смоделировать его поведение, обращая внимание на места длительного его пребывания. Чтобы правильно определить местонахождение предполагаемых объектов-носителей запаховых следов человека, необходимо также представлять и действия других участников происшедшего события. Для этого учитываются не только, например, поза трупа и его местонахождение, но и расположение предметов на месте происшествия: обстановка может свидетельствовать о борьбе между преступником и потерпевшим, о роли и характере участия в происшедшем других присутствовавших лиц.

Запаховые следы человека могут образовываться не только в период совершения преступления, но и на стадии его подготовки, а также при попытке его сокрытия. Подготовка оружия, орудий преступления, маскировочных (маска, парик, обувь), защитных (перчатки, бронежилет) и иных средств (веревки, сумки) для совершения противоправного деяния сопровождается манипулированием этими предметами, что ведет к образованию на них запаховых следов человека. Образовавшиеся при этом следы рук, папиллярных узоров ладоней могут быть стерты, однако уничтожить запаховые следы сложнее, так как потожировые вещества сохраняются в щелях, на шероховатых участках.

Обычно названные предметы скрытно проносятся к месту намечаемого события — под одеждой или с использованием какой-либо упаковки, которая также может стать носителем запаховых следов покушавшегося на совершение преступления.

Приходится учитывать и возможность наличия на принесенных объектах запаховых следов нескольких лиц (на предметах одежды, шапке-маске, если ими пользовались несколько человек) или только лица, непосредственно не участвовавшего в событии (на деньгах, использовавшихся в качестве взятки, может оказаться запах не взяткодателя, а его бухгалтера, кассира).

Преступники могут предпринимать меры к уничтожению или маскировке своих запаховых следов. Однако и в этих случаях, например, при организации пожара, уничтожающего улики на месте совершенного преступления, запаховые следы преступников могут сохраниться на участках подхода к месту события и удаления от него. В целях изменения обстановки места происшествия, труп жертвы может быть перемещен преступником, расчленен, захоронен. При этом не всегда удается замыть следы крови, проконтролировать их попадание на почву, снег, траву. Попытки преступника маскировать запаховые следы обуви, посыпая или поливая их различными пахучими и едкими средствами, редко приводят к успеху, так как эти рассыпанные или разлитые вещества служат хорошим ориентиром для поиска необработанных запаховых следов. Запах преступника могут сохранять и спрятанные в тайниках предметы преступного посягательства, выброшенные или спрятанные орудия преступления, а также другие предметы, указывающие на причастность лица к совершенному преступлению.

При осмотре места происшествия нужно учитывать, что запаховые следы оставляются преступником не только в центре событий, где его пребывание обычно лимитировано временем и где он старательно уничтожает улики. Наиболее пригодные для идентификационного исследования запаховые следы могут быть им оставлены, когда он менее контролирует собственные действия: при подходе к месту происшествия – окурок, упаковка от орудия преступления, в месте выжидания удобного момента для совершения преступления – утоптанная почва, оброненный патрон, или при бегстве с места происшествия – потерянная перчатка, сброшенные предметы одежды, следы крови на перилах лестницы. Нередко оружие, другие предметы-следоносители отбрасываются преступником в сторону, выбрасываются в окно или прячутся в укромном месте. Лучшие запаховые следы — оставленные преступником вместе со своими следами крови и личными вещами.

Если место совершения преступления известно, в некоторых случаях для предотвращения утраты следов на участках, удаленных от этого места, осмотр производится от периферии к центру. Такая тактика позволяет обеспечить лучшую сохранность и произвести полное изъятие следов преступления. Осмотр на местности представляет значительные трудности, если следователь не располагает сведениями о конкретном участке, где произошло преступное событие. Поэтому сначала усилия должны быть направлены на отыскание такого места, определение его границ. В этом существенную помощь может оказать специалист — кинолог со служебно-розыскной собакой.

Если обстоятельства благоприятствуют (осмотр проводится сразу по совершении преступления в малонаселенной или редко посещаемой местности, отсутствуют обильные осадки и так далее), то необходимо использовать возможность задержания преступника по «горячим следам», в частности, по оставленным им запаховым следам с применением розыскной собаки. Наиболее эффективна работа собаки на местности при обследовании обширных участков в целях обнаружения утерянных, брошенных или спрятанных предметов с индивидуальными запаховыми следами преступника. Предметы или запаховые пробы с них изымают и сохраняют для возможного проведения в последующем исследования запаховых следов.

Нужно особо подчеркнуть: ольфакторную информацию, содержащуюся объектами-следоносителями, собирают на месте происшествия дважды: первый раз — при преследовании преступника по «горячим следам» с применением служебно-розыскной собаки; на следующем этапе следоносители или пробы запаховых следов с предметов и следов собирают и сохраняют для последующего лабораторного исследования. Выполнение первой задачи не препятствует осуществлению второй и, вообще, внимание к запаховым следам не означает отказа от использования иных следов и приемов других видов.

На открытом воздухе запаховые следы улетучиваются быстрее, чем в закрытых помещениях, поэтому важным условием эффективности осмотра служит незамедлительное его проведение. Сбор запаховых проб со следов обуви суточной давности, как правило, уже не приводит к успеху. Нецелесообразно собирать запаховые пробы и с участков местности, затоптанных многими людьми.

Участки местности, на которых предполагается наличие запаховых следов, и обнаруженные предметы-источники запаховых следов человека — защищают от неблагоприятного воздействия осадков, солнца и ветра подручными средствами, не допуская загрязнения следов посторонними пахучими веществами.

Следует обращать внимание на места продолжительного контакта преступника с предметами (личные вещи, волосы в местах борьбы), с участками снега, почвы, а также на предметы, обнаруживаемые вблизи места происшествия.

Для предотвращения заплесневения запаховые пробы, изъятые со следов на влажной почве, траве или на снегу, равно как и пробы, полученные с влажных предметов, необходимо до исследования хранить в морозильной камере холодильника.

При обнаружении трупа поиск запаховых следов преступника осуществляется по общим правилам: от этого места, условно являющегося центром события, к периферии. Такая тактика позволяет в ряде ситуаций определить путь следования преступника к месту преступления и ухода с него, а также установить место, где он ожидал потерпевшего либо вступил с ним в контакт. При обнаружении трупа с признаками насильственной смерти предметы-следоносители могут быть обнаружены рядом с трупом или под ним. В руке трупа могут остаться волосы, вырванные во время борьбы. С одежды и кожных покровов пострадавшего пробы запаховых следов преступника могут быть собраны только в течение одного часа после контактного взаимодействия данных участников события.

Осмотр помещения может дать представление о том, каким способом преступник в него проник (взломав замки дверей, через открытую форточку или окно, разбив стекло) и каким образом скрылся с места преступления. При установлении подобных обстоятельств могут быть изъяты запаховые пробы с предполагаемых предметов-носителей запаховых следов участников происшествия. Следует также сосредоточить усилия на поиске волос преступника либо его крови. Необходимо учитывать, что следы рук, обуви преступника, его волосы наиболее часто обнаруживаются именно в местах проникновения в помещение.

Большое значение имеют беседы с очевидцами, владельцами и соседями квартиры, администрацией служебных помещений и так далее. Их пояснения к случившемуся в большинстве случаев помогают сориентироваться в обстановке происшествия, выявить следы и предметы-следоносители.

Запаховые следы в помещениях отыскивают в первую очередь на узловых местах, которыми могут быть:

- места укрытия преступников до совершения преступления;

- подходы к дверям, окнам снаружи и внутри помещения;

- места, где хранились и откуда похищены ценности, места борьбы;

- электрические щиты, сейфы, различные сидения, места обнаружения предметов, ценностей, орудий преступления, личных вещей преступников;

- пути отхода преступников (коридор, лестничная клетка);

- места укрытия похищенного (чердак, подвал, пожарный шкаф).

Обнаруженные предметы, которые предположительно использовал преступник, рекомендуется изъять либо отобрать с них запаховые пробы.

Осмотр предполагаемых предметов-носителей запаховых следов преступника или потерпевшего сопровождается мысленным моделированием образования этих следов, основанным на видимых признаках – повреждения предмета, его перемещение, наличие следов крови, и выдвигаемых версиях. Следует иметь в виду, что перемещение предметов и даже их деформирование и разрушение не всегда сопровождаются образованием на этих предметах запаховых следов человека. Образование таких следов, пригодных для идентификационного исследования, напрямую связано только с длительным и плотным контактом предмета с человеком, а также с наличием следов его крови, волос. На оружии, орудиях преступления иногда удается выявить как запаховые следы преступника (на рукоятке ножа), так и запаховые следы потерпевшего (кровь на клинке ножа). Источниками ценной ольфакторной информации о преступнике нередко становятся концы затянутых веревок, кляпы.

Осмотр автомобиля с целью обнаружения запаховых следов предполагаемого преступника в большинстве случаев не вызывает особых трудностей, поскольку осматриваемый участок ограничен размерами транспортного средства. Основными объектами-носителями запаховых следов человека при этом служат сиденья; рулевое колесо; предметы, оставленные преступником: упаковка от сигарет, скомканная бумага, веревки, орудия преступления и прочие посторонние предметы, обнаруженные в салоне или багажнике автотранспортного средства; следы крови при саморанении преступника или причинении ему повреждений потерпевшим; волосы, вырванные потерпевшим у преступника при оказании ему сопротивления, видимые следы обуви, выявленные около автомашины.

Нет смысла изымать запаховые следы с нагретых предметов, с пола и ковриков транспортных средств – образованные запаховые следы успели улетучиться. Зато запаховые следы хорошо удерживаются на сидениях транспортных средств; этому способствуют длительное время контакта с ними человека и относительная защищенность запаховых следов от интенсивного выветривания.

Анализ материалов уголовных дел свидетельствует, что в настоящее время в практике следователей почти не используется такая разновидность осмотра, как освидетельствование лиц с целью обнаружения следов преступления и особых примет на теле, в ходе которого тоже возможно обнаружение объектов, имеющих запаховые следы участников преступного события. Освидетельствование как вид следственного действия заключается в осмотре тела человека, его одежды и обуви с целью обнаружения следов преступления.

В ходе освидетельствования и осмотра одежды подозреваемого или потерпевшего следователь или участвующий при этом специалист отыскивает в первую очередь интересующие следы, подтверждающие контакт участников расследуемого преступления. Носителями запаховых следов здесь чаще всего выступают следы крови и волосы. Липидные компоненты кожных выделений человека обволакивают и пропитывают пористые структуры волос, которые становятся носителями запаховых следов человека.

При освидетельствовании потерпевшего обращают внимание на наличие пятен крови и посторонних волос не только на одежде, обуви, но и на его теле. Наличие признаков физического насилия должно ориентировать следователя на поиск волос преступника в определенных местах; при осмотре трупа можно обнаружить волосы преступника, зажатые в руках потерпевшего. Если жертве зажимали рот, удерживали ее за руки и так далее, на этих участках тела иногда в течение часа сохраняются запаховые следы преступника. При освидетельствовании подозреваемого в совершении преступления учитывают возможность наличия следов крови и волос потерпевшего на его теле, одежде, обуви.

Личный обыск задержанного проводится в целях выявления орудий преступления, принадлежащих потерпевшему вещей, следов крови, волос, а также повреждений одежды, свидетельствующих о борьбе, и так далее. Все это может нести достаточные для исследования запаховые следы потерпевшего, выявление которых поможет в раскрытии и расследовании преступления. Небрежно замытые следы крови, оказываются пригодными для извлечения запаховых следов, идентифицирующих потерпевшего. Если обыскиваемый застигнут на месте совершения преступления или личный обыск проводится непосредственного после совершения преступления, при котором преступник находился в тесном контакте с телом потерпевшего, на его ладонях могут сохраниться запаховые следы потерпевшего.

В зависимости от следственной ситуации целью обыска (либо осмотра) может быть отыскание следов совершенного преступления, например, крови, волос либо потожировых выделений потерпевшего — носителей его запаховых следов, в жилище подозреваемого или ином помещении, транспортном средстве.

Обыск во всех случаях должен производиться с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и тактических правил, выработанных следственной практикой и рекомендованных криминалистикой. При этом обычно используется комплект технических средств (поисковые, осветительные, измерительные приборы и прочее, включая необходимые средства для работы с объектами-следоносителями).

Следователь самостоятельно или с участием специалиста-криминалиста, руководствуясь планом предстоящего следственного действия и в целях проверки выдвинутых версий о местонахождении и признаках искомых объектов, осуществляет обыск в помещении, занимаемом подозреваемым, или на местности.

При обыске (выемке) в жилище или на рабочем месте подозреваемого, организуемом на основе показаний потерпевших или свидетелей, также могут быть обнаружены орудия преступления, вещи потерпевших, испачканная их кровью одежда подозреваемого и другие предметы-носители запаховых следов. В условиях ограниченного пространства поиск запаховых объектов не представляет собой сложности, если учтены механизм преступления и условия образования запаховых следов участников расследуемого события. В кабине лифта, например, может находиться множество следов, оставленных людьми, но изъяты должны быть лишь относящиеся к предполагаемому преступнику.

Выемка в отличие от обыска заключается в изъятии предметов, о которых следствию заранее известно. Тактика этого следственного действия также заранее планируется; при этом учитывается и работа с предполагаемыми носителями запаховых следов человека, соответственно подготавливается набор необходимых средств. Цель выемки, помимо названного выше, нередко состоит в изъятии документов, которые также могут быть носителями запаховых следов лица, которому они принадлежат, или часто пользовавшегося ими. С учетом специфики этих объектов, возможности их последующего почерковедческого или иного исследования (например, бухгалтерской или технической экспертизы документов) рекомендуется собрать с них запаховые пробы либо назначить и провести экспертизу запаховых следов сразу же после выемки документов, чтобы предотвратить утрату ольфакторной характеристики.

При производстве обыска и выемки могут быть обнаружены и изъяты возможные носители запаховых следов человека: орудия преступления, перчатки, маски, веревки, шприцы и прочие предметы, использованные при совершении преступления. Следоносители, используемые в идентификации преступника, выявление и сбор запаховых проб могут проводиться как оперативно-розыскное мероприятие или как следственное действие с привлечением специалиста, владеющего приемами работы с запаховыми объектами. Важно обратить внимание, что запаховые следы, выявленные и собранные работниками экспертно-криминалистических подразделений без документально оформленного поручения следователя, не могут служить вещественными доказательствами по делу.

Источником запаховых следов человека при проведении всех рассмотренных выше следственных действий могут служить как следы его крови, пота, так и испаряющиеся пахучие ингредиенты пота. Поэтому предметы, с которыми преступник мог находиться в прямом контакте, а также опосредованные носители его запаховых следов, различные сидения или содержащие следы их фрагменты, должны направляться в криминалистическую лабораторию. Извлеченные из них запаховые пробы консервируются: хранятся в закрытых стеклянных емкостях до назначения исследования запаховых следов. Причем чтобы запаховые следы были выявлены в последующем исследовании, концентрация вызывающих запах веществ должна быть не ниже чувствительности обоняния собаки. Данный фактор всегда нужно учитывать при оценке изымаемых запаховых следов.

Следы крови (пятна, брызги, потеки и т.п.) служат источником того же индивидуализирующего запаха, что и запаховые следы с тела, вследствие причастности крови к механизму образования запаховых следов пота: от клеток организма продукты их жизнедеятельности попадают в кровь, а затем по протокам потовых желез выводятся на поверхность кожи. Эти выделившиеся вещества индивидуальны для каждого человека, так как их образование зависит от неповторимых особенностей клеток организма, его генетического кода.

В научно-исследовательских работах, выполненных сотрудниками ЭКЦ МВД России в 80—90-х годах, предпринимались попытки выявить индивидуализирующий человека запах в других его секретах и экскретах (слюна, сперма, моча, кал, выдыхаемый воздух). Однако новые источники индивидуального для субъекта запаха, сопоставимые с уже известными, пригодными для идентификации (кровь и пот), открыты не были.

Как и много лет назад, сегодня наиболее распространенными следоносителями служат замаркированные потом орудия преступления и предметы, принадлежавшие преступнику (расческа, носовой платок, головной убор, маска, обувь, заношенная одежда и другое), его следы, образованные при длительном контакте с объектами, пятна крови.

Нужно иметь в виду, что запаховые следы, оставляемые человеком, неравнозначны, их качественные и количественные характеристики зависят от природы следовоспринимающего объекта, условий образования и последующего периода выветривания. Запаховые следы лучше сохраняются на холоде, в тени, в закрытых помещениях, на шероховатых поверхностях; хуже — на ветру, на нагретых и гладких объектах, на предметах из стали и стекла. Запаховые следы, образовавшиеся при кратковременном контакте человека с предметами (менее 30 минут), сохраняются лишь в течение нескольких часов после их образования. Практика показывает почти полную бесперспективность исследования запаховых следов, образованных на полу помещений, на новых вещах, на «чужом» постельном белье, на стеклянных или гладких металлических изделиях, на следоносителях, извлеченных из воды или имеющих следы плесени, признаки гнилостных изменений.

Нахождение предметов-следоносителей на сквозняке, при повышенной температуре либо длительное время без непосредственного контакта с человеком — эти факторы отрицательно влияют на пригодность имеющихся запаховых следов к исследованию. Поэтому сохранность запаховых следов на объектах и ценность их для раскрытия и расследования преступления пропорциональны оперативности организации и проведения любого из названных выше следственных действий.

При каждом решении об изъятии запаховых следов необходимо анализировать состояние окружающих условий и оценивать возможные сроки сохранения запаховых следов на тех или иных объектах. На сохраняемость запаховых следов и их пригодность для анализа существенно влияют временные, атмосферные факторы, некоторые физиологические параметры и привычки человека:

- увеличение времени контакта человека со следоносителями способствует накоплению пахучих веществ, характеризующих человека,

- выдержка оставленных человеком запаховых следов ведет к их улетучиванию естественным путем,

- повышенная температура и влажность, движение воздуха не способствуют сохранению запаховых следов, которые дольше удерживаются в отсутствие ветра, на сухих, холодных объектах;

- уровень гигиенической культуры, физиологические особенности и состояние человека (потливость, физическая нагрузка, взволнованность, интенсивность воздействия на предмет) во время оставления следов могут существенно менять срок сохранения на них пахучих веществ.

 Основными пригодными для идентификационного исследования объектами-носителями запаховых следов человека, служат:

- следы крови (сухие пятна), волосы. Они сохраняют запах человека до нескольких лет (в эксперименте — до 16 лет);

- личные вещи (расческа, записная книжка), ношеные (содержащие потовые вещества) предметы одежды, обуви удерживают пахучие вещества человека от нескольких дней до нескольких месяцев, иногда лет;

- различные предметы (оружие, орудия преступления, упаковка и так далее), находившиеся в контакте с человеком около часа могут сохранять его запаховые следы около одних-двух суток;

- следы обуви, ног на снегу и почве удерживают пахучие вещества человека до одних суток.

Нужно отметить, что запаховые пробы со следов человека, посыпанных табаком, перцем (раздражают дыхательные пути поисковой собаки), несущие в своем составе запах ГСМ, парфюмерных средств, лекарств и так далее, в лабораторных условиях вполне пригодны для идентификационного исследования.

Рассмотрим непосредственно технику работы со следоносителями. Сбор запаховых проб со следов проводится с использованием пинцета и чистых резиновых перчаток для предупреждения засорения следов посторонними пахучими веществами. Вначале над сухим предметом-следоносителем один-два раза распыляют пульверизатором воду мелкими каплями (легкое увлажнение способствует выделению пахучих веществ). Затем предмет в местах предполагаемого нахождения запахового следа обертывают салфеткой хлопковой ткани, а поверх нее фольгой в два слоя, после чего последнюю тщательно прижимают для обеспечения плотного контакта ткани с предметом.

К горизонтальной поверхности следоносителя салфетку, накрытую фольгой, прижимают грузом. При сборе ольфакторной пробы с предмета одежды плотный контакт с хлопковой салфеткой обеспечивают путем свертывания предмета с помещенными внутрь салфетками и фиксации их в таком положении бечевкой. Внутри обуви салфетки прижимают фольгой и смятой бумагой.

Если на месте осмотра ощущается какой-либо сильный запах, бытовой или производственный, пробу характеризующих его веществ берут для контроля на лоскут чистой ткани. Для этого его выдерживают открытым на предмете, где заведомо отсутствуют запаховые следы человека.

В целом, накопление хлопковыми салфетками пахучих веществ происходит в течение всего периода осмотра места происшествия или иного следственного действия; однако время его минимального контакта с предметом-следоносителем не должно быть меньше одного часа. Увеличение срока контакта способствует более качественному отбору запаховых проб.

По окончании сбора пахучих веществ со следоносителей хлопковые салфетки (байка, марля) с собранными запаховыми пробами снимают с предметов и упаковывают раздельно в чистые стеклянные банки или заворачивают в несколько слоев фольги (пакеты и крышки из полиэтилена, других пластмасс для упаковки запаховых объектов не пригодны, так как пропускают или впитывают в себя пахучие вещества). Если проба упаковывается в фольгу, края свертка (для предотвращения потерь запаховых следов) загибают и прижимают. Использованные для упаковки стеклянные банки плотно закрывают стеклянными или металлическими крышками.

На месте происшествия либо поблизости от него (например, на месте предполагаемой засады) могут быть обнаружены на почве, снегу следы обуви или предметы, указывающие на пребывание здесь человека. Следы обуви, как правило, фотографируют; если они объемны, изготавливают с них слепки.

Запаховые следы с почвы или снега собрать удается не всегда: это зависит в первую очередь от давности их образования и погодных условий. Однако такую попытку сделать необходимо. На визуально различимые следы па почве, снегу помещают чистые хлопковые салфетки (лоскуты байки), накрывают фольгой, плотно прижимают каким-либо грузом (можно насыпать поверх фольги снег или почву и утоптать) и выдерживают в таком положении не менее одного часа. Затем салфетки с собранными таким образом запаховыми пробами упаковывают по общим правилам. Может сложиться ситуация, когда выявлен только один след обуви, учитывая, что при сборе с него ольфакторной пробы рельеф следа будет разрушен, и наоборот, при изготовлении гипсовой отливки уничтожается запаховый след, следователь должен решить вопрос — какие признаки (трасологические или ольфакторные) более информативны при данных конкретных обстоятельствах. Попытки использовать и ту и другую возможности реализуются лишь при наличии дорожки следов.

Изымаемые окурки (если они сухие) рекомендуется поместить в стеклянную пробирку, чтобы не повредить других следов (например, характерного прикуса на мундштуке, следов пальцев рук). Так же поступают и с другими предметами при возможности наличия на них следов иной природы.

Следы крови (предварительно подсушенной при комнатной температуре) упаковывают в чистую плотную бумагу, конверты. Кровь при высыхании покрывается корочкой, которая надежно сохраняет пахучие вещества, препятствуя их улетучиванию; такие следы могут быть дополнительно завернуты в алюминиевую фольгу. Со следов крови пахучие вещества, характеризующие субъекта, извлекают непосредственно в лаборатории исследования запаховых следов, а на месте происшествия следы крови или предметы с ее следами изымают целиком, по общим правилам, установленным для объектов судебно-биологической (судебно-медицинской) экспертизы (вместе с объектом-следоносителем либо его частью — вырезы, соскобы крови; для ДНК-анализа смывы не допускаются).

В некоторых случаях при обнаружении малого количества или замытого пятна крови предполагаемого преступника (когда нельзя решить вопрос о ее групповых характеристиках) возможно выделение из кровяного пятна пахучих веществ, индивидуализирующих оставившего пятно субъекта. Кровь как источник запаховых следов нередко служит целям раскрытия преступления: в дальнейшем при наличии круга подозреваемых и, следовательно, индивидуальных запаховых образцов для сравнения идентификационное исследование может помочь в установлении происхождения крови от конкретного лица, оставившего ее следы на месте обнаружения.

Учитывая, что обнаруженные предметы (например, орудия и средства совершения преступления), как правило, содержат не только ольфакторную информацию о человеке, их использовавшем в преступлении, но и многие другие следы, в том числе и потерпевшего (кровь, пот, слюна, волосы, текстильные волокна с одежды, различные вещества с места их хранения и другое), целесообразно их изымать целиком. Упаковка объектов с учетом этого должна быть универсальной: способствовать сохранению не только запаховых, но и всех других следов.

Так, огнестрельное и холодное оружие, другие предметы, прежде чем упаковать в фольгу, нужно, соблюдая меры предосторожности и вооружившись лупой, тщательно осмотреть для обнаружения на них следов рук, характерных микрочастиц. Чтобы не утратить, например, частиц пороха из канала ствола, его следует закрыть колпачком из бумаги, прикрепленным ниткой или резинкой. Возможные папиллярные узоры от пальцев рук на поверхности оружия, помимо закрепления их фотосъемкой, следует предохранить каким-либо каркасом или распоркой, то есть изъятые предметы нужно поместить в коробку и незамедлительно направить в криминалистическую лабораторию для сбора и сохранения возможных запаховых, а затем и других следов. Аналогичным образом следует поступать и с иными предметами-носителями комплексной криминалистической информации.

Если предметы-носители запаховых и иных следов имеют небольшие размеры и сразу после изъятия будут доставлены в криминалистическую лабораторию, запаховые следы с них могут быть собраны испарением в специальных устройствах с использованием разработанной в ЭКЦ МВД России методики.[27] В стационарных условиях из образцов крови и небольших предметов (расческа, шарф, нож, пистолет и так далее) необходимые для исследования запаховые пробы получают следующим образом: на дно каждого устройства раздельно, или поочередно, помещают представленные объекты-источники запаховых следов человека. Принцип извлечения запаховых следов заключается в испарении пахучих веществ с объектов в условиях повышенной температуры (днище устройства подогревается на водяной бане) и отрицательного давления (из устройства откачивается воздух) с последующей конденсацией испаренных компонентов на специально охлаждаемой жидким азотом или твердой двуокисью углерода поверхности приемной камеры устройства. Раздельно получаемые конденсаты затем переносят на чистые хлопковые салфетки и закрывают вместе с ними в стеклянных банках. Банки с собранными таким образом пробами сохраняются до организации исследования запаховых следов. В практике ЭКЦ МВД России законсервированные в банках запаховые пробы хранятся один-два года.

Лабораторный способ извлечения запаховых проб имеет явные преимущества перед способом аппликации запаховых следов. Лабораторный способ испарения пахучих веществ позволяет сохранить на предметах-носителях дактилоскопические следы, микротрассы и микрочастицы. Испарение пахучих веществ из изъятых пятен крови не препятствует последующему исследованию этих пятен другими биологическими методами. Однако исключение здесь составляют затруднения в установлении пола по использованным образцам крови серологическими методами, так как испарение пахучих веществ крови сопровождается ее размачиванием, нагреванием до 40—50°С, и вакуумированием. Названное затруднение устраняется тем, что для получения запаховых проб направляется часть обнаруженного следа крови, а другая при необходимости передается для установления пола человека, оставившего кровяной след.

Изъятие волос, крови с тела освидетельствуемого недопустимо на специальную липкую ленту. Волосы можно собрать пинцетом и завернуть в лист новой алюминиевой фольги, затем поместить в бумажный конверт, пятна крови — смыть на марлю (в нее же и завернуть), далее подсушить при комнатной температуре и опечатать в бумажном конверте. При этом не следует забывать, что вся работа со следами биологического происхождения должна проводиться с использованием резиновых перчаток.

При всех видах следственных действий упакованные объекты-следоносители и собранные запаховые пробы необходимо снабжать этикетками или бирками с указанием на них:

- номера уголовного дела или факта, в связи с которым изымаются объекты-следоносители;

- даты, времени и места проведения следственного действия;

- наименования предмета, послужившего источником ольфакторной пробы (материал следоносителя);

- атмосферных условий и иных наблюдаемых особенностей (сила ветра, температура, осадки, наличие сопутствующих запаховых следов).

Эти данные заверяют своей подписью лица, изымавшие ольфакторные объекты, и понятые.

Анализ экспертной практики ЭКЦ МВД России показывает, что при сборе и упаковке предметов-следоносителей, направляемых на исследование запаховых следов человека, наиболее распространены следующие недостатки:

- сбор проб в ходе выполнения следственных действий и отбор сравнительных запаховых образцов с тела подозреваемых недопустимо одним и тем же лицом, это создает опасность объединения объектов исследования по его запаховым следам, для контроля в этом предоставляются ольфакторные образцы следователя или специалиста, допустившего такую ошибку;

- несоблюдение правил работы со следоносителями — контакт с предметами без перчаток и пинцетов приводит к загрязнению запаховыми следами участников следственного действия, что может вызвать затруднения при исследовании;

- смешение запаховых следов с различных объектов, изъятых с места производства следственного действия, нарушение правила раздельной упаковки объектов;

- попытки собрать запаховые следы человека с порцией воздуха над оставленными преступниками следами с помощью шприцов и других приспособлений – устаревший, неэффективный способ из-за недостаточности пахучих веществ в таких пробах;

- использование, для упаковки объектов, полиэтиленовых пакетов, мешков, или емкостей с полиэтиленовыми крышками, они пропускают пахучие вещества, вместо алюминиевой фольги или стеклянных банок со стеклянными, металлическими крышками;

- предоставление загнивших, заплесневевших материалов, образцов крови, иных тканей трупа с выраженными признаками разложения.

Несвоевременность сбора запаховых проб с изъятых предметов, задержка с направлением следоносителей на исследование — наиболее часто отмечаемые упущения следователей и работников оперативных служб.

Следует иметь в виду, что из-за летучести пахучих веществ любое промедление с консервацией запаховых следов или их носителей ведет к обеднению и даже к утрате объектами значимой ольфакторной информации. Предметы-следоносители не используются непосредственно в экспертизе запаховых следов. Для получения с них запаховых проб требуется лишь на несколько часов представить эти объекты в криминалистическую лабораторию. При необходимости на следоносителях могут быть сохранены имеющиеся микрочастицы, трасологические и иные следы.

При выявлении запаховых следов иногда недооцениваются надежные источники запаховых следов человека — пятна крови, следы ног в местах засады преступника, упаковка (например, с выброшенными наркотиками), оружие, одежда, маски, перчатки и другие вещи, находившиеся в длительном контакте с телом человека и, наоборот, завышаются возможности малопригодных запаховых следов. Последнее относится к следам, образованным на предметах одномоментным касанием человека, к застиранной крови.

Неиспользование возможности предварительной консультации с экспертами об исследовании изъятых запаховых объектов, о необходимых для этого материалах, о правильной формулировке вопросов, предлагаемых на разрешение экспертизы запаховых следов, создает дополнительные проблемы.


2.2. Материалы, направляемые на исследование запаховых следов человека.

При назначении ольфакторного исследования запаховых следов человека с применением собак-детекторов представляют следующие материалы:

1. Постановление о назначении экспертизы запаховых следов или определение суда.

2. Предметы-носители запаховых следов человека (орудия преступления, предметы одежды и другие вещи, оставленные преступниками, следы крови, предметы преступного посягательства) или собранные с них запаховые пробы и изъятые при осмотре места происшествия или при проведении других следственных действий.

3. Сравнительные запаховые образцы, полученные от лиц, проверяемых на причастность к совершению преступления или к образованию исследуемых запаховых следов. В качестве источников для получения сравнительного материала предоставляют полученные от проверяемых лиц образцы крови (3-4 мл из вены), высушенные при комнатных условиях на марлевых салфетках, а также марлевый бинт (либо чистую майку или сорочку, которые надевают на проверяемое лицо), который выдерживают в контакте с телом проверяемого лица в течение 40 минут – 1 часа, обернув его вокруг туловища 3-4 раза. Запаховые образцы на марлевом бинте плотно обертывают 5-7 слоями алюминиевой фольги, а затем заворачивают в бумагу.

4. Контрольные образцы хлопчатобумажной ткани, использовавшейся для отбора представленных на исследование запаховых проб.

5. Пробы с запаховыми образцами, представляющими общий фон на месте происшествия (запахи животных, нефтепродуктов, пищи, лекарств и т.п.).

6. Экспериментальные запаховые следы для сравнения с запаховыми следами, изъятыми по делу (получают при необходимости проверки версий об особенности следообразования во время события преступления).[28]

Все объекты должны быть раздельно и надлежащим образом упакованы, опечатаны и подписаны руководителем следственного действия и понятыми.

В постановлении о назначении судебной экспертизы запаховых следов человека должно быть дано разрешение на повреждение представленных объектов в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения.[29]

Сравнительные образцы получают в соответствии с требованиями ст. 202 УПК. В целях обеспечения безопасности для жизни и здоровья человека получение образцов крови, необходимых для сравнительного исследования, должно проводиться медицинскими работниками. Образцы крови представляют на исследование в достаточном количестве, желательно 2–3 мл из вены. Предметы одежды проверяемых, как и образцы их крови, изымают в присутствии понятых, факт отбора сравнительных образцов отражается в соответствующем протоколе.

Функция образцов крови в ольфакторном исследовании состоит в том, что они представляют собой наиболее чистый источник характеризующих человека пахучих веществ. Высушенные на марле образцы крови в обычных условиях способны многие годы сохранять индивидуализирующие субъекта пахучие ингредиенты, обеспечиваются надежность и длительная пригодность сравнительных образцов. Отобранные образцы жидкой и недосушенной на марлевых тампонах крови без промедления направляют в экспертно-криминалистическое подразделение для извлечения характеризующих субъекта пахучих веществ. Промедление приводит к загниванию и, как следствие, непригодности к использованию образцов крови. Нельзя заворачивать плохо высушенные образцы крови в фольгу или помещать их в пакеты из полимерной пленки. Это приводит к гниению или развитию плесени, что равносильно уничтожению образцов.

Представляемые для сравнительного исследования майки или сорочки проверяемых лиц используются для получения контрольных запаховых образцов. Проявление сигнальных реакций собак-детекторов на такой образец по заданной к поиску ольфакторной пробе из крови позволяет экспертам оценивать: функциональную пригодность животных на момент применения; правильность их обонятельной ориентации именно по тем компонентам запаховых следов, которые отвечают за индивидуальность субъекта; пригодность и взаимное соответствие представленных сравнительных материалов. Пригодность сравнительных образцов для идентификационного исследования может быть также оценена выявлением в них запаховых следов человека как биологического вида.

При представлении сравнительных образцов от нескольких лиц необходимо избегать совместного нахождения предметов одежды проверяемых в общей упаковке, защита от смешивания запаховых следов. По этой же причине не допускается нахождение в общей упаковке объектов, изъятых с места происшествия, полученных от проверяемых лиц предметов одежды и другого сравнительного материала.

2.3. Организация хранения собранных запаховых следов.

Консервация запаховых следов означает их сохранение в условиях, предотвращающих рассеивание или изменение составляющих такие следы пахучих веществ. В соответствии с требованиями УПК РФ изъятые по уголовному делу вещественные доказательства, к которым, по определению, относятся выявленные объекты-носители запаховых следов и собранные с них запаховые следы, должны храниться у следователя при уголовном деле. Однако при отсутствии необходимых условий и с учетом специфики хранения различных следоносителей за следственными органами оставлено право размещать изъятые объекты для хранения в иных местах, где могут быть обеспечены соответствующие условия[30].

Порядок хранения предметов, являющихся вещественными доказательствами, которые в силу некоторых причин не могут храниться при уголовном деле, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения слишком высоки, устанавливаются Правительством Российской Федерации.[31] При хранении и передаче вещественных доказательств, принимаются меры, обеспечивающие сохранение у изъятых объектов признаков и свойств, в силу которых они имеют значение вещественных доказательств по уголовным делам, а также имеющихся на них следов, а равно сохранность самих вещественных доказательств. Вещественные доказательства хранятся при уголовном деле, при наличии причин по которым сохранность не может быть обеспечена передаются на хранение, о чем составляется протокол.[32] Для хранения вещественных доказательств в военных следственных отделах, военных прокуратурах, военных судах оборудуются специальные помещения со стеллажами, обитой металлом дверью, зарешеченными окнами, охранной и противопожарной сигнализацией.

     Запрещается помещение на хранение вещественных доказательств и иных объектов в увлажненном и т.п. состоянии, могущем повлечь их порчу и невозможность дальнейшего исследования и использования в качестве доказательств. При необходимости должны быть приняты безотлагательные меры по приведению изъятых объектов в состояние, позволяющее их дальнейшее хранение. Объекты биологического происхождения, в том числе подлежащие микроскопическому или химическому исследованию, подвергающиеся быстрой порче, должны быть упакованы в герметически закупоренные емкости. Упаковка таких объектов. При завершении экспертного исследования хранение биологических объектов производится по месту проведения предварительного следствия. Если для хранения биологических объектов требуются специальные условия, оно осуществляется в экспертно-криминалистическом учреждении по согласованию с его руководством.[33]

Данная оговорка в Законе распространяется и на организацию хранения изъятых и законсервированных запаховых следов человека. Необходимо учитывать, что даже в герметично закрытых емкостях в условиях длительного (более года) хранения постепенно меняется состав веществ, образующих запаховые следы человека. Причина этого – в жизнедеятельности микрофлоры, присутствующей в воздухе и на следовоспринимающих объектах, попадающей на них при контакте с человеком-следообразователем. Из-за разрушения бактериями и плесенью веществ, определяющих характерный запах индивида, состав хранящегося запахового следа может существенно измениться с течением времени и стать непригодным для идентификации преступника. При благоприятных для развития микрофлоры условиях (повышенные влажность и температура) необратимые изменения запаховых следов могут произойти уже через сутки после изъятия (например, в ольфакторной пробе, собранной с влажного предмета на хлопчатобумажную салфетку). Период сохранности запаховых проб с повышенной влажностью не превышает 1–3 суток.

В морозильных шкафах (камерах) при минусовых температурах биологические процессы существенно замедляются и запаховые следы длительное время (до двух лет и более) сохраняют свое идентификационное значение. Специальные условия для длительного хранения собранных запаховых следов могут быть организованы практически в любом ЭКЦ при МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ.


2.4. Оценка и использование заключения эксперта

Практика показывает, что оценка данных судебной экспертизы запаховых следов человека следователем и судом зачастую сводится лишь к ознакомлению с выводами эксперта без изучения исследовательской части и других составляющих заключения. Нередко игнорируются разъяснения Пленума Верховного Суда о недопустимости использования вероятных выводов эксперта при обосновании решения по уголовному делу. Не всегда субъекты предварительного следствия и суд вникают в научную обоснованность выводов эксперта, определяемую правильным использованием им специальных познаний, и требований методик исследования. Юристы, представляющие сторону защиты, обычно, более внимательно изучают заключения эксперта, однако акцентируют внимание лишь на формальную сторону, явные противоречия и несоответствия, если таковые имеются в заключении. Это же относится к оценке содержания, полноты и качества исследования представленных на экспертизу объектов, пригодности и достаточности использовавшихся сравнительных запаховых образцов, соответствия и обоснованности ответов на решаемые вопросы.

Статья 17 УПК РФ определяет принцип свободы оценки доказательств. В соответствии с ней никакие доказательства не имеют заранее установленной силы: «Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». По правилам оценки доказательств, закрепленных в ст.88 УПК РФ, «каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности-достаточности для разрешения уголовного дела». Результаты любой экспертизы не должны противоречить другим фактам и подтверждаются другими данными. Кроме оценки выявленных фактов в комплексе, на предварительном следствии и судом должно тщательно и всесторонне проверяться каждое отдельное доказательство.

Судебная экспертиза запаховых следов человека производится в порядке, установленном главой 27 УПК РФ. В случаях получения заключения эксперта по исследованию запаховых следов человека с нарушением требований УПК, суд в порядке, установленном ст. 234 и 235 УПК РФ, прокурор, следователь, дознаватель по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе вправе признать такое доказательство недопустимым. Заключение эксперта как доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт (ст.75 УПК РФ).

В частности, для получения этой экспертизы следователь вправе получить образцы крови и пота для сравнительного ольфакторного исследования у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает необходимость проверить, оставлены ли им запаховые следы в определенном месте или на вещественных доказательствах (ст.202 УПК РФ). При получении запаховых образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. С учетом этого необходимые сравнительные образцы крови от проверяемых лиц должны отбираться с участием специалистов в соответствующих условиях медицинского учреждения.

Знакомящимся с заключением должна быть понятна логика рассуждений и ход проведенных исследований. Инициатором проведения экспертизы от эксперта (экспертов) могут быть получены показания- сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованием ст.80, 205 и 282 УПК РФ. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд также вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение по результатам исследования запаховых следов в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного заключения (ст.282 УПК РФ). Эксперту, вызванному в суд, после оглашения заключения сторонами могут быть заданы вопросы для разъяснения обстоятельств, процедуры исследования запаховых следов, по вопросам обоснованности выводов или для пояснения позиций, недостаточно полно раскрытых в заключении эксперта.

Некоторые вопросы, касающиеся механизма образования запаховых следов, возможности их сохранения и анализа могут быть предложены на разрешение экспертов и разрешены непосредственно в суде. В этом случае председательствующий суда предлагает сторонам представить в письменной форме вопросы эксперту (ст. 283 УПК РФ). По ним заслушивают мнения участников судебного разбирательства. Рассмотрев указанные вопросы, суд своим определением или постановлением отклоняет те из них, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы.

В ст.10 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» разъясняется, что при проведении необходимых исследований вещественные доказательства с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, могут быть повреждены или использованы только в той мере, в какой это необходимо для проведения данного исследования. Разрешение должно содержаться в постановлении или определении о назначении экспертизы запаховых следов человека или в соответствующем письме. Это же требование предусмотрено ст. 57 УПК РФ, и его выполнение необходимо учитывать при оценке действий экспертов.

Необходимо подчеркнуть, что доказательственное значение результаты судебной экспертизы запаховых следов человека приобретает только при выполнении следователем и экспертами комплекса следующих правовых, организационных и методических мероприятий[34]:

– организации правильного изъятия, хранения и транспортировки запаховых объектов (предметов-носителей запаховых следов человека, собранных с них запаховых проб, образцов);

– процессуального закрепления обнаружения, изъятия объектов, вероятных носителей запаховых следов человека (получения образцов для сравнительного исследования) в протоколе соответствующего следственного действия;

– проведения исследования компетентными и квалифицированными экспертами, прошедшими обучение в рамках экспертной специальности, и имеющими право на самостоятельное производство судебной экспертизы запаховых следов человека;

– соблюдения методических принципов проведения ольфакторных исследований в судебной экспертизе;

– процессуальным оформлением результатов экспертного исследования;

– возможностью проведения дополнительного и повторного исследования объектов экспертизы.


Заключение

Реализация цели исследования, состоявшей в изучении возможностей работы с запаховыми следами человека на примере практики Экспертно-криминалистических подразделений МВД Российской Федерации для использования в деятельности следователей военных следственных отделов Следственного комитета при прокуратуре РФ, была сопряжена с анализом большого объема информации. Изучено более 70 научных публикаций, проанализирована современная практика применения ольфакторного метода исследования запаховых следов человека в получении доказательственной информации.

В дипломной работе показано, что запаховые следы человека, изымаемые с мест происшествий, имеют материальную природу, характеризуются причинно-следственной связью с расследуемым событием, обладают устойчивыми индивидуализирующими конкретное лицо особенностями, способностью содействовать установлению элементов состава преступления – содержат, таким образом, совокупность практически важных признаков, необходимых для использования их при расследовании уголовных дел. Такие объекты, изымаемые в процессе следственных действий, материальны, могут быть выявлены, изъяты, сохранены и подвергнуты ольфакторному исследованию с использованием научно-обоснованных апробированных научных методик. Установлено, что пахучие вещества из пота и крови человека являются основными источниками индивидуального запаха человека.

Показано, что ольфакторное исследование запаховых следов человека проводится в полном соответствии с теорией криминалистической идентификации и криминалистической диагностики. Доказана возможность на этой основе и целесообразность исследования запаховых следов человека в форме судебной экспертизы. Отмечено, что предметы-носители запаховых следов человека правомерно использовать в качестве вещественных доказательств при расследовании уголовных дел. В качестве таковых носители запаховых следов можно приобщить к уголовному делу постановлением следователя или определением суда и использовать в установлении признаков состава преступления в действиях конкретного лица, выявлении места, способа и других обстоятельств, подлежащих доказыванию. Достоверность экспертных исследований с использованием собак-детекторов определяется методическими принципами проведения исследований, где обонятельный анализатор и рефлексия животного являются одним из средств исследования. Методика экспертного ольфакторного исследования включает в себя целую систему мер, обеспечивающих достоверность получаемых с ее помощью результатов.

В дипломной работе показано, что исследование запаховых следов человека относится к числу развивающихся и перспективных направлений в судебной экспертизе, потому что запаховые следы человека всегда остаются на предметах, с которыми преступник находился в достаточно длительном контакте, и часто не могут быть уничтожены или замаскированы. Однако большинство следователей военных следственных отделов еще недостаточно используют в своей работе возможности экспертизы запаховых следов человека, что обусловлено недоверием к достоверности результатов таких исследований, неосведомленностью о возможностях использования ольфакторной информации, отсутствием соответствующих рекомендаций по работе с запаховыми следами человека.

Рассмотрена правовая основа по использованию запаховых следов человека в военных следственных отделах Следственного Комитета при Прокуратуре РФ. Проанализированы законодательство Российской Федерации, регламентирующее подготовку и назначение судебной экспертизы, в частности экспертизы запаховых следов человека. Рассмотрен порядок взаимодействия следователя военного следственного отдела с экспертно-криминалистическими центрами по проведению экспертизы запаховых следов.

Рассмотрена организация проведения осмотра места происшествия и других следственных действий, деятельность следователя ВСО по обнаружению, сохранению и направлению запаховых следов человека на экспертизу и исследование в экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел РФ. Предложены решения ряда организационных вопросов по созданию и улучшению работы с запаховыми следами следователей ВСО. В частности, этому может способствовать доведение до личного состава военных следственных отделов Следственного комитета при прокуратуре РФ возможностей судебной экспертизы запаховых следов человека, а также расширение сети специализированных отделений (групп) по исследованию запаховых следов человека и создание в каждом из Федеральных округов РФ базового подразделения исследования запаховых следов человека с организацией соответствующего материально-технического и методического обеспечения.



Список используемой литературы:

1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 года.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ с изменениями и дополнениями в редакции ФЗ №226-ФЗ от 02.12.2008 года.

3. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. №1 «О судебной экспертизе по уголовным делам»

5. Информационное письмо Прокуратуры РСФСР № 15л – 85к/86 от 04.03.1986г. «О возможностях одорологии в раскрытии преступлений»

6. Информационное письмо Прокуратуры РСФСР № 15л–85/89 от 12.12.1989 г. «Об экспертном исследовании запаховых следов».

7. Федеральный закон от 17 января 1992 г. №2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» с изменениями и дополнениями в редакции ФЗ № 214-ФЗ от 24.07.2007.

8. Указ Президента РФ В.В. Путина от 01 августа 2007г. №004 «Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации».

9. Приказ МВД России № 366 от 30 мая 2003 г. «О вопросах деятельности экспертно-криминалистических центров органов внутренних дел».

10. Приказ МВД России № 511 от 29 июня 2005 г. «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации».

11. Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами № 34/15 от 18 октября 1989 г. Утвержденная Ген.прокуратурой СССР, МВД СССР, Мин.юстиции СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР с изменениями от 09 ноября 1999 года.

12. Положение «О хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно» утвержденное Постановлением Правительства РФ от 20 августа 2002 года №620.

13. Безруков В.Р.,Винберг А.И.,Майоров М.О.,Тодоров Р.О. Новое в криминалистике — «Социалистическая законность», 1965, № 10.

14. Гросс Г.С. Руководство для судебных следователей, чинов общей и жан­дармской полиции / Пер. с нем. Смоленск, 1895.

15. Старовойтов В.И.,Моисеева Т.Ф.Словарь-справочник терминов и понятий судебной экспертизы запаховых следов человека.Закон и право.М.2004.

16. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т. III. Криминалистические средства, приемы и рекомендации.

17. Кондильяк Э.Б. Трактакт об ощущениях. М.:Мысль, 1982. т.2.

18. Райт Р. Наука о запахах. – М.: «Мир», 1966.

19. Кисин М.В., Митин М.И., В.И. Старовойтов и др. Кинологическая идентификация запаха, извлеченного из следов крови// Внедрение достижений науки и техники в практику борьбы с преступностью. Тезисы республиканской научной конференции. Минюст Литовской ССР. НИИ Судебной экспертизы. – Вильнюс, 1986.

20. Зинкевич Э.П., Бродский Е.С., Моисеева Т.Ф., Габель Ю.Б. Летучие компоненты выделений поверхности кожи человека// Сенсорные системы. – М., Наука, 1997. Т.11. – № 1.

21. Салтевский М.В. Использование запаховых следов для раскрытия и расследования преступлений. - Киев: Высшая школа МВД СССР, 1982.

22. Турчин Д.А. Микроследы - новое в криминалистике. Проблемы советского государства и права. -Иркутск, 1974. -Вып. 7.

23. Снетков В.А. Кинологическая выборка // Использование консервированного запаха в раскрытии краж и преступлений против личности: /Материалы Всесоюзного семинара-совещания, апрель 1983 г.Рига: МВД Лат. ССР, 1984.

24. Винберг А.И. Научные и правовые основания криминалистической одорологии//Труды ВНИИСЭ.-М„ 1973.-Вып. 5.

25. Винберг А.И. Криминалистическая одорология// Соц. законность.- 1971.- № 11.

26. Кореневский Ю.В. Экспертиза запаховых следов в следственной и судебной практике // Российская юстиция. - М.: Юридическая литература, 2000. - № 8.

27. Стегнова Т.В., Сулимов К.Т., Старовойтов В.И., Гриценко В.В. Установление некоторых диагностических признаков человека по запаховым следам Методические рекомендации – М ЭКЦ МВД России 1996.

28. Гриценко В.В., Обидин А.Б., Старовойтов В.И. Влияние фактора времени на образование, сохраняемость и возможность исследования запаховых следов человека: Методические рекомендации. – М.: ЭКЦ МВД России, 2000.

29. Старовойтов В.И., Шамонова Т.Н. Запах и ольфакторные следы человека. – М.: ЛексЭст, 2003.

30. Колкунов В. В. Судебные экспертизы. - М.: Юрдитинформ, 2001.

31. Гриценко В.В. Идентификация человека по запаховым следам за рубежом // Экспертная практика. М.; ЭКЦ МВД России, 2000. – №48.

32. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность/ Под ред. В.А. Власихина. – М.: Юристъ, 2000.

33. Кисин М.В. Использование консервированного запаха в раскрытии преступлений: Пособие. – М.- Берлин: ВНИИ МВД СССР, КИННП МВД ГДР, 1983.

34. Кириченко А.А., Биленчук П.Д., Клименко Н.И. Судебная одорология: Монография. – Днепропетровск: Изд-во ДГУ, 1994.

35. Кустов А.М., Самищенко С.С. Лабораторный анализ запахов, изъятых с мест происшествий // Судебная медицина в расследовании преступлений. Курс лекций-М. : Московский психолого-социальный институт, 2002.

36. Мизитова Р.М., Охотская В.Н., Пучкин Б.У. Обоняние и его моделирование: Монография. – Новосибирск: Наука, 1965.

37. Миньковский Г., Эйсман А. Спорное и бесспорное в теории доказательств// Соц. законность. – М., 1971. № 11.

38. Моисеева Т.Ф., Старовойтов И.С., Сулимов К.Т. Анализ жирных кислот с помощью биодетекторов// Экспертная практика и новые методы исследования.- Информ. Сб. М.:ВНИИ Судебной экспертизы, 1993. Вып. 11.

39. Панфилов П.Б. Обеспечение достоверности ольфакторных исследований в судебной экспертизе / Диссертация … канд. юрид. наук. – М.: Академия Управления МВД России, 2006.

40. Панфилов П.Б. Основные принципы обеспечения достоверности исследований запаховых следов человека с использованием собак-детекторов в судебной экспертизе: Учебное пособие. – М.: ЮрлитИнформ, 2007.

41. Панфилов П.Б. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности ольфакторных исследований запаховых следов человека в судебной экспертизе // Юридические науки. – № 1 (17) – М., 2006.

42. Панфилов П.Б. Ложное сигнальное поведение собаки в зоопсихологическом эксперименте последовательного выбора объектов из множества по запаховому образцу – практика судебной экспертизы запаховых следов человека ЭКЦ МВД России/ Материалы VI Международной междисциплинарной конференции по биологической психиатрии «Стресс и поведение». – М., 2001.

43. Панфилов П.Б. Научные принципы обеспечения контроля над сигнальным поведением собак-детекторов, реализованные в биосенсорном ольфакторном методе исследования запаховых следов человека в судебной экспертизе// Известия Тульского гос. университета. Серия: Актуальные проблемы юридических наук. - Вып. 15. (№ 9) – Тула, 2006.

44. Панфилов П.Б. Обеспечение достоверности диагностических исследований запаховых следов человека биосенсорным ольфакторным методом// Материалы криминалистических чтений: Информ. Бюллетень. №25. – М.: Академия управления МВД России, 2004.

45. Панфилов П.Б. Обеспечение достоверности исследований запаховых следов человека ольфакторным методом/ Актуальные проблемы теории и практики уголовного судопроизводства и криминалистики: Сб. статей: В Ш частях. Часть Ш: Вопросы теории и практики судебной экспертизы. – М: Академия управления МВД России, 2004.

46. Панфилов П.Б., Сергиевский Д.А, Старовойтов В.И. Допрос эксперта – форма получения дополнительной информации об исследовании пахучих следов человека / Фундаментальные и прикладные проблемы управления расследованием преступлений: Сб. научн. трудов (в трех частях). Часть третья – М.: Академия управления МВД России, 2005.

47. Панфилов П.Б., Старовойтов В.И. Собака-детектор в судебной экспертизе запаховых следов человека// Научный сборник Российской федерации служебного собаководства. – М., 2001. №2

48. Панфилов П.Б., Старовойтов В.И., Сергиевский Д.А. Использование запаховых объектов в раскрытии преступлений/ бюллетень: Оперативно-розыскная работа. №1 – М: МВД РФ, 2002.

49. Фёдоров Г.В.Одорология:запаховые следы в криминалистике.Минск,«Алфея»,2000.

50. Пименов М.Г., Старовойтов В.И., Саламатин А.В., Панфилов П.Б. Использование возможностей экспертизы пахучих следов человека при раскрытии и расследовании имущественных преступлений: Методические рекомендации. – М.: ЭКЦ МВД России, 2006.

51. Разумов Э.А. Осмотр места происшествия: Пособие. – К.: РИО МВД Украины, 1994.

52. Саламатин А.В., Сергиевский Д.А., Панфилов П.Б. Сравнение эффективности способов сбора запаховых следов человека// Криминалистические средства и методы в раскрытии и расследовании преступлений: Материалы 2-й Всероссийской научно–практической конференции по криминалистике и судебной экспертизе. – М.: ЭКЦ МВД России, 2004. –Т.3.

53. Самищенко С.С. Лабораторный анализ запахов, изъятых с мест происшествий.// Судебная медицина: Учебник.-М.: издательство Право и Закон, 1996г.

54. Шамонова Т.Н.Осмотр места обнаружения признаков убийства.Учебное пособие.-М.:МосУ МВД России,издательство «Щит-М»,2008.

55. Шамонова Т.Н.Следы человека на месте преступления,их роль в доказывании (биологический аспект).-М.:МосУ МВД России,издательство «Щит»,2007.

56. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М.:Юридическая литература, 1971.

57. Селиванов Н.А., Старовойтов В.И. Установление человека по запаху // Соц. законность. М.: 1991. N 11.

58. Сергиевский Д.А., Копыльцов В.Н., Панфилов П.Б., Саламатин А.В. Выявление ольфакторной специфики образцов пота больных шизофренией с использованием собак–детекторов пахучих следов человека// Юридические науки. № 1 (5) – М.: 2004.

59. . Сергиевский Д.А. Сравнительный ряд как инструмент лабораторного исследования запаховых следов человека //Криминалистика. XXI век: Материалы научно-практической конференции: В 2 т. – М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2001. Т. 1.

60. Старовойтов В.И., Шамонова Т.Н. Запаховая информация о субъекте в следственной и экспертной практике. //Криминалистика. XXI век: Материалы научно-практической конференции: В 2 т. – М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2001. Т. 1.

61. Гриценко В.В., Обидин А.Б., Старовойтов В.И. Образование, сохраняемость и возможность исследования запаховых следов человека: Метод. рекомендации. – М.: ЭКЦ МВД России, 1999.

62. Снетков В.А., Старовойтов В.И. Криминалистическое значение запаховой характеристики человека (методологические аспекты)// Вопросы теории криминалистики и экспертно-криминалистические проблемы. – М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1990.

63. Собко Г.М. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности одорологической идентификации// Вопросы теории судебной экспертизы. – М.: ВНИИСЭ, 1977. № 31.

64. Солодун Ю.В., Старовойтов В.И., Панфилов П.Б. Возможности судебной экспертизы запаховых следов человека в расследовании преступлений: Методическое пособие. – Иркутск: Изд-во Иркутского института повышения квалификации прокурорских работников Генеральной прокуратуры РФ, 2006.

65. Старовойтов В.И. Доклад на заседании расширенного Ученого совета ВНКЦ МВД СССР 29.05.1991г.// Методические и процессуальные аспекты криминалистической одорологии: Сборник научных трудов. – М.: НИИ МВД России, 1992.

66. Старовойтов В.И. Шамонова Т.Н. Индивидуальный запах человека в следственной и экспертной практике. М.; Новая правовая культура, 2001.// Гражданин и право. №1 (7).

67. Старовойтов В.И., Моисеева Т.Ф., Сергиевский Д.А., Панфилов П.Б, Саламатин А.В. Физико-химические и биосенсорные методы в собирании пахучих следов и установлении пола человека: Методические рекомендации. – М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2003.

68. Старовойтов В.И., Панфилов П.Б. Судебная экспертиза пахучих следов человека в экспертной практике органов внутренних дел России// Криминалистические средства и методы в раскрытии и расследовании преступлений.– М.: ЭКЦ МВД России, 2004. Т. 3.

69. Старовойтов В.И., Панфилов П.Б., Саламатин А.В. Криминалистическая одорология и судебная экспертиза запаховых следов человека// Судебная экспертиза. – №2(6) – Саратов, 2006.

70. Старовойтов В.И., Сулимов К.Т., Гриценко В.В. Запаховые следы участников происшествия: обнаружение, сбор, организация исследования. Методические рекомендации. М: ЭКЦ МВД России, 1993.

71. Старовойтов В.И., Панфилов П.Б. Кинологическая выборка и судебная экспертиза запаховых следов человека// Вестник МВД России. № 5 (64). – М., 2002.

72. Сулимов К.Т., Старовойтов В.И. Использование запаховой информации с места происшествия в раскрытии и расследовании преступлений: Метод. рекомендации.- М.:ВНИИИ МВД СССР, 1989.

73. Шамонова Т.Н., Старовойтов В.И., Гриценко В.В., Сулимов К.Т. Использование запаховой информации при расследовании убийств и других преступлений против личности: Учебное пособие. - М.: ЭКЦ МВД России, 1997.

74. Шиканов В.И., Тарнаев Н.Н. Запаховые микроследы: криминалистическое значение, процессуальный статус, возможность исследования на идентичность: Учеб. пособие.- Иркутск: Изд-во Ирк. гос. ун-та, 1974.

75. Шиканов В.И., Тарнаев Н.Н. Применение служебно-розыскных собак при расследовании преступлений: Метод. рекомендации. – Иркутск, Изд-во Ирк. гос. ун-та, 1973.




[1] Панфилов П.Б. Основные принципы обеспечения достоверности исследований запаховых следов человека с использованием собак-детекторов в судебной экспертизе. Учебное пособие/ Предисл. докт. юрид. Наук, проф. Т.Ф. Моисеевой. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2007. – С. 36-42.

[2] Панфилов П.Б. Основные принципы обеспечения достоверности исследований запаховых следов человека с использованием собак-детекторов в судебной экспертизе. Учебное пособие/ Предисл. докт. юрид. Наук, проф. Т.Ф. Моисеевой. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2007. – 264 с.

[3]     Федеральный закон от 05.06.2007 № 87-ФЗ "О внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации". См. также: Указ Президента РФ "Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации" от 02.08.2007.

[4]     По данным ЭКЦ МВД РФ за 2008 год.

[5]     Кондильяк Э.Б. Трактакт об ощущениях. М.:Мысль, 1982. т.2 - .С.197.

[6]     Адсорбция – концентрирование и удерживание вещества на поверхности или в объеме пор твердого тела.

Диффузия – способность пахучих веществ проникать в состав других веществ (газов, жидкостей, твердых тел).

Капиллярная конденсация – оседание молекул пота в капиллярах и микротрещинах пористых тел или в промежутках между тесно сближенными твёрдыми частицами.

[7]     В.В. Гриценко, А.Б. Обидин, В.И. Старовойтов. Влияние фактора времени на образование, сохраняемость и возможность исследования запаховых следов человека. - Методические рекомендации.,- М.2000г.

[8]     В. Безруков, А. Винберг, М. Майоров, Р. Тодоров. Новое в криминалистике — «Социалистическая законность», 1965, № 10

[9]     Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей и жан­дармской полиции / Пер. с нем. Смоленск, 1895. С. 55, 243-244.

[10]    Использование консервированного запаха в раскрытии краж и преступ­лений против личности: Материалы Всесоюзного семинара-совещания, апрель 1983 г. Рига: МВД Латв. ССР, 1984.

[11]    Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т. III. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. – С. 23-40.

[12]    Райт Р. Наука о запахах. – М.: «Мир», 1966. – С. 99.

[13]    Кисин М.В., Митин М.И., В.И. Старовойтов и др. Кинологическая идентификация запаха, извлеченного из следов крови// Внедрение достижений науки и техники в практику борьбы с преступностью. Тезисы республиканской научной конференции. Минюст Литовской ССР. НИИ Судебной экспертизы. – Вильнюс, 1986. – С. 266-269.

[14]    Во ВНИИ МВД – ЭКЦ МВД России в 80-х гг. XX века проводили сравнительное исследование запаховых образцов, полученных с рук, ног и волос монозиготных близнецов. Донорами сопоставляемых объектов служили четыре близнецовые пары – две женские и две мужские. В ходе эксперимента личный запах каждого из четырех пар близнецов был дифференцирован однозначно.

[15]    Вероятность случайного совпадения набора структурных единиц ДНК двух человек, определяющего их запаховую характеристику рассчитана группой английских ученых во главе с А. Джеффризом. Она очень мала – менее одного совпадения на 100 миллиардов человек.

[16]    Зинкевич Э.П., Бродский Е.С., Моисеева Т.Ф., Габель Ю.Б. Летучие компоненты выделений поверхности кожи человека// Сенсорные системы. – М., Наука, 1997. Т.11. – № 1. – С. 42-52

[17] Панфилов П.Б. Основные принципы обеспечения достоверности исследований запаховых следов человека с использованием собак-детекторов в судебной экспертизе. Учебное пособие/ Предисл. докт. юрид. Наук, проф. Т.Ф. Моисеевой. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2007. С. 42-53.

[18]    Приказ МВД России № 511 от 29.06.2005г. «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации», приложение №2: «Перечень родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации».

[19]    Салтевский М.В. Использование запаховых следов для раскрытия и расследования преступлений. - Киев: Высшая школа МВД СССР, 1982. – С.-52.

[20]   Турчин Д.А. Микроследы - новое в криминалистике. Проблемы советского государства и права. -Иркутск, 1974. -Вып. 7. -С. 104-109.


[21]    Снетков В.А. Кинологическая выборка // Использование консервированногозапаха в раскрытии краж и преступлений против личности: /Материалы Всесоюзного семинара-совещания, апрель 1983 г.Рига: МВД Лат. ССР, 1984.-С. 10-25.

[22]    Винберг А.И. Научные и правовые основания криминалистической одорологии//Труды ВНИИСЭ.-М„ 1973.-Вып. 5.-С. 194-216.

[23]    Кореневский Ю.В. Экспертиза запаховых следов в следственной и судебной практике // Российская юстиция. - М.: Юридическая литература, 2000. - № 8. - С. 29-31.

[24]    По результатам работы отделений (групп) экспертизы запаховых следов человека в экспертно-криминалистических центрах МВД, ГУВД, УВД по субъектам РФ за 2008г.

[25]    Стегнова Т.В., Сулимое К.Т., Старовойтов В.И., Гриценко ВВ Установление некоторых диагностических признаков человека по запаховым следам Методические рекомендации -М ЭКЦ МВД России 1996 - 16 с

[26]    По результатам Международного симпозиума «Использование собак в полиции» (Нидерланды, г. Аппельдорн).

[27]    Авторское свидетельство СССР на изобретение № 268837, зарегистрировано 01.02.89

[28]    Гриценко В.В., Обидин А.Б., Старовойтов В.И. Влияние фактора времени на образование, сохраняемость и возможность исследования запаховых следов человека: Методические рекомендации. – М.: ЭКЦ МВД России, 2000.

[29]    ст. 57 УПК РФ и ст. 10 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

[30]    В соответствии со ст. 82 УПК РФ.

[31]    Положение «О хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно» от 20 августа 2002 года № 620.

[32]    Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами № 34/15 от 18 октября 1989 г.

[33]    Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами № 34/15 от 18 октября 1989 г.

[34]      Старовойтов В.И., Шамонова Т.Н. Запах и ольфакторные следы человека. – М.: ЛексЭст, 2003. – С. 116-117.


ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАФЕДРА КРИМИНАЛИСТИКИ Допустить к защите Начальник кафедры криминалистики

Больше работ по теме:

Предмет: Уголовный процесс

Тип работы: Диплом

Новости образования

КОНТАКТНЫЙ EMAIL: MAIL@SKACHAT-REFERATY.RU

Скачать реферат © 2018 | Пользовательское соглашение

Скачать      Реферат

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СТУДЕНТАМ