"Ложные друзья" переводчика в теории и практике перевода

 

Военный Университет Министерства Обороны РФ

Кафедра германских языков













Тема: «Ложные друзья» переводчика в теории и практике перевода




Курсанта 5 курса факультета иностранных языков

И зарубежной военной информации

Скобелева Кирилла Дмитриевича

Руководитель:

Кандидат филологических наук,

Доцент, полковник

Лушева Елена Петровна


Оглавление


Введение

Глава 1. Теоретические вопросы проблемы переводимости в переводоведении

1.1 Различные подходы к проблеме переводимости в истории перевода

.2 Проблемы переводимости на современном этапе

.3 Переводческая трансформация как средство разрешения проблемы переводимости

Выводы по 1 главе

Глава 2. «Ложные друзья» переводчика в теории перевода и практике перевода

2.1 О категории слов «ложные друзья» переводчика

.2 Типология «ложных друзей» переводчика

.3 Перевод слов-реалий в немецком языке

.3.1 Понятие реалии в современном переводоведении

2.3.2 Классификация реалий

2.3.3 Способы перевода слов-реалий

Заключение

Список источников и литературы


Введение


Перевод является одним из древнейших занятий человека. Еще Гораций и Цицерон в своих трактатах упоминают о таких словах как «interpres» и «hermeneuma», что означало «переводчик» или «толкователь». В IV веке до н.э. Святой Иероним, переводя Библию, также применял данные наименования для передачи основного предназначения переводимости текстов. Использование такой терминологии продолжалось до конца средних веков, в дальнейшем она уже становится малоупотребительной.

После XII века в Европейских странах появились новые слова, характеризующие переводчика, так во Франции их называли - «droquement» и «trucheman», в Италии - «drogomanno», в России же переводчики назывались «толмачами». Латинский язык сильно повлиял на термины европейских языков, и в этот же период во всей Европе переводчиков стали называть «translateur».

Первыми теоретиками перевода были сами переводчики, которые стремились обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Так, еще переводчики античного мира широко обсуждали вопрос о степени близости перевода к оригиналу. В ранних переводах Библии или других произведений, считавшихся священными или образцовыми, преобладало стремление буквального копирования оригинала, приводившее порой к неясности или даже полной непонятности перевода.

В условиях расширения международных связей и обмена информацией переводоведение стремительно развивалось и в настоящее время пользуется статусом самостоятельной научной дисциплины со своей теоретической базой, концептуальным аппаратом и системой терминов. Известный отечественный переводовед В.Н. Крупнов так говорит о переводе: «перевод - это такая языковая деятельность, в которой нет места шаблону...».

Как наука, переводоведение по мере своего развития охватывает все большее количество проблем и спорных положений. Проблема переводимости и непереводимости, перевода сложных лексических единиц, таких как «ложные друзья переводчика» становится все более актуальной. Понятия "переводимость" и "непереводимость" трактуются в литературе по-разному. Переводимость - «объективно существующая возможность передать сообщение в условиях коммуникации с использованием двух языков»; «принципиальная возможность перевести текст»; «принципиальная возможность достижения эквивалентности относительно всего текста или какой-либо его части».

Задача перевода заключается в том, чтобы средствами иного языка передать текст, т.е. в процессе перевода должен получиться текст, эквивалентный исходному. Таким образом, переводимость - «предпосылка эквивалентности». Общепринято считать, что разные виды текстов обладают разной степенью переводимости. Особо сложными считают произведения художественной литературы, при переводе которых необходимо передать не только содержание, но и форму, т.е. языковые особенности подлинника.

Данное понятие обладает стабильностью, активно используется как теоретиками, так и практиками перевода и как таковое может быть отнесено к теоретико-переводческим универсалиям. И то, и другое понимание переводимости в конечном счете обусловливается трактовкой таких ключевых понятий переводоведения, как "эквивалентность", "адекватность", "сущность перевода" и др.

Непереводимость - это свойство текста или высказывания в одном языке, выражающееся в отсутствии для него эквивалента в другом языке. В рамках проблемы непереводимости встает вопрос о безэквивалентной лексике. Термин «безэквивалентная лексика» (БЭЛ) позволяет описать «то, чего нет» в одной культуре лишь через то, «что есть» в другой. Термин БЭЛ (наличие) и лакуна (отсутствие) - две стороны одной медали, комплиментарные понятия, не существующие одно без другого.

Пытаясь ответить на вопрос «как переводить?», исследователи фокусируют внимание на различных объектах перевода, которые зачастую являются источниками противоречивых мнений.

За последние годы возрос интерес исследователей к категории слов, называемых в литературе по переводу «ложными друзьями переводчика» (калька с французского faux amis du traducteur), т. н. межъязыковые относительные синонимы сходного вида, а также межъязыковые омонимы и паронимы. При переводе данной категории слов могут происходить ложные отождествления, поскольку межъязычные аналогизмы имеют некоторую графическую (или фонетическую), грамматическую, а часто и семантическую общность. Анализ примеров «ложных друзей» показывает, что наибольшее количество ошибок возникает при переводе интернациональной лексики. Интернациональные параллели характеризуются общностью смысловой структуры и поэтому легко отождествляются при переводе. Однако в результате таких отождествлений нередко возникают ложные эквиваленты, поскольку наряду с общностью в их смысловых структурах имеются и существенные различия, о которых переводчик часто забывает.

Актуальность проблемы вызвана тем, что переводчик сталкивается с проблемой ложного отождествления отдельных элементов систем иностранного и родного языков при переводе. А анализ переводов текстов, содержащих «ложные друзья переводчика» показывает, что количество количество ошибок, допускаемых переводчиками, чрезвычайно высоко. Исследование данной категории слов обусловливаются потребностями практики перевода.

Обозначенная проблема и её актуальность позволили определить тему работы: «Ложные друзья переводчика в теории и практике перевода».

Объект исследования: явления ассиметрии в немецком и русском языках.

Предмет исследования: лексико-семантические единицы немецкого и русского языков, лексические реалии, «ложные друзья переводчика»

Цель исследования: выявить особенности функционирования и перевода «ложных друзей» переводчика на примере слов - реалий, интернациональной лексики в немецком и английском языках.

Исходя из поставленной цели, были сформулированы конкретные задачи:

1.Изучить основные периоды в истории переводческой деятельности и подходы к переводу;

2.Уточнить подходы к проблемам переводимости и непереводимости;

.Выявить тенденции современного подхода к проблеме переводимости;

.Определить природу межъязыкового явления «ложные друзья переводчика»;

.Рассмотреть теоретические вопросы перевода слов - реалий как разновидности «ложных друзей» переводчика.

Методы исследования: Сравнительно-сопоставительный и описательный методы.

Результаты могут использоваться при различных теоретических исследованиях. Практическое дополнение может более детально подтвердить наличие данного явления.


Глава 1. Теоретические вопросы проблемы переводимости в переводоведении


1.1Различные подходы к проблеме переводимости в истории перевода


Основу переводческой теории заложили сами переводчики, которые стремились обобщить накопленный годами опыт. Еще в античном мире ученые широко обсуждали вопрос о близости оригинала и перевода. Самые ранние переводы делались на основе текстов образцовых и священных произведений, которые буквально копировали оригинальный текст, такой подход к переводу приводил к неясности или полной непонятности переведенного текста. Это повлияло на дальнейшую деятельность переводчиков. Они стремились к тому, чтобы текст переводить не дословно, а передавать его общий смысл. Такой подход к переводу предоставил переводчикам большую свободу, так как при переводе они могли передавать и свои впечатления по отношению к оригинальному тексту.

Условно в истории переводческой деятельности можно выделить четыре периода - древний, средний, новый и новейший.

Древний период в истории переводческой деятельности знаменит применением дословного перевода относительно оригинального текста. То есть основной функцией переводчиков была передача текста в буквальном смысле. Именно так возник перевод.

Изначально переводчики пытались переводить произведения устно, первым письменным переводом принято считать перевод на греческий и латинский языки текста Библии, к которой переводчики относились с трепетом, так как Библия представляла собой священный закон. Переводчики, переводя текст Библии, боялись изменить его или передать неверный смысл, именно поэтому они старались перевести все заповеди максимально дословно. На протяжении всего древнего периода буквальный перевод считался нормой и принимался априорно.

Следовательно, под переводом текста в древний период понимался дословный или буквальный перевод, который основывался на передаче не основной сути текста, а на передаче слов и терминов, содержащихся в исходном тексте. Но стоит отметить, что не все термины и выражения были переводимыми, что повлекло за собой рождению нового направления в теории и практике перевода - вольного перевода. Но буквальный перевод все-таки оставался основным еще долгое время.

Однако это не помешало деятельности переводчиков, которых принято считать новаторами в силу их решительного выступления против буквального перевода. В их числе был и великий Марк Туллий Цицерон, развивающий идеи вольного перевода. Его философские трактаты ценны тем, что излагают подробные учения философских школ того времени. «Гибельная точность» - именно так он называл переводы произведений того времени. Цицерон считал, что сохранить всё очарование, содержащееся в текстах других языков очень трудно, для этого мало знание отдельно написанных слов, необходимо также понимать и передавать всем остальным чувственность и отношение, которые скрыты под самим текстом. Если переводить слово в слово, считал он, то результат не может получиться положительным, но в том случае, если отойти от главной функции переводчика и включить логику, меняя при этом порядок слов или сами слова, тогда смысл всего содержимого текста будет передан с невероятной точностью.

Таким образом, начинает свое существование вольный перевод, который изначально считался лишь дополнением к основному буквальному переводу, то есть вольная форма перевода возникает изначально как межъязыковое посредничество после буквального перевода.

В IV веке до н.э. Иероним применил на практике идею Цицерона о вольности перевода. Ветхий завет был переведен на латынь с древнееврейского языка. С этого момента буквальный перевод стал терять свое главенствующее место и постепенно утверждался перевод «по смыслу».

Что же касается Древнего Рима, то большинство писателей рассматривало перевод с той точки зрения, что с его помощью возможно развить родной язык. Это объясняется тем, что в Древнем Риме переводчики придерживались возможности осуществления вольного перевода, нежели буквального. Указания античных писателей Горация, Цицерона, Квинтилиана имели большое значение и для последующих эпох литературного развития, так как и в дальнейшем, переводчики следовали античным традициям.

Борьба двух систем переводческой деятельности, основоположниками которых были классический Рим и средневековая церковно-монастырская ученость, продолжались на протяжении всего феодального периода истории Европы.

Что же касается истории переводимости России, то следует отметить, что уже в Киевской Руси переводчики пытались переводить тексты с греческого и южнославянских языков. Во время существования Киевской Руси, которая поддерживала торговые и культурные связи с такими государствами как Византия, Германия, Франция и другими славянскими государствами, перевод был не увлечением, а средством общения и стремлением к экономическому и культурному развитию. Доказательством того, что переводческая деятельность имела широкое распространение на Руси, является большое число сохранившихся памятников.

Жители Руси переводили на язык, с помощью которого общались именно в тот период, и современные ученые убеждены, что ступень мастерства русских переводчиков была более чем высокой. Среди сохранившихся работ переводчиков Древней Руси стоит выделить «Александрию» и «Троянскую притчу», которые были написаны на живом языке народа, а не с помощью заимствований терминов из других языков, что подчеркивает лексическое богатство и высокую культуру русского языка.

В средний период все еще существует буквальный перевод, однако он используется намного реже вольного перевода, который и стал основной формой переводческой деятельности среднего периода.

Вольный перевод представляет собой перевод, воспроизводящий ключевую информацию оригинала с возможными отклонениями, например пропусками или добавлениями.

Считается, что продолжателем теории Цицерона о вольном переводе является великий французский писатель и филолог того времени Этьен Доле, который сформулировал основные переводческие принципы, к которым относятся:

-обязанность переводчика в совершенстве понимать содержание оригинала, а также намерение автора, переводом которого он занимается. То есть переводчик не сможет правильно передать суть текста, если он не до конца понимает, о чем идет речь и что этим хотел передать автор данного текста;

-обязанность переводчика в совершенстве владеть языком оригинала и языком перевода. Естественно, если переводчик не будет понимать суть текста, он не сможет перевести его;

-стремление переводчика избежать тенденции буквального перевода. Если переводчик будет переводить исходный текст слово в слово, он только испортит всю красоту оригинала и не сможет передать суть текста читателям;

-умение переводчика развивать менее развитый язык с помощью переводов текстов с более развитых языков. Доле считал, что разнообразие лексического состава в разных языках различно, поэтому, используя другие языки можно обогатить менее развитый язык;

-обязанность переводчика достигать такого же художественного звучания, какое представлено в оригинале.

Рассматривая положения Этьена Доле, мы понимаем, что они действительно лежат в основе любого перевода, однако в то время католическая церковь признала переводческое кредо Доле незаконным и угрожающем религиозным догмам. Этьена Доле приговорили к смертной казне, и 2 августа 1546 года во Франции на площади Мобер писатель и поэт окончил свою жизнь на костре.

В период реформации, который известен своей направленностью на реформирование католического христианства, окончательно утверждается принцип вольного перевода. Истолкование Библии стало разнообразным, а монополии католической церкви на ее истолкование был положен конец.

Мартин Лютер выступил как самый яркий противник буквального перевода и издал произведение «Об искусстве переводить». Религиозные идеи, которые легли в основу Реформации в XVI веке, помогают полноценному изучению процесса перевода, а также описывают средневековую Европу и определяют влияние Реформации на мировую историю.

Так, Мартин Лютер выполнил социальный заказ на новую трактовку Библии, целью которой была борьба против власти католической церкви в Германии. Вместе с тем в новом издании Священного Писания были использованы разнообразные элементы живой речи, которые помогли передать основной смысл оригинала. В одном из своих сочинений, которое называлось «О рабстве воли» Лютер писал: «Не следует спрашивать буквы латинского языка как надо говорить по-немецки, следует спрашивать о том мать семейства, детей на улице, простого человека на рынке и смотреть им в рот, как они говорят. И сообразно с этим переводить, тогда они уразумеют и заметят, что с ними говорят по-немецки». Этими словами Мартин Лютер хотел сказать, что с человеком нужно разговаривать на его же языке и передавать смысл переводимых текстов на его же языке, только тогда читатель действительно поймет, о чем идет речь.

Специфика текстов, которые переводились в средний период истории теории перевода, была практически той же, что и в древний период. То есть все также переводилась Библия и ее части и осуществлялась попытка создания более точного ее перевода. В этот период переводчики стали обращать внимание и на философские и художественные тексты, что помогло развитию вольного перевода, так в данных текстах важно как раз не дословность, а сущность. В это время вольный перевод становится критерием переводимости.

Свое логическое завершение вольный перевод получает в XVIII веке, так как развитие переводческой деятельности требовало кардинальных изменений в данной области из-за огромной переделки оригиналов. Под вольным переводом начинают понимать перевод, воспроизводящий ключевую информацию оригинала с возможными отклонениями: добавлениями, пропусками. Причем чем ярче и самобытней был автор, тем больше страдал оригинальный текст. Таким образом, чтобы не оскорбить вкусы читателя, нередко сама композиция и сюжет были подвержены изменениям или многочисленным сокращениям.

В 1790 году в работе А. Тайтлера «Принципы перевода» были сформулированы основные принципы перевода, к которым относились:

-обязанность перевода передавать основную сущность и идеи оригинала;

-стиль изложения, а также манера должны быть точно такими же, как и в оригинальном тексте;

-легкость при чтении текста перевода.

В Москве в XIV - XVII веках переводческая деятельность продолжала развиваться. Так же как и раньше главная роль отводилась текстам религиозного содержания, в частности богословские книги.

Большое значение в развитии переводческой деятельности имел русский публицист, автор и переводчик Максим Грек, который работал в XVI веке. Грек был приглашен для работы в Москве из Афона. Самой первой большой работой Максима Грека был перевод Псалтыри, который одобрили великий князь и русское духовенство. Позднее ему было отказано в возврате домой, и он создал княжескую библиотеку, которая стала целой школой перевода, и где он продолжал переводить и исправлять книги для богослужения. Следует учесть, что с древнегреческого переводились не только богослужебные книги, но и светские произведения, а они переводились и дополнялись личными взглядами и идеями. Максиму Греку принадлежат переводы многочисленных романов и учебных книг в области медицины, алхимии и географии с немецкого, латинского и других языков.

В этот период переводческая деятельность все больше склоняется к литературе светского содержания. Так уже в XVII веке переводчики пытаются передать смысл стихотворений на своем родном языке.

Во время периода войн против Наполеона, возросло национальное самосознание, и писатели стали интересоваться национальным прошлым своей страны и культурным наследием других государств. Это привело к тому, что вольный перевод, который предусматривал некоторую переформулировку исходного текста, сменился новым переводческим принципом, в основе которого находилось стремление показать национальное своеобразие каждой страны и тем самым как бы перенести читателя в другую эпоху и страну.

Переводчики этого времени считали, что каждый переводчик должен иметь перед собой цель донести до читателя не свои собственные мысли и идеи, а показать всю красоту и литературность именно переводимого произведения.

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что переводческая деятельность начала двигаться в обратном направлении и стала снова стремиться к буквальному переводу. Сторонниками такой идеи были П.А. Вяземский и А.А. Фет, которые настаивали на том, что перевод должен быть максимально приближен к оригиналу, не централизуя при этом красоту стиля и смысл произведения. Противниками такой идеи выступали В.А. Жуковский, Н.М. Карамзин, А.В. Дружинин и многие другие, которые продолжали отстаивать вольное право переводчика и создание самостоятельных произведений на основе иностранных текстов. Особенно это проявлялось при переводе стихов.

Новый период в истории переводческой деятельности включает в себя весь XIX и первую половину XX века.

Несмотря на то, что принципы переводческой деятельности Нового периода стремились к тем, которые предусматривали буквальный перевод, можно все-таки утверждать, что такое стремление оказалось затухающим и не достигло намеченной цели. Дело в том, что довольно высокая степень развитости переводческой деятельности просто не могли позволить вернуться к уже преодоленному буквальному переводу. Также проблемой стала и несостоятельность исправительного перевода как наилучшей формы проявления вольного перевода. Ситуация, возникшая на данном этапе, привела к тому, что повысились требования к переводам, и помимо соблюдения прежних правил переводчику стало необходимым передать основной смысл исходного текста.

Впервые такая идея была сформулирована знаменитым немецким филологом и языковедом Вильгельмом Гумбольдтом, который развил учение о языке как о непрерывном творческом процессе.

Гумбольдт считал, что язык имеет внутреннюю форму, которая и выражает индивидуальное миросозерцание народа. Впоследствии идея Гумбольдта получила широкое распространение в западной филологической традиции. Во всех работах Гумбольдта, посвященных языку, присутствует упоминание о взаимосвязи языка и мышления. Среди его работ следует выделить сочинения «О мышлении и речи» 1795 года и «О влиянии различного характера языков на литературу и духовное развитие» 1821 года, в которых Гумбольдт отдает предпочтение анализу переводческой деятельности. Он считал, что язык выступает в роле органа человеческого тела, образующего мысль, поэтому деятельность языка и мышления неразрывна. Так и в теории перевода, Гумбольдт склонялся к тому, что перевод - это пересказ, то есть воспроизведенная переводчиком мысль, которая содержалась в исходном тексте. Следовательно, по теории Гумбольдта переводчик должен был, прочитав оригинал, понять его, переосмыслить и пересказать на языке перевода. Только при соблюдении такого порядка читатель сможет воспринять суть оригинала так, какова она есть.

Переводческая деятельность на данном этапе не осталась и без внимания выдающихся русских писателей и общественных деятелей, которые подчеркивали общественную значимость переводов. Так, например А.С. Пушкин называл переводчиков «почтовыми лошадьми просвещения», придавая им необходимую важность в образовательной сфере. Его мысль была развита в работах Н.Г. Чернышевского «Характер человеческого знания», В.Г. Белинского «Избранные педагогические сочинения» и многих других.

В 1844 году русский переводчик Андрей Иванович Кронеберг опубликовывает новый перевод «Гамлета», который отличался от прежних переводов, так как был и не буквальным и не вольным. В.Г. Белинский после прочтения нового перевода отказался от своей теории «поэтического» перевода и в 1845 году произнес следующее: «Кто имеет право модифицировать, изменять или укорачивать мысль гения или переделывать его сознание?... Если вы своими переделками сделаете произведение даже лучшим, чем оно было изначально - ваш перевод будет неверным».

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что период Нового времени в истории переводческой деятельности посвящен поиску динамического равновесия между вольным и буквальным переводом. Такое направление переводческой деятельности носит название новой эмпирической нормы перевода.

Большой вклад в развитие эмпирической нормы перевода внес великий русский писатель, прозаик и драматург Максим Горький, который посвятил переводческой деятельности долгие годы, работая с 1919 года по 1927 год в издательстве «Всемирная литература». Данное издательство было учреждено именно по инициативе Горького при Народном Комиссариате просвещения РСФСР. «Всемирная литература» собиралась издавать лучшие произведения мировой художественной литературы. Горький предполагал, что изданные во «всемирной литературе» книги будут представлять собой единую обширную хрестоматию, которая «поможет читателю более подробно ознакомиться с возникновением, творчеством и падением литературных школ, с развитием техники стиха и прозы, с взаимным влиянием литератур различных наций и вообще всем ходом литературной эволюции в её исторической последовательности».

Новейшее время в истории перевода включает в себя период с середины XX века и по настоящее время.

Если в Новом периоде преобладала эмпирическая проблема переводимости, то Новейшее время известно истории переводческой деятельности как понимание перевода в гносеологическом смысле данного термина. Это означает, что исследуемый объект осознается более глубоко, а также формируются методы исследования, задачи и система научных понятий. Так впервые появляется разделение перевода на уровни. Одним из основных умений переводчика стало свободное владение различными способами членения исходного текста - переводческой сегментацией. В зависимости от того на какие сегменты переводчик разделит исходный текст зависело сколько уровней переводимости ему предстоит пройти. Чаще всего применяется разделение текста на эпизодические уровни, которые содержали в себе описание одного конкретного эпизода.

В этот период переводчики больше уже не спорят о том, как именно нужно переводить, а предпринимают реальные попытки серьезно разобраться в том, какие возможности существуют для перевода в зависимости от соотношения языков, литератур и культур. Переводчики пытаются также выявить, какие именно, социальные и культурные условия, влияют на конечный результат работы. Как считают сами переводчики, наука о переводе начинается лишь тогда, когда споры заменяются поиском объективных определений.

Одной из первых работ, которая включила в себя все закономерности переводческого процесса, является небольшая работа Ю.В. Ванникова «О едином комплексе переводческих дисциплин». Работа содержит общие принципы классификации теории перевода и определения понятий, которые используются многими авторами.

В 1973 году известный специалист в области теории переводов В.Н. Комиссаров в работах «Лингвистика перевода» и «Теория перевода» провел лингвистический анализ и попытался соединить все аспекты перевода в единую теоретическую концепцию. Особое внимание уделяется проблеме переводческой эквивалентности. Помимо этого в работах В.Н. Комиссарова определяется «сверхзадача» перевода и нормы перевода.

Следует отметить работу А.Д. Швейцера «Перевод и лингвистика», в которой автор рассматривает процесс перевода с помощью метода порождающей грамматики и семантики при анализе.

Я.И. Рецкер в 1974 году изложил основы теории переводческой деятельности в книге «Теория перевода и переводческая практика». В своей работе Я.И. Рецкер уточняет, что существуют различные виды грамматических и лексических трансформаций в ходе перевода. Особое внимание уделяется фразеологическим оборотам, смысловое содержание которых необходимо при передаче перевода читателям. Также важнейшим достижением Я.И. Рецкера является установление связи между переводом и логикой, между переводческими приемами и логическими категориями. Таким образом, он выявил семь разновидностей лексических трансформаций, которые помогают раскрыть значение термина исходного языка на языке перевода. Основными категориями теории Рецкера выступают категория внеположенности, категория контрадикторности и категория перекрещивания.

Л.С. Бархударов также внес существенный вклад в развитие теории перевода. Работы Бархударова содержат раскрытие основных проблем переводческой деятельности, а также определения таких понятий, как прагматизм, референциальность, грамматика и внутреленгвистичность.

В 1976 году издается работа Л.А. Черняховской «Перевод и смысловая структура», в которой рассматриваются все преобразования переводческой деятельности. Основной мыслью данной работы является идея о сохранении структуры оригинала, для того, чтобы не потерялась основная информация текста оригинала. Указанная в работе Л.А.Черняховской тенденция позволяет переводчикам максимально приблизить основной текст перевода к оригиналу.

Л.К. Латышев в работе «Курс перевода» решение проблемы переводимости видит в нацеленности на адресата. То есть основной задачей переводчика, как считает Н.К. Латышев, является передача всех эмоциональных элементов, которые содержатся в исходном тексте, тем самым переводчик будет воздействовать на читателя с помощью своей техники перевода.

В зарубежной лингвистике также наблюдается рост интереса к проблемам перевода. Немецкий лингвист Г. Егер изложил свои взгляды и размышления относительно проблемы перевода в работе «Перевод и лингвистика перевода». В своем труде автор анализирует коммуникативные и социальные аспекты деятельности переводчиков. Помимо этого Г. Егер выдвигает собственную оригинальную концепцию эквивалентности перевода, в которой различаются функциональная и коммуникативная функции. Реально достижимой является лишь функциональная, которая достигается путем передачи в переводе функциональной ценности оригинала, представляющей собой совокупность его актуального сигнификативного значения, актуального членения и внутрилингвистического прагматического значения. Значительное место в работе уделяется и методам лингвистического описания переводческого процесса.

Существенный вклад в теорию переводческой деятельности внесли работы К. Раис, которая разделила переводы в зависимости от характера текста оригинала. Она выделила тексты, ориентированные на содержание, тексты, ориентированные на общение и тексты, ориентированные на форму. Следовательно, в данном случае речь идет о понимании перевода, то есть в текстах, ориентированных на содержание упор должен быть сделан именно на содержание, в текстах же ориентированных на форму, неизменным должна оставаться форма теста, вследствие чего содержание может изменяться. К. Райс также уделила большое внимание изучению некоторых способов адаптации исходного текста в переводе.

Следует отметить работу В. Вилсса, который рассмотрел широкий круг переводческих проблем. В. Вилсс в своей работе «Познание и перевод. К теории и практике человеческого и машинного перевода» 1988 года сравнивает различные точки зрения западных теоретиков, и, благодаря этим сравнениям, выводит собственное мнение относительно эквивалентности перевода. В работе В. Вилсса перечисляются трудности переводческой деятельности, вопросы преподавания перевода и анализ ошибок, допущенных в процессе перевода.

К этому же периоду относится фундаментальная работа О. Каде «Языковое посредничество, как общественное явление и предмет научного исследования» 1980 года, в которой впервые рассмотрены социальные функции перевода и другие виды языкового посредничества. О. Каде значительное место уделяет понятию коммуникативной ситуации, следствием которой является переводческая эквивалентность, которая в свою очередь разделяется на оптимальную, максимальную, частичную и обусловленную.

К работам более позднего периода относится произведение П. Ньюмарка «Подступы к переводу». В данной работе прослеживается попытка решения основной проблемы переводческой деятельности - переводческой эквивалентности, разграничивая при этом такие понятия как «содержание текста» и «функция текста». Помимо этого изучается множество вопросов, которые приходится решать переводчикам в ходе своей деятельности.

Важное направление в развитии лингвистической теории перевода намечает Альбрехт Нойберт в книге «Текст и перевод». Автор делает попытку переформулировать ряд переводческих проблем в свете положений лингвистики текста. Переводчик имеет дело с текстом (оригинала) и создает новый текст. Поэтому А. Нойберт считает, что необходимо выделять в процессе перевода этапы создания текста определенного типа. Особое внимание уделяется проблеме понимания текста, созданного и живущего в рамках иной лингвокультурной общности. В данной работе определения таких терминов, как ситуативность, интенция и информативность. Работа Нойберта внесла значительный вклад в решение проблемы лингвистики текста в теории перевода.

В настоящее время в теории перевода существуют противоположные понятия дозволенности и недозволенности перевода, переводимости и непереводимости. То есть одни категории терминов или высказываний переводятся так как понимаются, другие же должны содержать в своем переводе лишь основную мысль, а не фактическое значение слов или вовсе могут быть непереводимыми.


1.2Проблемы переводимости на современном этапе


Проблема переводимости, как любая теоретическая модель, отражает не все, а лишь наиболее существенные черты описываемого явления. Как пишет советский философ Б.М.Кедров, "модель должна быть обязательно проще моделируемого процесса или предмета и должна как можно выпуклее отображать интересующую нас его сторону". Более точно эту мысль в свое время высказывал выдающийся физик-теоретик Я. И. Френкель: "Хорошая теория сложных систем должна представлять лишь хорошую "карикатуру" на эти системы, утрирующую те свойства их, которые являются наиболее типическими, и умышленно игнорирующую все остальные - несущественные - свойства".

Основная задача при решении проблемы переводимости заключается в прослеживании закономерностей перевода при соотношении его с подлинником. Большое внимание при переводе уделяется окончательному виду перевода и его соотношению с подлинником. На современном этапе развития подходов к переводу очень важно не только передать основной смысл текста оригинала, но и построить перевод по той же схеме, и той же концепции, что и в оригинале, для того, чтобы в процессе перевода не утратить многочисленных, на первый взгляд, не играющих большой роли частей текста, которые сплотившись в одно целое и составляют главный смысл произведения. Помимо передачи смысла и структуры подлинника важно, чтобы читатель проникся теми же чувствами и настроениями, которые возникают при прочтении оригинала, то есть переводчик должен донести до читателя всю чувственность произведения и его настроение.

Проблема переводимости напрямую зависит от практики перевода, следовательно, она не содержит описание каких-либо идеалов переводческой деятельности, а описывает то, что составляет природу изучаемого явления на самом деле. Обладая теоретическими знаниями, переводчик может ориентироваться в лингвистическом механизме перевода и формулировать для себя решение конкретных задач, вставших перед ним.

Переводчики и теоретики перевода современности считают, что главной целью перевода является ознакомление читателя с иностранным языком и страной, с настроением переводимого текста. То есть при помощи средств родного языка необходимо выразить тот же смысл, что выражен средствами другого языка. Перевод может быть как современных произведений, так и древних, при этом переводчик может язык древности перевести на язык современности, используя живой, а не мертвый язык или наоборот. Следовательно, задача переводчика намного глубже, чем это может показаться изначально. Переводчику мало знать язык, он должен думать на нем и передавать основной смысл по той же структуре, которая представлена в оригинале.

В.Н. Комиссаров отмечает, что перевод - является одним из видов речевой деятельности. Его целью является преобразование структуры речевого произведения, в результате которого, при сохранении неизменным плана содержания, меняется план выражения - один язык заменяется другим.

Рассмотрим фразеологизмы, которые, как правило, представляют собой неделимое словосочетание и остаются достоянием только одного языка. Переводчик при этом должен не дословно переводить данное словосочетание, а понять его суть и высказать ее же, только, используя фразеологические обороты родного языка, иначе фразеологизм теряет свои функции и превращается в простое словосочетание. Так, например, если в исходном тексте на немецком языке присутствует такой фразеологизм как «Blank sein», то при буквальном переводе он будет звучать как «быть чистым», однако этот перевод не совсем точен и не будет понят русским читателем, поэтому переводчик должен заменить данный фразеологизм на аналогичный в русском языке «ни гроша за душой». Или, например немецкий фразеологизм «Die Klappe halten» на русский язык буквально переводится как «держать клапан», то есть ясно, что читатель не поймет о чем идет речь, следовательно, переводчик должен заменить данное словосочетание на русское выражение «держать язык за зубами». Таких примеров очень много, так «Es wird nichts so heiß gegessen, wie es gekocht wird» заменяется на «не так страшен черт, как его молюют», «Alle Hände voll zu tun» - на «хлопот полон рот» и т.д.

Лучший способ перевода фразеологизма - использование эквивалентного или вариантного соответствия.

При изучении проблемы переводимости нельзя обойти стороной теорию закономерных соответствий, как один из способов достижения эквивалентности/переводимости. Как уже было изложено ранее, современные переводчики максимально стремятся к смысловой и структурной близости перевода и оригинала, это приводит к тому, что эквивалентными становятся и тексты, и отдельные высказывания, содержащиеся в данных текстах. В таком случае, грамматическая единица ПЯ может заменить ИЯ в процессе перевода и это не случайно, так в стремлении максимально приблизить структуру и смысл оригинала к переводу данные грамматические единицы содержат значительную общность их значений. Такая общность влечет за собой установление переводческой эквивалентности, то есть дальнейшее использование одной единицы для замены ею другой. Если единица ПЯ регулярно будет заменять единицу ИЯ, такое соотношение будет называться переводческим соответствием. Регулярные соответствия также классифицируются:

-по характеру отношения к переводимой единице ИЯ на единичные или постоянные соответствия и множественные или вариантные соответствия;

-по принадлежности исходной единицы и ее соответствия к определенному уровню на лексические, грамматические и фразеологические соответствия.

-в отдельных случаях описываются межуровневые соответствия, к которым относятся морфемный и фонетический уровень.

Следует иметь в виду, что для перевода существенной является эквивалентность значений не отдельных слов и даже не изолированных предложений, но всего переводимого текста (речевого произведения) в целом по отношению ко всему тексту перевода. Конкретное распределение элементарных единиц смысла ("сем" или "семантических компонентов") по отдельным словам, словосочетаниям и предложениям данного текста определяется многочисленными и сложными факторами и, как правило, не совпадает в тексте на ИЯ и тексте на ПЯ; но это опять-таки относится уже не к плану содержания, а к плану выражения и ни в коей мере не является нарушением принципа семантической эквивалентности текстов подлинника и перевода.

Российский лингвист и переводчик Я.И. Рецкер, который изложил основы теории переводческой деятельности в одной из своих статей указал, что выбор переводчиком того или иного варианта перевода отнюдь не произволен, а закономерен и определяется соотношением двух языков, которые участвуют в переводческом процессе. Как правило, способы осуществления перевода уже установились испокон веков и являются различными для разных языков. Основными причинами этого являются разное стилистическое отношение, различие в разнообразии лексических единиц и различная структура построения текста в разных языках. Учитывая все особенности языковой принадлежности, Рецкер предложил разделение закономерных соответствий на три типа: аналоги, эквиваленты и адекватные замены. Данные типы соответствий зависят не только от языка, но и от типа перевода, например при переводе научно-технического текста, решающее значение имеют эквивалентные термины, в художественном переводе - метод адекватных замен, а при переводе общественно-политического текста центральное место отведено аналогам, то есть заменам терминов на возможные синонимы.

Понятие «соответствие» прочно вошло в исследовательскую практику. Особенно важным было утверждение метода сопоставления переводов с их оригиналами для выявления языковых закономерностей переводческого процесса.

Перевод считается удачным в том случае, если он отвечает следующим критериям:

-достоверность и точность перевода. В данном случае речь идет о том, насколько точно переводчик смог передать смысл исходного текста, используя при этом различные способы переводческой деятельности;

-прозрачность перевода. Данный критерий характеризует перевод как перевод, отвечающий всем грамматическим и лексическим правилам языка перевода.

При освещении проблемы переводимости мы сталкиваемся с таким понятием как эквивалентность. Что же это означает?

Эквивалентность перевода - это смысловая близость или другими словами общность содержания оригинала и перевода. В зависимости от близости перевода к оригиналу определяется уровень эквивалентности.

Эквивалентность перевода бывает двух видов:

-потенциально достижимая, под которой помается максимальная общность содержания двух текстов, которые написаны на разных языках, при этом допускающая различия языковых единиц;

-реально смысловая эквивалентность, которая достигается непосредственно в процессе перевода.

При изучении переводческой эквивалентности встречается такое понятие как предел эквивалентности. Данный термин означает максимально возможную степень близости содержания текста оригинала и текста перевода. Стоит отметить, что межъязыковая коммуникация обеспечивается на любом уровне эквивалентности.

Рассматривая проблему переводимости, необходимо остановиться и на проблеме референциального значения,

Явления, процессы и предметы реальной действительности, которые обозначаются знаками, называются референты знаков, отношение между знаком и референтом - референциальным значением этого знака. Помимо этого в научной литературе используются такие понятия как понятийное, денотативное и предметно-логическое значение, референтом знака которых являются многочисленное количество явлений, процессов и предметов, а не какой-то единичный случай. Следует отметить, что переводчику легче передать именно референциальное значение в силу своей неразмытости понимания.

Основной проблемой при передаче референциальных значений является расхождение понятий и значений, которые свойственны единицам ИЯ и ПЯ. Причиной этого является разнообразие языковых свойств различных народов и национальностей. Соответствия подразделяются на три основных типа:

-полное соответствие. В данном случае имеются в виду однозначные слова, которые, как правило, являются именами собственными, названиями дней недели или месяцев, а также научными терминами;

-частичные соответствия, наиболее распространенными из которых являются такие термины как характер, наименования цветов - синий, голубой (blau), термины день (Tag) и ночь (Nacht), хорошо (gut) и т.д.;

-отсутствие соответствия. В данном случае имеется в виду безэквивалентная лексика, к которой относятся топонимы, названия газет или учреждений, не имеющие реального соответствия при переводе на другой язык.

На определение порядка передачи значений влияет, прежде всего, характер текста оригинала. Так, если для художественной литературы ведущими отношениями являются прагматические, то для научных статей, характерна большая роль референциальных значений.

Помимо отношений между самими знаками существует такой тип отношений, в которых сторонами являются языковые знаки с одной стороны и человек с другой. В определенную систему знаков человек вкладывает не только информацию, но и свое личное субъективное отношение к референтам данных знаков. Через знаки люди общаются и понимают друг друга. Следует отметить, что многие слова или словосочетания, которые состоят из знаков обозначают одни и те же референты, к примеру слова «почивать», «дрыхнуть» и «спать» обозначают одно и то же. Субъективные отношения людей, которые через знаки передают отношения к референтам носят название прагматических отношений - «коннотативное», «эмотивное» значения или стилистическая и эмоциональная окраски также характеризуют прагматические отношения. То есть в данном случае важно не передать суть информации, а важно сохранить чувственность, эмоциональность и экспрессивность переводимого значения. Как правило, весь коллектив, разговаривающий на одном языке, понимает прагматическое значения языковых знаков одинаково.

Прагматические значения поддаются переводу сложнее референциальных. Переводчик в таких случаях должен, прежде всего, понять суть прагматических отношений, а потом передать ту же суть только на своем всем понятном языке. При этом выделяются критерии перевода прагматических знаков:

-эмоциональная окраска слов, которая может быть положительно-эмоциональной, отрицательно-эмоциональной и нейтрально-эмоциональной;

-стилистическая характеристика слов, которая может быть терминологической, обиходно-разговорной, нейтральной, книжной и поэтической;

-регистр слова, который может быть формальным, возвышенным, нейтральным, фамильярным или непринужденным.

Ситуация, когда лексемы разных языков, полностью совпадающие по референциальному значению, не имеют ничего общего при определении их прагматических значений, то есть их эмоциональная окраска, регистр и характеристика сильно различаются. Это приводит чаще всего к тому, что при переводе с одного языка на другой утрачиваются те или иные вышеперечисленные значения. Это выражается в замене эмоциональных слов исходного языка на нейтральные слова переда. Следует отметить, что если данная ситуация встречается часто, то замена нейтральной лексики на эмоциональную и импульсивную недопустима, так как настроение и эмоциональность оригинального текста сразу же изменятся. Так, например, "Maus", "Mausilein", "Mäusken", "Mäusekind", "Mäuschen", "Mausi", "Mäuserich" для немцев наверняка отличаются различными оттенками, на русский же язык они переводятся одним равнозначным понятием - "душка, милочка, любушка".

Следует обращать внимание на перевод метаморфических значений, в первую очередь в данном случае речь идет о сравнительных оборотах, которые применяются на одном языке, но будут не поняты на другом. К примеру, если на русском упрямый человек сравнивается с ослом, то на английском такое сравнение будет звучать как «obstinate as a mule». Среди сравнительных оборотов немецкого языка часто встречаются такие как «naschen wie eine Katze» и «brummen wie ein Bär». Например, «Maus» при стандартном переводе означает мышь, но при сравнительном обороте «Maus» приобретает другое значение, обозначающее милочку или душечку, в русском языке же, термин «мышь» означает серого и неприметного человека.

Часто встречаются и такие ситуации, когда в оригинале нейтрально описывается какой-либо процесс, предмет или явление, а на языке перевода имеется сравнительный оборот данных терминов. В таком случае, для красоты и эмоциональности произведения переводчик может заменить нейтральные слова на их сравнительные обороты.


1.3Переводческая трансформация как средство разрешения проблемы переводимости


Главная цель перевода - достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности - умело произвести различные переводческие трансформации для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

При рассмотрении данных вопросов следует определить, какие переводческие приемы применяются в основных типах лексических трансформаций, к ним относятся: калькирование или лексико-семантическая замена и переводческое транскрибирование или транслитерация.

Также применяется такие приемы как конкретизация, которая обозначает замену слов на слова с более широким логическим значением. При использовании конкретизации в процессе перевода единица ИЯ будет выражать родовое понятие, а единица ПЯ - видовое понятие, которое в нее входит.

Часто встречаются случаи, когда в ПЯ отсутствует слово с таким же широким значением, которое присутствует в ИЯ. Например, немецкое слово «Moosbüffel» имеет значение как мох, так и буйвол, невежа, дурак, грубиян, в русском же языке нет слова, которое бы означало столь разнообразные понятия. В процессе перевода данное слово будет переводиться конкретно в каждом случае отдельно в зависимости от того, о чем идет речь в оригинальном тексте. Часто бывает такое, что в иностранном языке какое-либо словосочетание применяется в различных отраслях разговорной лексики, а на языке перевода это неприемлемо, в таких случаях переводчик должен заменить указанное словосочетание на то, что характерно для языка перевода. Это осуществляется для выполнения главной функции перевода - передачи основного смысла и эмоциональной окраски читателю. Как указывалось выше, в немецкой речи часто встречаются слова с широким значением, конкретизация в таких случаях является распространенным способом перевода.

Генерализация также имеет немаловажное значение в грамматике переводческой деятельности. Она означает замену единицы ИЯ, которая имеет более узкое понятие на единицу ПЯ, которое выражает значение в более широком смысле. Например, если в тексте рассказывается о субботах и воскресеньях, проведенных дома, переводчик может заменить наименования дней недели на один термин - выходной, который и включает в себя все вышеизложенные понятия. То есть Samstag и Sonntag заменяются одним общим словом «выходной - Wochenende».

Смысловым развитием или модуляцией называется замена единицы ИЯ на единицу ПЯ в случае, когда из исходной единицы выводится логическое значение перевода, при этом логическая связь между двумя наименованиями всегда сохраняется.

Еще одним видом лексической трансформации является антонимический перевод, при котором происходит замена утвердительной формы оригинала на отрицательную форму перевода и наоборот. Это применяется тогда, когда в одном языке слово употребляется с отрицательной частицей «не» или «keine», а в другом языке то же самое слово может иметь перевод без данной частицы.

Существует и такое понятие как целостное преобразование, когда передача смысла текста передается не благодаря переводу отдельных слов или словосочетаний, а когда переводчик передает смысл текста своими словами. То есть переводчик пытается перефразировать исходный текст, используя лексические навыки языка перевода. Данный метод является одним из самых трудных в процессе трансформационного перевода и применяется чаще всего при истолковании переводов живого разговорного языка. Так, например, немецкое «Gute Reise» или «guten Weg» при эмоциональном восклицании, обозначающем счастливое избавление, могут быть заменены на русское «скатертью дорожка».

Среди фразеологизмов в немецком языке встречаются такие как «eine ruhige Kugel schieben», который в буквальном переводе будет означать «толкать шар медленно», а как фразеологизм данное словосочетание используется при описании легкой работы; «ach, du grüne Neune!», означающий в разговорном языке «вот тебе раз!», а буквально переводится как «ах ты, зеленая девятка!»; «eine böse Sieben», что буквально переводится как «злая семерка», а означает при разговоре ведьму или бабу-ягу и многие другие. Переводчик при изучении исходного текста должен внимательно следить за тем, что смысл фразеологических оборотов не растерялся, и он смог донести до читателя все то, что содержалось в оригинале.

Помимо вышеперечисленных способов переводческого процесса, существует и перестановка, которая означает изменение расположения звуковых элементов в тексте перевода. Такими элементами могут быть как отдельные слова, так и словосочетания и целые части предложения. Это происходит из-за того, что разные языки имеют различные формы структуры текста. То есть, если предложение перевести в таком же порядке, что и в исходном языке, читатель переведенного текста просто не поймет о чем идет речь, а если даже и поймет, то будет поражен безграмотностью переводчика, так как структура предложения - это немаловажное понятие в грамматике и лексикологии.

Перестановка чаще всего влечет за собой изменение падежей или наклонений отдельных слов, что необходимо для правильной расстановки слов и словосочетаний в предложении.

Немецкий язык знаменит тем, что в нем часто присутствуют сложные слова, которые в русском языке не имеют соответствующего эквивалента, поэтому такие слова разделены на несколько слов. Например, самым длинным словом, который официально употребляется в немецком языке, есть слово «Rindfleischetikettierungsüberwachungsaufgabenübertragungsgesetz», что переводится как «Закон о передаче обязанностей контроля маркировки говядины», то есть в одном немецком слове содержится целых 7 русских слов. Но это только официальные данные, так как еще более длинным словом является «Donaudampfschiffahrtselektrizitätenhauptbetriebswerkbauunterbeamtengesellschaft», которое переводится как «Общество служащих младшего звена органа по надзору за строительством при главном управлении электрического обслуживания дунайского пароходства», то есть в одном слове соединены 16 русских слов.

В грамматике переводческой деятельности встречается и такое понятие как грамматическая замена, которая представляет собой трансформацию единицы оригинала в единицу ПЯ только уже с другим грамматическим значением. Грамматическая замена подразумевает отказ от использования форм ИЯ и их замену на иные формы, отличающиеся выражаемым содержанием. В число грамматических замен входят:

-замена артикля, что необходимо для верной грамматики, например слово мальчик «Der Junge» изменим на слово мальчику «Dem Jungen» и сразу же заметим изменение артикля и окончания слова;

-замена форм единственного и множественного числа. Например, слово «деньги» в немецком языке будет звучать как слово в единственном числе «Das Geld», в русском же слово «деньги» представляют собой множественное число. В качестве примера можно привести слово «очки», которое произносится исключительно в множественном числе, а в немецком языке будет звучать как «Die Brille» и иметь единственное число;

-замена форм рода. Переводчикам стоит обращать внимание и на род, к которому относятся слова. Часто бывает, что род исходного слова не совпадает с переводом, и переводчик должен руководствоваться нормами языка перевода. Например, слово майка в русском языке относится к женскому роду, в немецком же «Das Unterhemd» относится к среднему роду. Или, например, слово «собака» женского рода, а «Der Hund» - мужского, «дуб» - мужского, а «Die Eiche» - женского и т.д.;

-замена частей речи. Часто бывает, что в процессе перевода следует заменять некоторые части речи другими, например существительное на глагол, а прилагательное на существительное. Все зависит от языковой восприимчивости переводчика и читателя;

-замена членов предложения. Данные действия приводят к перестройке синтаксической структуры перевода, отличной от структуры исходного текста. Например словосочетание «In später Zeit der Tage und Nacht», что в буквальном переводе означает в позднее время дня и ночи, можно заменить одним словом «вечером»;

-замена типа предложения. Русский язык склонен к тому, чтобы воспроизводить текст в сложных предложениях. Переводить такие тексты довольно таки сложно из-за различных грамматических и лексических правил составления предложения в языках. Чтобы упростить перевод, переводчики нередко прибегают к замене сложного типа предложения на простой. Так сложноподчиненные предложения, например, превращаются в два простых. Например, предложение «на улице лежал снег, который был похож на белую скатерть» можно заменить на «In der Straße lag der Schnee. Er war der weißen Tischdecke ähnlich».

В переводческой деятельности часто встречается понятие приема лексических добавлений, который помогает раскрыть невыраженные или подразумеваемые лексические единицы. Такой прием осуществляется при переводе художественных произведений для придания тексту эмоциональности и остроты. Например, если в исходном тексте присутствует такое предложение как «На невесте было одето красивое белое платье», его можно дополнить причинностью данного платья, например «На невесте было одето красивое белое платье, которое выражало ее невинность и чистоту». То есть переводчик должен не только перевести данный ему текст, он должен раскрыть его внутренний смысл и передать его читателю в самых ярких тонах. Прием лексических добавлений оказывает положительное влияние и на красоту произведений, то есть выбор данного приема обусловлен стилистическими соображениями. Так предложение «В густом темном лесу бродил серый и голодный волк» вызовет у читателя больше эмоций, чем предложение «В лесу бродил волк». То есть переводчик, используя данный прием, как бы домысливает то, что хотел сказать автор.

Другой прием, который прямо противоположен приему лексических добавлений называется прием опущения. Он подразумевает под собой отказ от лишних избыточных слов, которые захламляют перевод. Например, в исходном тексте при описании человека даются слишком конкретные данные, которые не свойственны русскому языку. Переводчик должен пренебречь такой конкретизацией и сформулировать основной смысл на языке перевода и с помощью свойственных ему выражений.

Перевод таких понятий как предметы материальной культуры, особенности общественной жизни и традиции или реалии непереводимы и могут быть безэквивалентными. То есть каждый язык имеет разговорные слова, которые принадлежат только ему и на другой язык их перевести невозможно. Например, слово Schadenfreude не переводится и не встречается в других языках, а означает оно удовольствие, которое появляется при виде чьей-то неудачи или слово Torschlusspanik, которого также нет в словарях, и означает перед уменьшением возможностей с увеличением возраста. Также невозможно перевести на какой-нибудь иностранный язык такие слова как «почемучка», «буренка», «юродивый» или такое современное слово как «спам». Такие слова являются достоянием только русского языка и не переводятся на другие языки мира. Обозначаются они транскрипцией или заменяются на слова, применяемые в языке перевода.

Важнейшей задачей переводчика является поиск в исходном тексте минимальной единицы перевода. Единицей перевода называется минимальная единица текста, переводимая как единое целое, ей можно отыскать соответствие в переводе, но нельзя обнаружить в переводе единиц ПЯ, воспроизводящих значение составных частей данной единицы.


Выводы по 1 главе


1.В древний период преобладает дословность текста оригинала и перевода. То есть основной функцией переводчиков была передача текста в буквальном смысле. Именно так возник перевод. В средний период еще продолжается преобладание буквального перевода, однако он соперничает с вольным переводом, который и стал основной формой переводческой деятельности среднего периода. Новый период в истории переводческой деятельности включает в себя XIX - XX века. В это время повысились требования к переводам, и помимо соблюдения прежних правил переводчику стало необходимым передать основной смысл исходного текста. Новейшее время в истории перевода включает в себя период с середины XX века и по настоящее время. Перевод стал пониматься в гносеологическом смысле данного термина. Это означает, что исследуемый объект осознается более глубоко, а также формируются методы исследования, задачи и система научных понятий.

2.Новейшее время в истории перевода включает в себя период середины XX века и по настоящее время. В этот период переводчики больше уже не спорят о том, как именно нужно переводить, а предпринимают реальные попытки серьезно разобраться в том, какие возможности существуют для перевода в зависимости от соотношения языков, литератур и культур. Переводчики пытаются также выявить, какие именно, социальные и культурные условия, влияют на конечный результат работы. Как считают сами переводчики, наука о переводе начинается лишь тогда, когда споры заменяются поиском объективных определений.

3.Тенденции современных подходов к проблеме переводимости, которыми, прежде всего, являются поиск баланса между буквальным и вольным переводом и соединение всех идей и способов в одно целое. Основная задача при решении проблемы переводимости заключается в прослеживании закономерностей перевода при соотношении его с подлинником. Большое внимание при переводе уделяется окончательному виду перевода и его соотношению с подлинником.

Проблема переводимости напрямую зависит от практики перевода, следовательно, она не содержит описание каких-либо идеалов переводческой деятельности, а описывает то, что составляет природу изучаемого явления на самом деле. Обладая теоретическими знаниями, переводчик может ориентироваться в лингвистическом механизме перевода и формулировать для себя решение конкретных задач, вставших перед ним.

4.Фразеологизмы представляют собой неделимое словосочетание и остаются достоянием только одного языка. Переводчик при этом должен не дословно переводить данное словосочетание, а понять его суть и высказать ее же, только, используя фразеологические обороты родного языка, иначе фразеологизм теряет свои функции и превращается в простое словосочетание.

Лучший способ перевода фразеологизма - использование эквивалентного или вариантного соответствия.

.Основные типы лексических трансформаций: калькирование или лексико-семантическая замена и переводческое транскрибирование или транслитерация.

Часто бывает такое, что в иностранном языке какое-либо словосочетание применяется в различных отраслях разговорной лексики, а на языке перевода это неприемлемо, в таких случаях переводчик должен заменить указанное словосочетание на то, что характерно для языка перевода. Это осуществляется для выполнения главной функции перевода - передачи основного смысла и эмоциональной окраски читателю.

6.Проблема непереводимости. Непереводимость представляет свойство текста или высказывания в одном языке, выражающееся в отсутствии для него эквивалента в другом языке. Среди буквально непереводимых терминов и выражений стоит выделить фразеологизмы, сравнительные обороты, метафоры и другие литературные приемы, которые не редко встречаются в литературе. Довольно часто текст или высказывание, которые считают непереводимыми, в действительности являются лакуной, или лексической единицей, не имеющей похожего понятия в переводном языке. Это означает, что для слова, выражения или фразы в исходном языке не существует полного эквивалента в переводном языке. В этом случае речь идет о безэквивалентной лексике, которая вызывает трудности при переводе и может привести к переводческим ошибкам, т.к. является «ложным другом» переводчика.


Глава 2. «Ложные друзья» переводчика в теории перевода и практике перевода


2.1 О категории слов «ложные друзья» переводчика


За последние годы возрос интерес исследователей к категории слов, называемых в литературе по переводу "ложными друзьями переводчика". Этот интерес не случаен. Как показывает анализ переводов, количество ошибок, допускаемых переводчиками в данной категории слов, чрезвычайно высоко. Их часто совершают высококвалифицированные переводчики. Таким образом, исследования данной категории слов обусловливаются потребностями практики перевода.

Название «ложные друзья переводчика» - калька с французского faux amis du traducteur. Оно появилось в 1928 г. в работе французских ученых М Кесслера и Ж. Дерокиньи. С того времени в разных языках возникло множество других названий для обозначения данной категории слов'. В отечественной литературе по переводу укрепилось название «ложные друзья переводчика». Существуют немецкий и английский варианты кальки: falsche Freunde des Überetzers и false friends. Уместно привести высказывание P.Д. Будагова, обосновывающего утверждение этого названия в русском языке: "Хотя словосочетание «ложные друзья переводчик»" и длинно и слишком открыто, чтобы стать термином, оно все же терминируется за последние годы. Во-первых, это словосочетание, по-видимому, не имеет равного и более краткого эквивалента; во-вторых, сама его "открытость" привлекательна: она как бы напоминает, какие ловушки ожидают всех, кто имеет дело с разными языками".

Как нам представляется, название "ложные друзья переводчика" обладает тем преимуществом, что очень точно характеризует переводческое явление. При переводе данной категории слов могут происходить ложные отождествления, поскольку междуязычные аналогизмы имеют некоторую графическую /или фонетическую/, грамматическую, а часто и семантическую общность. В настоящее время термин "ложные друзья переводчика" в основном используется тогда, когда авторы касаются проблем теории и практики перевода. Однако он не удовлетворяет некоторых авторов, проводящих фундаментальные лингвистические исследования данной категории слов. Вместо образного метафорического названия К.Г.М. Готлиб, например, использует термин "междуязычные аналогизмы". Такой подход вполне оправдан, поскольку некоторые авторы исследуют междуязычные аналогизмы не только в реальной ситуации двуязычия /в частности, перевода/, но и проводят синхронно-сопоставительный анализ данной категории слов.

В конце 60-х начале 70-х годов отечественными учеными были проведены фундаментальные исследования данной категории слов. Прежде всего, следует отметить работы В.В. Акуленко, К.Г.М Готлиба и В.М. Муравьева. Ими развиты как основные теоретические положения, касающиеся этой категории слов, так и составлены словари и пособия "ложных друзей переводчика".

Особого внимания в этой области заслуживают работы В.В. Акуленко, давшего обоснование "этой широкой, семантически разнородной двуязычной категории". Автором проанализированы источники и явления "ложных друзей переводчика". Они являются результатом взаимовлияний языков. В его работах уточняются понятия "ложных друзей перводчика», "интернанализмов и псевдоинтернациоцализмов, которые многими авторами не разграничивались и использовались как вэаимозаменяемые. Ученый характеризует "ложные друзья переводчика" как семантически разнородную категорию слов, включающую интернациональную лексику /межъязыковые относительные синонимы сходного вида/, псевдоинтернациональные слова /межъязыковые омонимы/ и межъязыковые паронимы. В его работах дается аргументированное описание всех трех групп слов, составляющих категорию "ложных друзей переводчика", В работах В.В. Келтунла подчеркивается положение о том, что расхождение смыслового содержания параллельных интернациональных слов в разных языках представляет собой естественный и неизбежный процесс, связанный с развитием общества. На большом фактическом материале автор показывает, что каждое интернациональное слово проходит в соответствующем языке свой путь семантического развитии. Семантическая эволюция интернациональных слов протекает в разных языках по-разному. Она обусловлена спецификой лексико-семантической системы конкретного языка. Некоторые различия в смысловой структуре Интернациональных слов разных языков являются естественными и закономерными и не меняют интернационального характера интернационализмов.

Анализ примеров "ложных друзей" показывает, что наибольшее количество ошибок возникает при переводе интернациональной лексики. Интернациональные параллели характеризуются общностью смысловой структуры и поэтому легко отождествляются при переводе. Однако в результате таких отождествлений нередко возникают ложные эквиваленты, поскольку наряду с общностью в их смысловых структурах имеются и существенные различия, о которых переводчик часто забывает.

С целью всестороннего изучения категории слов, относящихся к "ложным друзьям переводчика", проводятся сопоставительные исследования. Поскольку категория "ложных друзей переводчика" является двуязычной, ученые исследуют ее на уровне двух языков, т.е. английского и русского (В.В.Акуленко), немецкого и русского (В.В.Келтуяла, К.Г.М.готлиб), русского и французского (В.М.Муравьев) и др. Исследования ведутся как в синхронно-сопоставительном плане, так и в реальной ситуации двуязычия /перевода/.


.2 Типология «ложных друзей» переводчика


«Ложные друзья переводчика» подразделяются на четыре основных типа.

К первому типу таковых относятся слова ИЯ, созвучные словам ПЯ, но полностью расходящиеся с ними своим значением:

der Termin - Не термин, а 1. срок; 2. Судебное заседание; 3. договоренность о встрече

das Feuilleton - не фельетон, а литературный отдел в газете или журнале (в Австрии также газетная статья, фельетон)

der Dramaturg - не драматург (писатель создающий пьесы), а заведующий литературной частью театра

die Anekdote - исторический случай (а не анекдот - der Witz)

der Rock - юбка (а не рок-музыка - die Rockmusik)

К следующей группе «ложных друзей переводчика» относятся такие многозначные слова ИЯ, у которых часть значений совпадает со значением внешне сходного слова ПЯ, а часть значений расходится. «Ложные друзья» этого типа встречаются чаще, чем относящиеся к первому типу:

der Referent - не только 1. референт (должностное лицо), но и Докладчик

2.der Ingenieur - не только 1. инженер (Diplomingenieur), но и 2. техник (специалист со средним образованием)

3.komisch- не только 1. комичный (смешной, забавный, потешный), но и 2. разг. странный (ein komisches Gefühl)

К следующей группе «ложных друзей переводчика» относятся лексические единицы исходного языка, у которых есть сходное по звучанию или написанию слово в ПЯ, являющееся одним из своих значений эквивалентом слова ПЯ, однако у того же самого слова ПЯ есть еще одно или несколько значений, не имеющих ничего общего со своим звуковым (буквенным) аналогом в ИЯ. Например:

Der Radiator- радиатор (нагревательный прибор), но не радиатор автомашины (по-немецки: der Kühler)

Die Navigation - навигация (кораблевождение), но не навигация в значении «судоходство», «мореплавание» (по-немецки: Schiffahrt) и также не навигация в значении «судоходный сезон» (по-немецки: Schiffahrt-saison)

Die Amortisation - 1. амортизация в значении «постепенное снижение ценности в результате изнашивания» (эк. термин) и 2. Амортизация в значении «постепенное снижение долгов» (эк. термин), но не амортизация в значении «смягчение толчков» (техн. термин; по-немецки: Stoßdämpfung)

Особую группу «ложных друзей переводчика» составляют меры весов и других величин измерения, созвучные в ИЯ и ПЯ, но не совпадающие по количеству:

Das Pfund - 500 гр., в то время как русский фунт - 409,5 гр.

Der Zentner - в Германии - 50 кг (100 немецких фунтов); в Австрии и Швейцарии Zentner равняется 100 килограммам

Die Billion - "триллион". Мера величины не совпадает по своему количественному содержанию с русским "биллион" (1000 миллионов или миллиард). Так что придется "убирать" один нуль.

Соотношение значений созвучных слов двух разных языков может быть точно таким же, как и соотношение других взаимоэквивалентных слов ИЯ и ПЯ: то есть частично совпадать и частично расходиться. В качестве примера можно привести заимствованное из английского слово Hooligan. В русском языке хулиганом называют человека, своими действиями демонстрирующего явное неуважение к обществу и личности, грубо нарушающего общественный порядок, бесчинствующего в общественном месте или в семье. В Германии же словом Hooligans называют главным образом бесчинствующих футбольных болельщиков, приходящих на футбол затем, чтобы устроить побоище с болельщиками другой команды. Сравните:

Beim Weltmeisterschafts-Qualifikationsspiel zwischen Italien und England in Rom zerlegten Hooligans von der Insel in der Innenstadt Kneipen und Geschäfte. Anschliessend lieferten sie sich im Stadion eine Schlacht mit der Polizei. („Spiegel", 3.11.1997)

Все типы «ловушек», обусловленных межъязыковой асимметрией в области сходных по внешней форме лексических единиц, Н.К. Грабовский разделяет, прежде всего, на две большие группы: реально существующие диалексемы и потенциально возможные. На первый взгляд такое деление представляется довольно странным: какую трудность для переводчика может составить то, что реально не существует? Но на самом деле не существующие реально лексемы довольно часто оказываются «ложным другом переводчика». Обратимся к тому типу отношений несоответствия, который Л.С. Будагов сформулировал так: «Слово в одном языке вступает во взаимодействие со словосочетанием в другом».

Отличие заключается в том, что в данных типах оппозиций не наблюдается реальной межъязыковой аналогии форм, с которой мы привыкли сталкиваться, рассматривая примеры «ложных друзей переводчика».

Интересно проследить, как разные языки используют аналогичные словообразовательные потенции, называя одни и те же денотаты. Для этого удобно обратиться к специальной, технической терминологии, обозначающей конкретные денотаты. Можно использовать ту же морфему авто, но уже как усеченную форму слова автомобиль. Возьмем в качестве примера термины автострада и автоцистерна и посмотрим, каким образом используют интернациональную морфему русский, английский, немецкий языки.


РусскийАнглийскийНемецкийавтоцистернаtanker, tank-carDas Tankfahrzeug Der Tankwagenавтострадаmotor-road, motor-way, speedwayDie Autobahn

Эти примеры греко-латинского происхождения убедительно показывают межъязыковую асимметрию в использовании аналогичных словообразовательных моделей и аналогичных словообразовательных элементов.

Отсутствие реального эквивалента сходной формы в языке перевода при потенциальной возможности образования и создает иногда ловушку для переводчика. Так, русское слово автоколонна переводится на немецкий сходным по внешней форме словом Autokolonne, а для перевода слова автобаза использовать интернациональную морфему auto- уже не удастся: автобаза ~ Kraftwagendepot. В немецком языке есть и слово Porträt (портрет), используемое, может быть, менее часто, чем Bild, Bildnis, но как эквивалент слова автопортрет данная словообразовательная модель не используется - Selbstbildnis, хотя она потенциально возможна, что подтверждает пример слова Autobiographie (автобиография).

Ошибка может возникнуть главным образом при переводе с русского языка, когда внимание переводчика ослабляется наличием в языке перевода аналогичных по форме морфем, слов и словообразовательных моделей.

Но не только греко-латинские основы в силу своей интернациональности могут создать трудности. В европейских языках немало и общих корней, и общих суффиксов. Но не всегда их сочетание в разных языках аналогично. Так, в русском языке немало слов с суффиксом -ада, заимствованных из самых разных языков: олимпиада, мириада, триада и др. - из греческого; бравада, эстакада, аркада и др. - из французского; блокада - из английского; цикада - из латинского; армада - из испанского; тампонада - из немецкого; автострада, серенада и др. - из итальянского.

Русский язык и сам создал немало подобных слов из заимствованных слов путем прибавления к ним этого суффикса. По модели слова греческого происхождения олимпиада (??????????) были созданы: спартакиада, альпиниада, универсиада, эксцентриада, робинзонада и др. У переводчика, сознающего, что в языке перевода есть и соответствующие корневые морфемы, и аналогичная модель суффиксального словообразования, может создаться впечатление, что перевод возможен словами сходной формы. Однако это не так.


2.3 Перевод слов-реалий в немецком языке

ложные друзья переводчик

2.3.1 Понятие реалии в современном переводоведении

Перевод реалий - часть большой и важной проблемы передачи национального и исторического своеобразия, которая восходит, вероятно, к самому зарождению теории перевода как самостоятельной дисциплины. О реалиях, как о показателях колорита, заговорили лишь в начале 50-х годов. Л. Н. Соболев в 1952-м году употребляет термин «реалия» в современном его понимании и даже дает ему достаточно выдержанную дефиницию. О реалиях также пишет Г. В. Чернов, который, однако, преимущественно пользуется названием «безэквивалентная лексика». А. Е. Супрун рассматривает реалии как «экзотическую» лексику, а Вл. Россельс намечает некоторые из основных черт реалий как переводческой категории. Таким образом, можно с уверенностью заявить, что данную проблему в той или иной степени рассматривали все теоретики перевода.

Само слово «реалия» происходит от латинского прилагательного среднего рода множественного числа realis,-e, realia - «вещественный», «действительный», которое превратилось под влиянием аналогичных лексических категорий в существительное женского рода. Этим словом обозначают материально существующий или существовавший предмет, нередко связывая его по смыслу с понятием «жизнь»; к примеру, «реалии европейской жизни». Согласно же словарным определениям, реалия есть «всякий предмет материальной культуры», «в классической грамматике разнообразные факторы... такие как государственное устройство данной страны, история и культура данного народа, языковые контакты носителей данного языка и т.п. с точки зрения их отражения в данном языке», «предметы материальной культуры, служащие основой дай номинативного значения слова» .

В переводоведении же термином «реалия» обозначают слова, называющие упомянутые предметы и понятия.

Реалия-предмет имеет широкое значение, которое далеко не всегда укладывается в рамки реалии-слова, будучи элементом внеязыковой действительности. Реалия-слово как элемент лексики данного языка представляет собой знак, при помощи которого такие предметы могут получить свое языковое обличие.

По мнению, С. Влахова и С. Флорина, термин «реалия» в значении «реалия-слово» достаточно прочно укрепился в переводоведении; «реалия» -это лексическая (или фразеологическая) единица, а не обозначаемый ею объект (референт).

Отсутствие четкости в терминологии, употребляемой переводчиками и теоретиками перевода, лингвистами и лингвострановедами в отношении этого понятия требует хотя бы приблизительного выяснения содержания реалии как переводческого термина.

Важной чертой реалий, по мнению Г. В. Чернова, является их общеупотребительность, популярность, «знаковость» всем или большинству носителей исходного языка и, по мнению В. П. Беркова, напротив, «чуждость» носителям принимающего их языка перевода. Многие из реалий могут представлять собой и отход от литературной нормы. Они могут оказаться в числе слов ограниченного употребления (в частности, диалектизмов); сравнительно немногие реалии принадлежат к элементам сниженного стиля - просторечию и жаргонной лексике. Большинство реалий соответствует литературной норме, т.е. лишено запретительных помет в словарях, но в их толкованиях имеются указания на некоторую ограниченность употребления в связи с местной или исторической принадлежностью их референтов.

Реалии также могут попасть в состав так называемых «иноязычных вкраплений» (слова и выражения, которые автор оригинала дает на другом, не своем, языке в их исконном написании или транслитерации, т.е. без каких-либо морфологических изменений), которые переводчик, в свою очередь, переносит тоже в иноязычном написании или транслитерации.

Таким образом, реалиями являются только отдельные иноязычные вкрапления. В конечном счете, установление разграничительного критерия между реалиями и иноязычными вкраплениями зависит в основном от того, какое содержание автор вкладывает в эти понятия.

Как языковые средства художественного изображения, реалии представляют собой языковые единицы, которыми в одинаковой степени пользуются как писатели, авторы оригинальных художественный произведений, так и переводчики беллетристики. Так называемые «свои реалии» - большей частью исконные или давно освоенные языком слова - не нуждаются в особых объяснениях, в отличие от «чужих реалий», нередко представляющих трудность для переводчика своей формой, лексическими, фонетическими и морфологическими особенностями, возможностями словообразования и сочетаемостью, а также механизмом заимствования и своим поведением в качестве заимствованных слов.

Что касается формы реалии как языковой единицы, по мнению С. Влахова и С. Флорина, реалии - это только слова и так называемые «номинативные словосочетания» (сочетания слов, которые семантически равны слову). Когда же речь идет о фразеологических единицах, в качестве реалий, подразумевают и обычные устойчивые словосочетания всех типов, в том числе идиомы, пословицы и поговорки, многие из которых сами по себе обладают характерной национальной или исторической окраской .

Другой формой реалий являются сокращения (аббревиатуры), представляющие собой, по сути, стянутые в одно «слово» номинативные сочетания. Говоря о форме реалий, следует упомянуть также об их фонетическом и графическом облике. Решение вопроса о форме заимствования реалии зависит от того, фигурирует ли она в словарях языка перевода или нет. Словарные реалии входят в лексический состав языка перевода и, стало быть, обладают определенной формой, официально зафиксированной правилами фонетики и орфографии данного языка. Следовательно, транскрибируя реалию, переводчик должен прежде всего обращаться к словарям.

Вводя в текст новую, незнакомую читателю реалию, переводчику следует позаботиться о том, чтобы у читателя не осталось в памяти искаженное иностранное слово, и хотя бы при первоначальном ею употреблении отметить ударную гласную.

Касаемо же вопроса о заимствовании реалий, следует заметить, что мнение о том, что реалии представляют собой непременно заимствования, в известной мере противоречиво, ведь заимствования уже являются элементами лексики данного языка; следовательно, слово, однократно введенное в текст перевода, можно назвать заимствованием лишь условно. С другой стороны, реалия может утратить свой статус и превратиться в заимствованное слово, если приживется в заимствующем языке настолько, что будет включена в словари.

Более точному определению понятия «реалия» препятствуют расхождения в терминологии. По мнению С. Влахова и С. Флорина, в литературе чаще всего встречаются термины «безэквивалентная лексика» и «экзотическая лексика» и наряду с ними (в том же или близком значении) «варваризм», «локализм», «этнографизм», «алиенизм», «фоновые слова», «коннотативные слова», «слова с культурным компонентом»», «пробелы», или «лакуны». Все эти понятия обладают общими чертами: определенная - национальная, историческая, местная, бытовая - окраска, отсутствие эквивалентов в языке перевода и в отношении некоторых - иноязычное происхождение. Чтобы упростить задачу и уточнить семантический круг «реалии», необходимо сначала «отсеять» термины, уже знакомые в закрепившихся за ними значениях, а также те, которые можно было бы вообще элиминировать как ненужные синонимы.

Употребление термина «локализм» в качестве синонима реалии, с одной стороны, смещает ее значение как лексической единицы, а с другой, сильно сужает представление о действительном содержании понятия. Таким образом, локализм можно отнести лишь к незначительной группе реалий, обозначающих «местные предметы», лишенные национального и исторического колорита.

То же касается и вопроса присвоения реалии названий бытовое слово, или этнографизм. что, по сути, еще уже, чем «локализм».

По мнению С. Влахова и С Флорина, «варваризм» следует считать лексикологическим термином, не имеющим аналогов в переводоведении. Реалии же, в отличие от варваризмов, 1) могут быть и исконными, не заимствованными словами, 2) не обязательно чужды языку по своей структуре и, 3) как правило, не имеют «слов-двойников, равноценных по смыслу», а, следовательно, не могут быть легко переведены; кроме того, 4) многие из них фигурируют в словарях, в том числе и толковых.

В специальной литературе наиболее серьезным конкурентом термина «реалия» является термин «экзотическая лексика» («экзотизм»). Исследователи отмечают, что экзотизм - это 1) иноязычное слово, пришедшее «из малоизвестных языков, обычно неиндоевропейских», 2) вид варваризма, 3) слово, «обозначающее реалию, явление быта, социальных отношений, природы», «жизни, быта, обрядов, обычаев отдельных народов», и 4) слово, употребляемое «для придания речи особого (местного) колорита».

Подобная неустойчивость термина «экзотическая лексика» в лингвистической литературе, узость его значения и возможная смешанность с «варваризмом» делает его неприемлемым в значении реалии.

На основании этого С. Влахов и С Флорин сделали вывод о возможности иного, в отличие от реалии, применения термина экзотизм, исходя из обоих его значений - прямого и переносного. Таким образом, в рамки его содержания войдут слова - реалии и нереалии, 1) на которых лежит налет экзотики, 2) в том числе и коннотативные слова, слова из национального или международного «экзотического реквизита», 3) целенаправленно используемые для придания произведению определенного колорита, 4) нередко с юмористическим или неодобрительным оттенком. Экзотизмами в этом значении можно считать и так называемые мнимые реалии, т.е. те слова, которые переводчик неосновательно принимает за реалии.

Иначе дело обстоит с «безэквивалентной лексикой». Этот термин встречается у многих авторов - в частности, у А. Д. Швейцера, Е. М Верещагина и В Г. Костомарова, А. А. Брагина. Л.С. Бархударова, однако, все они трактуют его по-разному, как синоним «реалии», как слова, отсутствующие «в иной культуре и в ином языке» и, наконец, просто как непереводимые на другой язык слова.

C. Влахов и С. Флорин считают, что в теории перевода нужно четко отграничить безэквивалентную лексику от реалий и предлагают придерживаться следующей дефиниции: безэквивалентная лексика есть лексические (и фразеологические) единицы, которые не имеют переводческих эквивалентов в языке перевода. При этом реалии, безусловно, входят, как самостоятельный круг слов, в рамки безэквивалентной лексики.

Те же авторы уделяют внимание еще одному моменту, отличающему реалию от безэквивалентного слова. В общих чертах слово может быть реалией по отношению ко всем или большинству языков, а безэквивалентным - преимущественно в рамках данной пары языков. Иными словами, список реалий данного языка будет более или менее постоянным, не зависящим от языка перевода, в то время как словарь безэквивалентной лексики окажется различным для разных пар языков.

Многие из авторов, говорящих о реалиях, дают приблизительные, неполные определения этому термину, отмечая лишь те или иные его признаки. Одни полагают, что к реалиям относятся только чужие реалии, другие толкуют реалии непомерно широко. К примеру, М. Л. Вайсбурд писал, что «к числу реалий можно отнести события общественной и культурной жизни страны, общественные организации, обычаи и традиции, предметы обихода, … явления природы, а также множество разрозненных фактов, не поддающихся классификации».

Вл. Россельс видит в реалиях «иноязычные слова, которые обозначают понятия, предметы, явления, ...не бытующие в обиходе того народа, на язык которого произведение переводится» [А. В, Федоров в своей книге «Основы обшей теории перевода» пишет о словах (не давая им никакого названия), «обозначающих реалии общественной жизни и материальною быта», т.е. таких, которые обозначают «чисто местное явление, которому нет соответствия в быту и в понятиях другого народа».

В понимании С. Влахова и С. Флорина реалии - «это слова (и Словосочетания), называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому; будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, а, следовательно, не поддаются переводу «на общих основаниях», требуя особого подхода».

Таким образом, переводчики, как правило, сталкиваются с двумя основными трудностями передачи реалий 1) отсутствие в языке перевода эквивалента из-за отсутствия у носителей этого языка обозначаемого реалией референта и 2) необходимость, наряду с предметным значением (семантикой) реалии, передать и колорит (коннотацию) - ее национальную н историческую окраску.

Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче содержания оригинала. Различия в системах языка оригинала и языка перевода и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранении в переводе содержания оригинала Задача переводчика - как можно полнее извлечь содержащуюся в оригинальном тексте информацию, для чего он должен обладать фоновыми знаниями, которыми располагают «носители» исходного языка. Поэтому успешное выполнение функций переводчика предполагает всестороннее знакомство с историей, культурой, литературой, обычаями, современной жизнью и прочими реалиями народа, говорящего на исходном языке. Иными словами, основным требование к полноценному переводу является знание переводчиком реалий или конкретных условий жизни и быта страны, с языка которой производится перевод.


2.3.2 Классификация реалий

Исходя из различных факторов, характеризующих реалии, следует учитывать следующее их деление:

. предметное деление;

. местное деление (по национальной и языковой принадлежности);

. временное деление.

Предметное деление включает все стороны существования, быта определенного народа. Сюда относятся:

а) географические реалии: тундра, джунгли, степь, кайон, фиорд; die Hallig pl. Halligen - группа обитаемых островков в Северном море; das Watt - прибрежная полоса в Северном море (шириной 20 км), морское мелководье, затопляемое во время океанических приливов.

б) бытовые реалии:

пища: квас, щи, галушки; Hackepeterm - рубленое мясо с пряностями, употребляется в сыром виде; der Eintopf- густой суп с мясом, овощами (м.б. горохом, фасолью), употребляется как первое и второе блюдо; der Heurige- молодое вино нынешнего года (австр.); die Mettwurst - копченая колбаса из нежирного мяса; die Praline- шоколадная конфета с начинкой; der Pumpernickel- ржаной хлеб без корки со сладковатым привкусом из ржи грубого помола; die kalte Ente- холодный крюшон (смесь белого и шипучего вина с лимонным соком и сахаром); die Knackwurst - слегка копченая колбаска с кусочками сала; употребляется в горячем виде; der Steinheger- можжевеловая водка (по названию города); der Hoppelpoppel- картофель, ветчина, залитые яйцом das; Obers- взбитые сливки на напитке (австр.); der Schlag- взбитые сливки на пирожном (австр.); die Stelze- то же, что das Eisbein в Германии - свиная ножка; der Stollen, die Stolle- рождественский продолговатый пирог с изюмом, миндалем, марципаном, посыпанный сахарной пудрой или облитый белой глазурью (иногда Stollen изготавливается огромных размеров. Его выставляют на городской площади для угощения всех желающих).

одежда: валенки, кимоно; der Sckillerkragen - открытый большой белый воротник, а-ля Шиллер; das Dirndlkleid -пестрое, часто в клетку, женское платье с широкой юбкой и передником; der Tirolhut- тирольская шляпа с пером (нем., австр.); der Knickerbocker - брюки-гольф (нем., австр.).

деньги, единицы измерения (меры). Деньги: рубль, копейка; der Groschen - старинная немецкая серебряная монета, (разг.) монета в 10 пфенингов; der Kreuzer - мелкая монета, была в обращении до конца XIX в. (1/100 гульдена); der Gulden - золотая, затем серебряная монета в Германии, Авcтрии и некоторых других странах в XIII-XXI вв.; der Schilling - денежная единица Австрии, равная 100 грошам; der Taler - старинная немецкая золотая и серебряная монета; die Mark (марка) - равна 100 пфенингам.1 Меры длины и площади: метр, сажень, верста, десятина; das/die Lachte- равна примерно 2 м; die Rute - старинная мера длины, равная 2,5-5 м; der Morgen - земельная мера, равная 0,25-1,22.

Меры объема: das Ahm- старинная мера жидкости, равная 130-160 л; der Eimer- старинная мера жидкости, равная 29,0-68,7 л; das Pass - старинная мера объема жидкости - в Баварии (пиво), равная 17,1 л, в Лейпциге (пиво) = 3,6 л, в Австрии (вино) = 5,8 л; der Schoppen (кружка) = 0,5 л вина, пива. Меры сыпучих веществ: der Scheffel- старая мера зерна = в разных местностях 23-233 л; das Lot- старинная мера веса = 12,79-17,5 г; die Mandel - старинная мера, равна 15 штукам; das Schock - равна 4 манделям, т. е. 60 штукам; das Pfund = 500 г; der Zentner = 50 кг; der Doppelzentner (австр.) = 100 кг.

в)Архитектурные реалии: das Fachwerk, Fachwerkhaus, der Fachwerkbau (фахверк, фахверкхаус, фахверкбау) - в средневековой архитектуре каркас малоэтажных домов, состоящий из системы строительных элементов, заполненных глиной, кирпичом, камнем; der Giebel das Giebelhaus - узкий, сильно заостренный кверху фронтон; дом с островерхой крышей; der Dachreiter- башенка на коньке крыши;das Reihenhaus - дом, состоящий из секций, имеющих свой вход и номер.

г)Титулы, звания: царь, король, шах; der Herzog- у древних германцев военный вождь племени, в средние века - крупный феодал, с конца средних веков - один из высших дворянских титулов; der Kaiser - германский император; der Junker - крупный землевладелец из дворян; der Geheimrat- тайный советник; der Justizrat - советник юстиции.

д)Партии, общественно-политические движения: коммунистическая партия, виги, тори; die Sozialdemokratische Partei - социал-демократическая партия; die Christlich-Demokratische Union - Христианско-Демократический Союз.

е)Военные реалии: орда, сотня, Красная Армия; die Reichswehr- название вооруженных сил Германии (1919-1935 гг.); die Wehrmacht- вооруженные силы фашистской Германии; die Bundeswehr - вооруженные силы ФРГ.

ж)административно-территориальные единицы: губерния, область, штат; die Gemeinde - община, низовая административно-территориальная единица Германии (то же в Австрии, Швейцарии); das Land- земля; der Bezirk- округ; die Markgenossenschqft - (ист.) сельская община.

з)Фольклорные реалии, игрушки, игры, танцы, жанры, культурные и культурно-исторические реалии: Соловей-разбойник, серый волк, Ванька-встанька, матрешка, городки, барыня, былина, Эрмитаж, "Слово о полку Игореве", передвижники; der Troll - гном, горный дух в германской мифологии; das Heinzelmännchen - домовой, добрый домашний дух в немецкой мифологии; der Kobold - гном, домовой; der Isegrim - волк, персонаж сказок; die Walpurgisnackt - в германской средневековой мифологии ночь с 30 апреля на 1 мая. День Св. Вальпургии - время ежегодного шабаша ведьм на вершине Броккен, когда они собирались с другой нечистью вокруг сатаны, чтобы помешать приходу весны; der Hatnpelmann- игрушка в виде человечка (марионетки), у которого руки и ноги приводятся в действие посредством веревочек; der Gartenzwerg- раскрашенная фигурка гнома, служащая для украшения сада; die Schultute (дословно "школьный кулек") - большой, разноцветный конусообразный кулек со сладостями, который родители дарят первоклассникам в первый день занятий в школе; der Hanswurst - персонаж немецкого комического театра; der/das Kasperle - один из главных героев кукольного театра; die Lorelei
- русалка в немецкой народной легенде; die Rubezahl - в германской мифологии горный дух, воплощение непогоды и обвалов; der Schwank- жанр немецкой средневековой литературы; die Kalendergeschichte - короткий рассказ с комическим содержанием и поучением; der Skat- популярная игра в карты; die Muhle (дословно - мельница) - название популярной настольной игры; der Landler- народный парный танец (австр. нем.,); der Schuhplattler- баварский народный танец (с прихлопыванием по голенищам сапог); der Rheinlandler - рейнская (баварская) полька; der Jodel- народная песня альпийских горцев (Австрия, Германия, Швейцария), исполняется фальцетом с использованием очень высоких регистров голоса; der Zwinger - картинная галерея в Дрездене; Griines Gewolbe - музей в Дрездене, где размещена коллекция саксонских ювелирных изделий; das Nibelungenlied- Песнь о Нибелунгах; Sturm und Drang - Движение бури и натиска; der Zopfetil - позднее рококо в Германии, вторая половина XVIII в.; der Biedermeierstil- буржуазный стиль второй трети 19 в.
ж) Праздники: das Erntedankfest - праздник урожая; das Richtfest - праздник по поводу возведения стропил крыши (устраивает хозяин строящегося дома), на крыше устанавливают der Richtkranz или der Richtbaum из зеленых веток; das Oktoberfest - пивной (баварский) фестиваль, первоначально устроенный будущим королем Баварии Людвигом I для жителей Мюнхена, сейчас проводится и в других городах Европы, в том числе и в Санкт-Петербурге; das Heurigenfest - праздник молодого вина (австр.).1

Местное деление. Реалии в самом общем виде можно рассматривать в плоскости национальной принадлежности: реалии немецкие, русские, английские и т.д. и в отношении пары языков - исходного и переводящего как реалии внутренние для исходного и внешние для переводящего языка. Таким образом, местное деление важно, в первую очередь, в плане теории и практики перевода. При этом существенно, что как сами денотаты, так и обозначающие их слова могут быть реалиями для конкретной пары языков при одном и том же ИЯ, например, немецкого и русского, и не быть таковыми в рамках другой пары языков, скажем, немецкого и французского, немецкого и польского, немецкого и английского и т.д. Это относится, например, к церковным реалиям. Так, названия реалий католической церкви, отсутствующие у православных христиан, являются внешними реалиями для русского языка и не являются таковыми, например, для французского, португальского, польского, итальянского и некоторых других языков, носители которых принадлежат в большинстве к католической церкви; магазины аптекарских и галантерейных (в основном) товаров die Drogerie (нем.) и drug-store (англ., амер.) являются реалиями с точки зрения русского быта и языка, но не немецкого и английского; das Reihenhaus - дом, состоящий из секций, имеющих свой вход и номер, - немецкая реалия с точки зрения архитектуры, принятой в России, но не реалия для некоторых других стран, где такая архитектура принята, и др.

Временное деление обусловлено фактом связи слова-реалии с денотатом по месту и времени. Некоторые реалии со временем превращаются в исторические реалии и создают в контексте так называемый временной и исторический колорит. Так, историческими стали такие, например, реалии русской жизни, как десятина, верста, полушка, унтер-офицер, Красная Армия, Верховный Совет и многие другие. Для немецкого языка - историческими стали некоторые реалии общей истории немецкого народа, например, der Kurfurst, der Markgraf; реалии, относящиеся к периоду фашизма: die Kristattnacht - хрустальная ночь, der Sturmbannfuhrer , der Nazi (наци), die Hitlerjugend, SS (СС), SA (СА) и другие; реалии бывшей ГДР: Thalmannpioniere - пионеры-тельмановцы, Volkseigene Betriebe - народные предприятия, Freie Deutsche Jugend (FDJ) - Союз свободной немецкой молодежи, как и сама аббревиатура DDR - Германская Демократическая Республика. Возникновение реалий и превращение их в реалии исторические - живой, постоянный процесс. В качестве одного из последних примеров можно привести бывшую денежную единицу Германии die Marke, ставшую после введения евро исторической реалией.

Важно помнить, что исторические реалии, как правило, имеют соответствия в ПЯ и эти соответствия следует использовать.1


.3.3 Способы перевода слов-реалий

Слова-реалии относятся, как уже упоминалось, к так называемой безэквивалентной лексике в том смысле, что в языке перевода, т.е. в языке другого народа, в его словарном составе, нет прямого соответствия слову-реалии, однако, на уровне речи находятся те или иные языковые средства для передачи слов-реалий. Таким образом, безэквивалентность реалий относительна и иногда, как это было показано ранее на ряде примеров, имеет временный характер. Передача реалий связана с теми знаниями, которые принято называть фоновыми. Это общечеловеческие культурно-исторические (в широком плане) знания и страноведческие знания, которые составляют часть национальной культуры и которыми располагают члены определенной национально-языковой общности, и, соответственно, должны владеть изучающие иностранные языки и переводчики (в переводоведении такие знания называют также предпереводческими или фоновой информацией): "За этими знаниями как в страноведении, так и в теории перевода закрепилось определение "фоновых": как явствует из самого значения термина, имеется в виду совокупность представлений о том, что составляет реальный фон, на котором развертывается картина жизни другой страны, другого народа".2 Какой бы способ перевода реалий ни использовался, условием правильного перевода является владение фоновой информацией.

Существует несколько способов передачи реалий на другой язык.

  1. Полная транслитерация: Herzog - герцог, Kanzler - канцлер, Skat - скат, Oktoberfest - октоберфест.
  2. Транслитерация иноязычного корня с использованием суффикса и/либо оконгания в соответствии с правилами словообразования и морфологии ПЯ: Nazi - нацист, Gesta-pomann - гестаповец, Marke - марка, Kegeln - кегли, Uniform - униформа.
  3. Транскрипция: Würstchen - вюрстхен, Landler - лендлер, Fähnrich - фенрих, Wehrmacht - вермахт. Транслитерация и транскрипция являются способами передачи реалий, формально исключающими переводческие ошибки, однако при использовании этих способов в текст перевода вводится слово неизвестное и не соотносимое читателем с определенным денотатом, либо создающее лишь приблизительное представление о предмете, понятии. При использовании этих способов необходимо владеть фоновой информацией.
  4. Калькирование, т.е. замена морфем одного слова или частей словосочетания их эквивалентами в ПЯ. Например: Staatsrat - Государственный Совет, Museeninsel (музей в Берлине) - Остров Музеев, Sandmännchen - песчаный человечек, Kristallnacht - хрустальная ночь и т.д. Кальки также часто приходится пояснять. Например, калька Sandmännchen - песчаный человечек не раскрывает значение реалии. Следует указать, что "песчаный человечек" - сказочный персонаж; он будто бы сыплет деткам в глаза песок, они их трут и засыпают.
  5. Перевод чаще всего сопровождается добавлением слов/слова. Например: Sturm und Drang - Движение бури и натиска, Polterabend - вечер накануне венчания. В некоторых случаях перевод может быть осуществлен, но станет источником ошибки. Так, шкала оценок в российских и немецких школах диаметрально противоположна: худшая оценка в российской школе - единица - является лучшей в немецкой. Словосочетание kalte Ente обозначает крюшон, но не холодную утку, Karpfen blau - отварной карп, но не синий, kalte Platte - блюдо с различного рода нарезанными колбасными изделиями или с бутербродами, но не холодное блюдо (поднос).
  6. Описательный перевод. При использовании описательного перевода раскрывается содержание реалии (слово "перевод" в этом случае употреблено условно). Правильный описательный перевод также возможен лишь в том случае, если переводчик владеет необходимой страноведческой информацией и имеет ясное представление о предметах и явлениях, которые обозначают слова-реалии. Например, в западно-европейских городах распространены дома с заостренными фронтонами и узкими фасадами. По-немецки они называются das Giebelhaus. В России такая архитектура не принята, следовательно, отсутствует не только словарное соответствие, но и представление читателя о предмете; поэтому транскрипция либо транслитерация бессмыслены. В таких случаях приходится давать описание: das Giebelhaus - дом с островерхой крышей.

Слово-реалия das Fachwerk (Fachwerkhaus) в "Энциклопедическом словаре" имеет следующий описательный перевод: фахверк (нем. Fachwerk) в средневековой западно-европейской архитектуре деревянный брусчатый остов (каркас) малоэтажных зданий, состоящий из системы стоек, расколов и обвязок, с заполнением камнем, кирпичом, глиной и др. В немецко-русском словаре Fachwerk определяется как каркасное сооружение. Выбор варианта описательного перевода в данном случае зависит от характера текста: в энциклопедическом словаре он подробнее, чем в двуязычном. Ср. также die Praline - шоколадная конфета с начинкой, der Stollen- рождественский длинный пирог с изюмом, миндалем, марципанами, покрытый белой глазурью; die Buttenrede - речь во время карнавальных представлений на масленицу, произносимая с бочки или с трибуны. На практике переводчики художественных текстов по-разному оценивают функцию реалий в тексте и, соответственно, по-разному подходят к передаче их средствами ПЯ.

Следует отметить, что в практике перевода ощущается в настоящее время тенденция передавать реалии преимущественно путем транскрипции и транслитерации. Эти два приема универсальны, поскольку не имеют ограничений, однако функционально они не всегда адекватны, т.к. выделяют реалию в тексте перевода, обращают на нее большее внимание, чем в оригинале, где она выступает как обычное, известное слово. В результате возникает т.н. "креолизация текста" (смешение элементов двух культур), и читатель ощущает текст именно как перевод. Ср.: Назовите свою фамилию и звание! - Цибула, Эрвин, полицайобермейстер, господин хаупткомиссар.


Выводы по 2 главе


1.Как показывает анализ переводов, количество ошибок, допускаемых переводчиками в данной категории слов, чрезвычайно высоко. Их часто совершают высококвалифицированные переводчики.

2.При переводе «ложных друзей переводчика» могут происходить неправильные отождествления, поскольку междуязычные аналогизмы имеют некоторую графическую /или фонетическую/, грамматическую, а часто и семантическую общность.

.С целью всестороннего изучения категории слов, относящихся к "ложным друзьям переводчика", проводятся сопоставительные исследования.

4.Отсутствие четкости в терминологии, употребляемой переводчиками и теоретиками перевода, лингвистами и лингвострановедами в отношении этого понятия требует хотя бы приблизительного выяснения содержания реалии как переводческого термина.


Заключение


Первыми теоретиками перевода были сами переводчики, которые стремились обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Еще Гораций и Цицерон в своих трактатах использовали слова «interpres» и «hermeneuma», что означало «переводчик» или «толкователь». В IV веке до н.э. Святой Иероним, занимался переводом Библии, также использует данные наименования. Использование такой терминологии продолжалось до конца средних веков, в дальнейшем она уже становится малоупотребительной.

1.Изучены основные периоды в истории переводческой деятельности.

Условно в истории переводческой деятельности можно выделить четыре периода - древний, средний, новый и новейший. Древний период прославился дословностью текста оригинала и перевода. То есть основной функцией переводчиков была передача текста в буквальном смысле. Именно так возник перевод. Переводчики, переводя текст Библии, боялись изменить его или передать неверный смысл, именно поэтому они старались перевести все заповеди максимально дословно. На протяжении всего древнего периода буквальный перевод считался нормой и принимался априорно.

В средний период еще существовал буквальный перевод, однако он использовался намного реже вольного перевода, который и стал основной формой переводческой деятельности среднего периода. Идею вольного перевода развил Цицерон еще в древнем периоде, и языковеды среднего периода продолжили развитие данной идеи.

Новый период в истории переводческой деятельности включает в себя весь XIX и первую половину XX века. Несмотря на то, что принципы переводческой деятельности стремились к первоначальным принципам, которые предусматривали буквальный перевод, можно все-таки утверждать, что такое стремление оказалось затухающим и не достигло намеченной цели. Проблемой стала и несостоятельность исправительного перевода как наилучшей формы проявления вольного перевода. Ситуация, возникшая на данном этапе, привела к тому, что повысились требования к переводам, вследствие чего теория о невозможности полноценного перевода встала в тупик.

Новейшее время в истории перевода включает в себя период с середины XX века и по настоящее время.

Если в Новом периоде преобладала эмпирическая теория перевода, то Новейшее время известно истории переводческой деятельности как понимание перевода в гносеологическом смысле данного термина. Это означает, что исследуемый объект осознается более глубоко, а также формируются методы исследования, задачи и система научных понятий.

2.Изучены подходы к проблемам переводимости и непереводимости.

Нами были определены тенденции современного подхода к проблеме переводимости, которыми, прежде всего, являются поиск баланса между буквальным и вольным переводом и соединение всех идей и способов в одно целое. На современном же этапе проблемы касаются уже не выбора между буквальным и вольным переводом, а передачи основного смысла текста в той же структуре, что представлена в исходном тексте.

Помимо этого проблема переводимости возникает в том случае, когда в другом языке нет вполне подходящих слов и выражений. Переводчик в такой ситуации должен искать компромисс, который поможет передать ему сущность и красоту оригинального текста. Следует обращать внимание и на перевод метаморфических значений, в первую очередь в данном случае речь идет о сравнительных оборотах, которые применяются на одном языке, но будут не поняты на другом.

Что же касается стилистики переводимого текста, то немаловажную роль в определение порядка передачи значений влияет характер текста оригинала. Так, если для художественной литературы ведущими отношениями являются прагматические, то для научных статей, характерна большая роль референциальных значений. Рассмотрение вопроса переводимости термина показало наличие двоякого мнения. Первые, сторонники теории непереводимости, которыми являются В. Гумбольдт, А.В. Фёдоров, А.А, Смирнов и другие, считают всякий перевод тщетной попыткой решить неразрешимую задачу. В качестве доводов приводят случаи исключения равенства коммуникативных эффектов у носителей ИЯ и ПЯ из-за расхождение культур, коммуникативных привычек. В случае отступления от категорической непереводимости они всё же говорят об определённых потерях. Вторая группа - сторонники принципиальной переводимости опираются на подтверждённую общественной практикой эффективность двуязычной коммуникации. Сторонниками принципиальной переводимости являются Л.К. Бархударов, Л.К. Латышев, Л. Мкртчян и другие. Но и они также делают оговорки о непереводимых элементах (таких, как те элементы, представляющие отклонения от нормы = диалектизмы, слова социальных жаргонов…).

Учитывая вышесказанное, понятие переводимости приравнивается понятию полноценность перевода и означает исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника и полноценное функционально-стилистическое соответствие ему.

3.Определены тенденции современного подхода к проблеме переводимости.

На протяжении всего времени изучения проблемы переводимости и непереводимости, существуют определенные проблемы, основной из которой, как раз и является проблема непереводимости. Непереводимость представляет свойство текста <#"justify">В переводческой деятельности часто встречается понятие приема лексических добавлений, который помогает раскрыть невыраженные или подразумеваемые лексические единицы. Такой прием осуществляется при переводе художественных произведений для придания тексту эмоциональности и остроты. Другой прием, который прямо противоположен приему лексических добавлений называется прием опущения. Он подразумевает под собой отказ от лишних избыточных слов, которые захламляют перевод. Существует и такое понятие как целостное преобразование, когда передача смысла текста передается не благодаря переводу отдельных слов или словосочетаний, а когда переводчик передает смысл текста своими словами.

При изучении и использовании иностранного языка мы часто склонны переносить наши языковые привычки на чужую языковую систему. Родной язык, прочно укоренившийся в нас, толкает на ложные аналогии, на русизмы. Слова разных языков, имеющие сходный внешний (звуковой и / или графический) облик и разное значение, с давних пор привлекали внимание лингвистов. Но по-настоящему системное изучение подобных межъязыковых соответствий началось лишь в 1928 году с работы М. Кесслера и Ж. Дерконьи.

В современной лингвистике подобную лексику рассматривают как особую системную категорию, для названия которой, однако, используются различные термины: «ложные друзья переводчика», «межъязыковые омонимы», «обманчивые межъязыковые сходства» и др. Множество терминов свидетельствует о сложности данного явления и о необходимости использования таких лингвистических методов, которые позволили бы избежать неоднозначности в интерпретации этой категории слов и систематизировать существующую терминологическую базу.

Все типы «ложных друзей переводчика» объединяет то обстоятельство, что они практически в одинаковой степени могут представлять трудности из-за своей способности вызывать лексическую интерференцию.

Можно выделить два главных уровня нарушений, вызванных межъязыковыми соответствиями омонимичного характера: 1) нарушения на уровне языковой картины мира и 2) нарушения на уровне собственно языковой системы (нарушения лексической, стилистической и отчасти грамматической сочетаемости).

Омонимия в самом широком понимании, воплощая в себе противоречивые тенденции к дифференциации и интеграции, является стимулом и одним из источников обновления словаря. В диахронии межъязыковые соответствия омонимичного характера представляют собой бесспорно позитивное явление, так как межъязыковая лексическая интерференция, связанная с ними, став языковой нормой, ведет к обогащению лексического фонда. В синхронии межъязыковые соответствия омонимичного характера могут расцениваться по-разному, но чаще они представляют собой определенного рода помехи, так как приводят к интерференционным ошибкам в воспроизведении или понимании речи.

Дальнейшая разработка проблемы «ложных друзей переводчика» предполагает анализ данных категорий не только на синхронном срезе, но и в связи с более детализированной диахронией. Это позволит выявить причины, условия возникновения и закономерности развития межъязыковых соответствий омонимичного характера.

Необходимость дальнейшего всестороннего исследования явлений межъязыковых соответствий омонимичного характера диктуется, таким образом, как теоретическими задачами, связанными с установлением типологических различий языков, так и задачами практическими, имеющими выход в методики обучения, перевода и составления словарей.

Одной из разновидностей «ложных друзей переводчиков» являются слова-реалии. В работе под реалиями понимаются слова, называющие специфические предметы, явления, связанные с бытом, историей, культурой определенного народа.

Нами рассмотрены типологии слов - реалий, подразделяющихся на три группы:

предметные;

местные;

временные.

Переводчики, как правило, сталкиваются с двумя основными трудностями передачи реалий 1) отсутствие в языке перевода эквивалента из-за отсутствия у носителей этого языка обозначаемого реалией референта и 2) необходимость, наряду с предметным значением (семантикой) реалии, передать и колорит (коннотацию) - ее национальную и историческую окраску.

Для адекватного понимания переводных текстов необходимо обладать, по меньшей мере, двумя разновидностями фоновых знаний: бытовыми и культурологическими. Бытовые фоновые знания находят отражение в этнографических реалиях, к которым относятся предметы и явления повседневного обихода, а именно: еда и напитки, транспорт, меры веса и т.п. Реалии культуры требуют от адресата текста определённой культурологической компетенции - знаний в области религии, литературы, мифологии, истории.


Список источников и литературы


1.Акуленко В. В. Вопросы интернационализации словарного состава языка. - Харьков: Изд-во Харьковского университета, 1972. - 216 c.

2.Алексеева И. С. Введение в переводоведение: Учеб. пособие для студ. фи-лол. и лингв, фак. высш. учеб, заведений. - СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Издательский центр «Академия», 2004. - 352 с.

.Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. - М.: Сов
энциклопедия, 1966. - 524 с.
4.Бархударов Л. С. Язык и перевод. - М: Межунар. отнош.,1975. - 251 с.

5.Будагов Р.А. Ложные друзья переводчика // Будагов Р.А. Человек и его язык. - М., 1976. - С. 267-274.

.Берков В. П. Вопросы двуязычной лексикографии. - СПб.: Изд. ЛГУ. 1993. - 109 с.

7.Бреус Е. В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во У РАО, 2000. - 208 с.

8.Вайсбурд М. Л. Реалии как элемент страноведения. М.: РЯзР. - 1992. - № 3. - С. 98 - 101

9.Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Изд. 2-е. - М.: Русский язык, 1986. - 256 с.

.Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. - М.: «Международные отношения», 1990. - 343 с.

11.Теория перевода в зарубежной лингвистике. - М., 1978.

12.Гарбовский Н.К. Теория перевода. - М.: МГУ,2004. - 544 с.

13.Гильченок Н.Л. Практикум по переводу с немецкого на русский. - СПб.: КАРО, 2006. - 368 с.

14.Гулыга А. В. Философская антропология Вильгельма фон Гумбольдта // Вопросы философии. - 1985. - 451 с.

15.Кацнельсон С. Д. Содержательно-типологическая концепция Вильгельма Гумбольдта Понимание историзма и развития в языкознании первой половины XIX в. - Л., 1984

16.Кедров Б.М. Ленин и диалектика естествознания XX века. М., "Наука", 1971;

17.Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб.для ин-тов и фак. иностр. яз. - М.: Высш. шк., 1990. - 253 с.

18.Крупнов В.Н. В творческой лаборатории переводчика. - М.: Международные отношения, 1976. - 192 с.

19.Латышев Л.К. Технология перевода. Уч. пос. по подготовке переводчиков (с нем.яз.). - М.: НВИ - ТЕЗАУРУС, 2000. - 280 с.

20.Левин Ю.Д. Об исторической эволюции принципов перевода, в Сб. Международные связи русской литературы, М.-Л., 1963.

21.Нелюбин Л.Л., Хухуни Г.Т. Наука о переводе - М.: Из-во «Флинта», 2008 - 416 с.

22.Реформатский А. А. Введение в языковедение. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 321 с.

23.Ревзик И.И., Розенцвейг В.Ю. Основы общего и машинного перевода. - М.: Высшая школа, 1994. - 184 с.

.Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. - М.: Валент, 2007. - 244 с.

.Россельс Вл. Перевод и национальное своеобразие подлинника. // Вопросы художественного перевода. - М.: Изд-во МГУ, 2005. - С. 169 - 170

.Семенец О.Е. История перевода: Учеб. пос. для ин-тов и фак. ин. яз. / О.Е. Семенец, А.Н. Панасьев. - Киев: Лыбидь, 1991. - 364 с.

27.Семёнов А.А. Основные положения общей теории перевода.- Академия. - М., 2008. - 160 с.

28.Соболев Л.Н. Пособие по переводу с русского языка на французский. - М.: Просвещение, 1952 - 289 с.

29.Соболев Л.Н. О переводе образа образом. // Вопросы художественного перевода. - М., 1985. - С. 290-29.

.Супрун А.Е. Экзотическая лексика. - М.: Международные отношения, 1958. - 122 с.

.Тюленев С.В. Теория перевода. Учебное пособие. - М.: Гардарики, 2004. -336 с.

.Фёдоров А.В. Введение в теорию перевода. - М.: Издательство литературы на иностранных языках, 2004. - 336 с.

33.Черняховская, Л.А. Перевод и смысловая структура. - М.: Международные отношения, 1976. - 264 с.

.Швейцер А.Д. «Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты» - М.: Изд-во «Либрокон», 2009. - 216 с.

.Эразм Роттердамский. Философские произведения. М.: Наука, 1987.

36.Kade О. Die Sprachmittlung als gesellschaftliche Erscheinung und Gegenstand wissenschaftlicher Untersuchung. - Leipzig, 1980.

Электронный ресурс

37.Этьен Доле. Википедия - #"justify">Приложение


A

Alp =Alb f - горное пастбище; m - миф. домовой, злой дух, душаший во сне (а не Альпы горы - Alpen pl)

Alte n - старое, прежнее, pl - предки, античные народы, классики древности, m - старик, старейшина, хозяин, начальник, f - старуха, хозяйка, начальница, зоол матка (а не муз альт инструмент - Bratsche f, Altgeige f, голос - Alt m, Altstimme f)

Alter - обращение старик, приятель; n - возраст, старость, древность, эпоха, старшинство, срок службы (а не муз альтист - Bratscher m, Bratschist m)

Angel f - удочка; петля дверная, оконная (а не ангел - Engel m)

B

Bach m - ручей, источник (не только нем. фамилия Бах, напр., Johann Sebastian Bach - Иоганн Себастьян Бах)

Bahner m - разг железнодорожник (а не баннер рекл - Banner n)

Ball m - мяч, шар, ком; бал; лай собак; диал ставня (а не балл: ед. шкалы - Grad m, Punkt m; отметка - Note f, Zensur f)

Banner m - заклинатель, чародей; n - флаг, знамя (не только баннер рекл)

Base f - родственница, кумушка, соседка, сплетница, тётка, баба (не только база, базис)

besuchen - посещать (а не безухий)

D

DDR - = Deutsche Demokratische Republik ГДР - Германская Демократическая Республика (Восточная Германия) (не только тип оперативной памяти DDR комп)

E

Elbe f - миф. сущ-во: эльф, гном, сильф (не только Эльба река)

Elf f - число одиннадцать, одиннадцатый номер, футбольная команда (не только миф. эльф - Elf m)

F

Fahrrad n - велосипед (а не фарад, эл ед. ёмкости конденсатора - Farad n)

Fant m - юнец, молокосос, фат, хлыщ (а не фант - Pfand n, игра в фанты - Pfänderspiel n)

G

Gans f - гусь, гусыня (а не имя Ганс - Hans)

Gänse f - геол плотная наносная порода (не только гуси - Gänse pl)

Glück n - счастье, благополучие, удача, успех (а не глюк: галлюцинация - Halluzination f, Sinnestäuschung f; электрон кратковременный сбой - Glitch n)

Grad m - степень; балл ед. шкалы (не только градус)

H

Hals m - шея, глотка, горло, горлышко бутылки, гриф скрипки, дульце гильзы, критическое сечение реактивного сопла (не только мор галс курс отн. ветра (правый, левый); отр. пути от поворота до поворота; снасть, крепящая галсовый угол паруса)

Herz n - сердце, душа, центр, карт. масть червы (а не физ герц, ед. измер. частоты колебаний - Hertz n, фамилия нем. физика Heinrich Rudolf Hertz - Генрих Рудольф Герц)

K

Kirchhof m - кладбище (а не нем. фамилия Кирхгоф, напр., физик Gustav Robert Kirchhoff - Густав Роберт Кирхгоф)

Klar n - австрийский терм. белок яйца (а не кляр тесто, в котором запекают мясо или рыбу - Backteig m)

Knecht m - слуга, работник, батрак (не только кнехт парная тумба на палубе для закрепления троса (швартового или буксирного) - Beeting f, Beting f, Klampe f, Poller m)

Krawatte f - галстук (а не кровать - Bett n)

L

Lied n, Lieder pl - песня, песни (а не лидер - Führer m)

Linke f - левая рука, сторона; m - =Linksaußen левый крайний нападающий спорт, левый полит. деятель; pl - левые полит. партии (а не линк, ссылка в интернете - Link n)

Luft f - воздух, ветер, дуновение (не только тех люфт, зазор)

M

Mart m - нижненем. диал ночной кошмар, удушье; =Markt рынок, площадь рыночная (а не март - März m)

modern - гнить, тлеть, разлагаться, плесневеть (не только современный, модный, модернистский)

P

Pol m - ворс бархата [ковра] (не только полюс)

Pole m - поляк (а не полюс - Pol m)

Polen n - дразнение металлург (не только Польша)

Poller m - причальная тумба, швартовный кнехт, битенг (а не поляк - Pole m)

Pony m - чёлка (не только пони - Pony n)

R

Raute f - растение рута; ромб, головка двер. ключа (а не раут, светский приём - фр. терм Reunion f, англ. терм Rout f)

Rom n - Рим; =Roma m - цыган (а не ром - Rum m)

Rumpel m - старьё, хлам; f - стиральная доска (а не румпель рычаг для поворота руля судна - Pinne f, Ruderpinne f, Helmstock m, Helm m)

S

Schale f - скорлупа, кожица, кожура, корка, шелуха, оболочка, обшивка стены, паницирь, створка раковины, горбыль, чаша, поддон, металлург лунка, браковина, охот копыто кабана, оленя (а не шаль - Schal m, Umschlagetuch n)

Schall m - звук (а не шаль - Schal m, Umschlagetuch n)

Schar f - толпа, множество, куча, стая, косяк рыб, отряд, отделение СС; лемех плуга (а не шар - Kugel f, Ball m)

Scheibe f - диск, круг, пластинка, воен мишень, кусок колбасы, соты, оконное стекло (не только шайба)

Schelfe f - скорлупа, кожица, кожура, шелуха, оболочка (а не шельф - Schelf m)

Schlacht f - сражение, битва, бой (а не шляхта феодальное сословие в ряде стран Центр. Европы (особ. в Польше, Литве), первонач. рыцарство - Schlachta f)

Schlack m - нижненем. диал слякоть, дождь со снегом (а не шлак - Schlacke f)

Schlange f - змея; длинная очередь (а не шланг - Schlauch m)

Schlappe f - шлепок, щелчок; промах, неудача; шлёпанец (а не шляпа - Hut m)

Schlemm m - карт. терм (бридж, вист) шлем (а не защитный голов. убор шлем - Helm m)

Schmarre f - шрам, рубец, резаная рана; мн трещины горных пород (а не шмара: устар тина, ряска - Schlamm m, Tang m, слэнг девка - Nutte f, Fotze f)

Schnitzel n - стружка, обрезок бумаги, жом отход свеклосахарной пром-ти (не только шницель)

Schüler m - школьник, ученик (а не шулер - Falschspieler m, Betrüger m)

Schum m - разг лёгкое опьянение (а не шум - Lärm m, Geräusch n, Rauschen n)

Schummer m - нижненем. диал сумерки (а не Шумер ист - Sumer n)

Schwall m - поток, наплыв, волна (а не шваль, шушера, сброд - Gesindel n, Pack n)

seriös - вызывающий доверие (а не серьёзный - ernst, ernsthaft)

sieben - просеивать, фильтровать (не только семь)

Sonne f - солнце (а не зона - Zone f, Gebiet n)

Spiel n - игра (а не шпиль - Spitze f)

Stamm m - ствол, бревно, пень; корень слова, основа; постоянный состав (не только штамм подвид, подтип микроорганизмов, биол)

Star m - скворец; мед катаракта, помутнение хрусталика (не только англ. терм знаменитость; не звезда на небе, морская, пятиконечная и т.п. - Stern m)

Stempel m - тех поршень, плунжер, скалка насоса, металлург пуансон, ботан пестик, мн разг толстые ноги (не только штемпель, печать)

Stil m - стиль (а не штиль, безветрие - Windstille f)

Stuck m - штукатурный гипс, штукатурка (а не штука - Stück n, вещь Sache f, Ding n)

Stuka m - авиа =Sturzkampfbomber пикирующий бомбардировщик (а не штука - Stück n, вещь Sache f, Ding n)

Sturm m - буря, шторм; сусло, молодое вино (не только штурм, приступ воен)

Sumer n - ист Шумер, Шумерское царство (а не зуммер - Summer m, Vibrator m)

T

Tag m - день (не только англ. терм тег эл-нт языка разметки: HTML, XML, …; раздел доп. инф. в мультимед. файле: mp3, …)

Tau m - роса; n - канат, трос (не только тау буква греч. алфавита)

Termin m - назначенный час, время (деловой) встречи, либо деловая встреча как таковая (а не термин - Fachbegriff m)

Truppe f - воинская часть, подразделение, отряд; pl - войска (не только театр труппа; не труп - Leiche f, Leichnam m)

Tusch m - туш короткое муз. приветствие фанфарного склада; устар оскорбление, повод для дуэли (а не тушь - Tusche f)

Tusche f - тушь чёрная краска (а не муз туше способ прикосновения к струнам, клавишам - Anschlag m; и не туша туловище крупного зверя без шкуры и потрохов - ausgeweidetes Tier (Rind, Vieh), разг тучный человек - Dickwanst m)

V

Volk n - народ, нация, население, люди, стадо животных, рой пчёл, стая (а не волк - Wolf m)

W

Weber m - ткач (не только вебер, физ ед. магнитного потока - Weber n, фамилия нем. физика Wilhelm Eduard Weber - Вильгельм Эдуард Вебер)

Worms n - Вормс древнейший город Германии (не только англ. слово, напр., назв. известной комп. игры Worms (Черви); не черви, червь - Würmer pl, Wurm m)

Z

Zentner m - 50 килограммов (а не центнер).

Zirkel m - круг, окружность; кружок, общество, компания; цикл, циркуляция (не только циркуль)


Военный Университет Министерства Обороны РФ Кафедра германских языков Тема: «Ложные друзья» пере

Больше работ по теме:

Cognitive basis of translation
Курсовая работа (т)
Contrastive analysis of compound adjectives in English and Ukrainian
Курсовая работа (т)
Contrastive analysis of compound adjectives in English and Ukrainian
Курсовая работа (т)
Phonetic peculiarities of the popular science text
Курсовая работа (т)
Phraseological unit as a newspaper title
Курсовая работа (т)

Предмет: Английский

Тип работы: Курсовая работа (т)

Новости образования

КОНТАКТНЫЙ EMAIL: MAIL@SKACHAT-REFERATY.RU

Скачать реферат © 2018 | Пользовательское соглашение

Скачать      Реферат

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СТУДЕНТАМ