Комплексное исследование глобальных экологических проблем: от понятийного аппарата до модельных построений

 

Российская Академия наук

Кафедра философии РАН

 

 

 

 

 

 

 

Реферат по философии

Комплексное исследование глобальных экологических проблем:

от понятийного аппарата до модельных построений.

 

 

 

 

 

 

Автор: Казуров А.Б.,

Институт Физики Земли

(ИФЗ) РАН.












Москва, 2005

Содержание.

 

Вступление к первой части. Прелюдия.                                                                          2

Первая часть. Глобальное потепление.                                                                                  2

1. Гуршен.                                                                                                                  2

2. Участие человека в глобальном потеплении                                                     3

3. Влияние глобального потепления на человека.                                                4

4. Киотский протокол.                                                                                             5

5. Научные мнения о глобальном потеплении.                                                     6

 

Вступление ко второй части. Мир и атом.                                                                   8

Вторая часть. Глобальные проблемы энергетики.                                                  9

1. Характеристики источников энергии.                                                                9

2. Современное состояние атомной энергетики.                                                11

3. Проблемы безопасности российской атомной энергетики.                           12

 

Вступление к третьей части. Чернобыльская АЭС сегодня.                                     14

Третья часть. Радиоактивные отходы.                                                                     15

1. Симуширский могильник.                                                                                  15

2. Губа Андреева сегодня.                                                                                      17

3. Современные проблемы хранения и переработки ядерных отходов.           18

 

Вступление к четвертой части.                                                                                   19

Четвертая часть. Развитие и крах цивилизации.                                                    19

1. Глобализация. Постмодернизм и анархия.                                                   19

2. Распад цивилизации.                                                                                       26

 

Заключение.                                                                                                                       33


Список используемых источников                                                                                  34

Вступление к первой части. Прелюдия.

В центральной Швейцарии есть горнолыжный курорт, а по сути — высокогорная деревенька — под названием Андерматт (Andermatt). Имеющиеся здесь гора Гемшток (Gemsstock — 2961 метров над уровнем моря) и ледник Гуршен (Gurschen) больше 40 лет радуют любителей активного зимнего отдыха: лыжников, сноубордистов и прочих. Трассы, подъёмники, канатная дорога – в Андерматте есть практически всё, что им нужно.

Но вот незадача: за последние 15 лет Гуршен тает всё интенсивнее, стал ниже метров на 20. Впрочем, проблема эта общая для альпийских ледников, находящихся также в Австрии, Франции и Италии. Они теряют по одному проценту своей массы ежегодно.

Даже безо всякого ускорения потепления к концу столетия они могут практически исчезнуть. То есть, из всех существовавших в 1970-е ледников к концу XXI века, по умеренному сценарию, останется приблизительно 5%.

Между тем, судя по горячему лету 2003-го в Европе и климатическим изменениям в целом, ускорение присутствует, и сценарии умеренными не назовёшь. Так что некоторые эксперты дают ледникам 50 лет жизни, не больше. Говорят, что следствием глобального потепления станет исчезновение холодных зим в Европе к 2080 году.

 

Первая часть. Глобальное потепление.

1. Одеяло Гуршена.

Швейцарская компания-оператор канатной дороги Andermatt Gotthard Sportbahnen AG решила в период между зимними сезонами защитить снег и лёд от таяния на трёх участках Гуршена и пошла на уникальный эксперимент: 10 мая 2005 специальным синтетическим ковром были укрыты 2,5 тысячи квадратных метров ледника.

Одеяло пролежит до октября нынешнего года. К этому моменту выяснится, оказывает ли материал достойное сопротивление ультрафиолетовым лучам, и достойно ли он выполняет свои функции. Накрывать снег и лёд дорого, но восстанавливать после таяния — ещё дороже. Если эксперимент завершится успешно, специалисты компании свернут ковёр и сохранят его до следующей весны. И весной 2006-го расстелют снова. Предполагается, что продолжительность жизни одеяла — по меньшей мере, 10 лет.

«Мы думаем, что ковёр — единственное жизнеспособное решение, а покрытие частей ледников станет общей практикой», — заявил представитель Andermatt Gotthard Sportbahnen Урс Елмигер (Urs Elmiger), подчеркнув, что подобные одеяла не могут быть адекватным ответом на глобальное потепление. — «Всё же это только краткосрочное решение. Мы не можем изменить мир, но мы можем сделать что-то для решения наших проблем на этой горе».

Представители WWF назвали этот эксперимент абсурдным. Они считают, что "единственным эффективным средством для остановки глобального потепления является решительное сокращение эмиссии парниковых газов" — на 30% к 2050 году. А такие курорты, как Андерматт, "должны стать моделями эффективного расходования энергии, уменьшая зависимость от ископаемого топлива".

2. Участие человека в глобальном потеплении

Как известно, за последнее столетие средняя температура на планете выросла на 0,6 градуса. Для глобальных климатических характеристик это очень много. Повышение средней температуры на 2 градуса приводит к массовому вымиранию видов. Но последние 20 лет, по словам члена-корреспондента РАН Игоря Мохова, оказались в этом температурном скачке рекордными - скорость нарастания температуры увеличилась в три раза.

Максимальное потепление зафиксировано в самых холодных регионах, где сконцентрированы основные запасы льда, - в Сибири, на Аляске и в Антарктиде. В Сибири суммарный эффект от потепления в 10 раз сильнее, чем в среднем по планете. По расчетам профессора Александра Голуба из Высшей школы экономики, потепление в Сибири, учитывая, что территория России на 60% состоит из вечной мерзлоты, экономически особенно опасно - "поползут" трубопроводы, осядут северные города. В некоторых районах Сибири и Дальнего Востока за столетие средняя температура выросла на 3,5 градуса. Участившиеся в тайге лесные пожары объясняются ослабленностью леса, который пожирают паразиты, пользуясь отсутствием сезонных барьеров.

В Москве климат становится все более теплым - об этом говорят результаты многолетних наблюдений за погодой. За последние десять лет среднемесячные температуры стали на несколько градусов выше. Интересно, что изменения происходят неравномерно. Теплее становятся зимы, а средне-летние температуры остались неизменными.

Казалось бы, для самочувствия людей эта лишняя пара градусов должна остаться незамеченной. К тому же это не единственное потепление более чем за 170 лет, в течение которых метеорологи ведут наблюдения за погодой. В первой половине ХХ века уже "теплело". Тогда небольшие изменения среднемесячных температур никак не отразились на здоровье людей. Естественные циклы этих изменений длительностью от десятков до сотен тысяч лет связаны, например, с деятельностью вулканов, с интенсивностью солнечной радиации, с небольшими смещениями орбиты и оси Земли. Графики изменения среднегодовых температур за последние несколько сотен тысяч лет берутся из данных бурения полярных шапок, в них отчётливо видна функциональная зависимость между температурой и концентрацией СО2. Они также отражают факты глобального потепления в прошлом. Но ледникам минула не одна сотня тысяч лет, и они вот-вот в течении 100 (ста!) лет собираются растаять в век, когда человечество грозит полностью опустошить запасы углеводородов копившиеся много сот миллионов лет.

Современные математические модели изменения климата показывают, что потепление в первой половине ХХ века было вызвано обычными природными причинами. Однако сегодняшний дрейф средних сезонных температур невозможно объяснить, не включив в список причин потепления антропогенный фактор. Попросту говоря, математическую модель современных изменений климата не построить без учета парникового эффекта, который получается, когда человечество сжигает ископаемое топливо и выбрасывает в атмосферу углекислый газ, миллионы лет хранившийся в виде угля, нефти, природного газа. Растущие мегаполисы представляют собой в буквальном смысле слова горячие точки планеты.

Поскольку любое потепление всегда связано с изменением циркуляции атмосферы,  аномальные природные явления - необычно интенсивные осадки или засуха, резкие перепады давления - при потеплении усилятся. В связи с изменением циркуляции атмосферы увеличивается вероятность мощных циклонов с сильными перепадами давления. И вот эту-то неустойчивую погоду с резкими переходами многим действительно трудно будет перенести.


3. Влияние глобального потепления на человека.

Снег в середине этой весны в Сочи или "сумасшедшее лето" 2003 года в Париже - городе с когда-то умеренным климатом - теперь перестанут быть редкостью: то, что мы считали аномалиями, становится нормой. Однако все эти перемены погоды больно бьют по здоровью не только старых и больных, но и молодых, полных сил людей.

По статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), во время недавнего всплеска (лето 2003 г.) экстремальной жары в Европе погибло 25,5 тысячи человек. Особенно сильно пострадала благополучная Франция, где из-за тепловых ударов погибло почти 15 тысяч человек. Даже на туманно-дождливую Англию пришлось более двух тысяч жертв. Особенно велико было количество инсультов и инфарктов. Кроме повышенного уровня смертности, врачи выявляют и обострение различных заболеваний: в том числе, расстройства деятельности почек, возникшие из-за обезвоживания. Несладко приходится от жары и тем, кто страдает аллергией.

По прогнозам ВОЗ, к 2030 году от жары будут погибать 300 тысяч человек ежегодно. В большей степени это коснется развивающихся стран, где жители не могут позволить себе кондиционеры, а в окружающей среде и продуктах питания при более высоких температурах будут лучше сохраняться болезнетворные микроорганизмы.

Уже сейчас, как отмечает ВОЗ, глобальное потепление опосредованно вызывает 2,4 процента всех кишечных инфекций и 2 процента случаев малярии.

Теплые зимы также означают исчезновение сезонных препятствий для распространителей инфекции. Живой пример - нашествие на Россию энцефалитных клещей, которые теперь кусают не только в лесу, но и в городах. Кроме того, глобальное потепление приводит и к генетическим изменениям: это значит, что паразиты смогут приспосабливаться к климату быстрее, чем люди.


4. Киотский протокол.

30 сентября 2004 года на заседании Правительства РФ рассматривался вопрос о целесообразности ратификации Россией Киотского протокола, который является главным экологическим документом современности. Нечасто рядовое заседание российского кабинета министров привлекает внимание мировой общественности. На этот раз правительственное решение стало одним из важнейших политических событий дня. Россия высказалась за ратификацию Киотского протокола.

Киотский протокол - пилотный этап глобального экологического соглашения по предотвращению катастрофических изменений климата. Климатический эффект от первой фазы Киотского протокола (2008–2012 гг.) невелик, но важно начать практическую деятельность и запустить механизмы международной кооперации.

В 2004 году в Голливуде сняли блокбастер "Послезавтра". Очень, как и положено, страшный фильм-катастрофа: мир рушится из-за глобального потепления. Ирония в том, что США, которые своими рекордными промышленными выбросами более всех стран способствуют этому потеплению, не захотели вместе с другими странами бороться с климатическими изменениями и покинули Киотский протокол. Но коалицию, как в случае с Ираком, против климата Америка не создала. Мир в этом отношении проявил ледяную стойкость. Заработают его механизмы или не заработают, зависело всецело от России с ее 17% промышленных выбросов в атмосферу. Трудно вспомнить, когда в последний раз наш голос оказывался решающим.

Десятилетие назад понятие "экология" казалось священным, на него рука не поднималась, но сейчас это не столько идеологическая, сколько экономическая категория. К сожалению, наука, к которой тоже примыкает экология, не может дать однозначного заключения по поводу Киотского протокола. Этот вердикт был едва ли не единственным за последние два года личным поручением президента РФ Российской академии наук. Вопросом занимались самые авторитетные академики, директора институтов. Наконец пришли к выводу: для принятия Киотского протокола научных оснований не имеется. Но многие другие авторитетные ученые, экологи и экономисты, тоже члены Академии наук, с цифрами доказывают: Киотский протокол необходим для выправления климата и экономически для России чрезвычайно выгоден.

Если Правительство России сумеет создать действенные национальные механизмы Киотского протокола, он станет хорошим каналом привлечения дополнительных инвестиций для модернизации энергетики, ЖКХ, для перевода котельных с угля на газ и возобновимые источники энергии. Также не надо забывать, что при снижении выбросов парниковых газов, например, при переводе электростанций и котельных с угля на газ резко уменьшается загрязнение воздуха, что приводит к снижению заболеваемости легочными заболеваниями, астмой и т.п. Исследования в 6 городах России (Москва, Нижний Новгород, Воронеж и др.) позволили оценить общероссийский эффект от первоочередных мер по снижению выбросов парниковых газов как снижение смертности на 40 тыс. человек в год.

Факт состоит в том, что Киотский протокол - первый и пока единственный случай, когда Россия является полноправным участником международных экономических механизмов.


5. Научные мнения о глобальном потеплении.

Европейские климатологи во главе с доктором Питером Коксом (Peter Cox) выступили на BBC с заявлением, что борьба с глобальным потеплением лишь напротив — ускоряет и усиливает его.

Причина в том, что, думая о парниковых газах, люди мало внимания обращают на другой компонент выбросов, образующихся при сжигании ископаемого топлива — диоксида серы. Между тем, эти частицы в атмосфере отражают солнечный свет, по расчётам группы учёных, почти уравновешивая эффект от парниковых газов.

Сокращая выбросы, человечество снижает и эффект "глобального затемнения", что приводит к большему нагреву поверхности планеты. В то же время способность почв удерживать углекислый газ зависит от температуры, так что потепление может оказаться ускоренным. Потому, по мнению мистера Кокса, политика сокращения сжигания ископаемого топлива может дать обратный эффект — к концу столетия средняя температура может подняться на 10 градусов, а, к примеру, часть Европы — может превратиться в пустыню.

В начале 2004 г. в Кембридже прошло большое совещание климатологов нескольких стран. Обсуждались самые смелые проекты по спасению планеты. Предлагаемые учёными решения были несколько радикальными, но это только ещё раз, по их мнению, подчёркивает, насколько катастрофична ситуация.

Например, среди экстремальных технических решений назывался запуск в верхние слои атмосферы сверхтонких металлических сетей, не позволяющих солнечным лучам достигать Земли. Ещё одна идея — запуск в стратосферу миллионов воздушных шаров, наполненных гелием, в металлической оболочке. Всё это, согласно расчётам, должно блокировать около 1% солнечной энергии и защитить около миллиона квадратных километров поверхности планеты. На Земле, в свою очередь, предлагается бороться со следствиями, а не с причиной — создать гигантские резервуары для солёной воды, чтобы избежать подъёма её уровня от таяния льдов. На поверхности океана предлагалось соорудить плавучие механизмы, создающие облака, а сам океан "подкормить" питательными веществами, чтобы в нём лучше росли водоросли, поглощающие углекислый газ.

Профессор астрофизики и физики плазмы Грегори Бенфорд (Gregory Benford) из университета Калифорнии в Ирвине (University of California, Irvine) полагает, что решить проблему глобального потепления можно всего-то за $20 миллиардов – и никакого не нужно Киотского протокола, массового перехода на возобновимые источники энергии и прочих "зелёных" проектов.

Учёный говорит: нужно построить из подходящей пластмассы вогнутую (рассеивающую) линзу Френеля с поперечником в одну тысячу километров, но толщиной только несколько миллиметров, и поместить её в точке Лагранжа L1 между Землёй и Солнцем. Эта линза немного (всего на 0,5-1%) уменьшила бы количество солнечного света, доходящего до нашей планеты, и охладило бы нас достаточно, чтобы возместить растущие выбросы парниковых газов земной промышленностью.

Помимо профессорской должности в университете Калифорнии, Бенфорд был советником американского аэрокосмического агентства, а также консультантом совета по космической политике Белого Дома.

Учёный полагает, что проект мог быть закончен с помощью существующих технологий за $10 миллиардов, да ещё $10 миллиардов потребуется на эксплуатацию "линзы" в течение энного количества лет. Мегалинзу нужно будет вращать, для поддержания формы, так что по её периметру нужно будет закрепить большое количество реактивных движков; они же должны поддерживать правильную ориентацию сооружения и препятствовать его случайному дрейфу из правильной точки.

Кстати, по расчётам профессора, все наши попытки перейти на некие иные источники энергии – очень слабо отражаются на результате. Чтобы действительно остановить глобальное потепление, говорит Бенфорд, нужно в течение 25 лет ежедневно заменять одну угольную (или на нефтяном топливе) электростанцию на одну атомную. Каждый день.


Вступление ко второй части. Мир и атом.

«Чернобыльская катастрофа постепенно забывается, хотя  казалось, что самая грандиозная  по своим масштабам и последствиям техногенная катастрофа в истории человечества - авария на Чернобыльской атомной электростанции – навечно врежется в человеческую память, послужит грозным предостережением людям, живущим сегодня и их потомкам, что с ядром атома всегда надо разговаривать на ВЫ, что легкомысленное, самоуверенное отношение к атомной энергии, будь то ядерное оружие или "мирный атом" гораздо опаснее, чем выпустить джина из бутылки.

Уже тогда следовало задуматься над последствиями научного прогресса - не приведет ли он вместо запланированного счастья и облегчения жизни к гибели цивилизации. Может быть, церковь была права, сжигая Джордано Бруно на костре? Сегодня достижения генетики обещают избавление людей от многих страшных болезней, обещают восстановление поврежденных, изношенных органов и т. д. и т.п. Но не выпустим ли мы нового, еще более страшного джина из бутылки. Может это нам только кажется, что, изобретая все новые и новые машины, мы становимся счастливее? Ведь даже наш добрый, милый, привычный автомобиль только в нашей стране убивает 40-60 тыс. человек ежегодно.

Именно "тупой и безграмотной, грубой и глупой" армии пришлось жизнями и здоровьем  своих солдат и офицеров исправлять ошибки "интеллигентных гениев науки, сосредоточия всего лучшего, что есть в нашем обществе".

Именно высокообразованные и технически грамотные ученые-атомщики, все эти "Промстройкомплексы", "Атомстрои", Донтехэнерго", все маститые академики, доктора наук сумели устроить эту катастрофу, но не сумели ни организовать работы по ликвидации последствий, ни  распорядиться всеми материальными ресурсами, предоставленными в их распоряжение. Оказалось, что они просто не знают, что надо теперь делать, не знают процессов происходящих в реакторе. Надо было видеть в те дни их трясущиеся руки, растерянные лица, жалкий лепет самооправданий. Распоряжения и решения то принимались, то отменялись, но ничего не делалось. А на головы киевлян сыпалась радиоактивная пыль.

И только когда начальник химических войск министерства обороны взялся за работу и к месту трагедии стали стягиваться войска; когда начались хоть какие-то конкретные работы, эти "ученые" вздохнули с облегчением. Теперь можно снова с умным видом спорить о научных аспектах проблемы, давать интервью, критиковать ошибки военных, рассказывать сказки о своем научном предвидении».

Ю. Веремеев.


Вторая часть. Глобальные проблемы энергетики.

1. Характеристики источников энергии.

Источник энергии можно охарактеризовать следующими тремя характеристиками:

1) энергетическая эффективность (EPR) (отношение полученной энергии к затраченной на ее получение)

2) запасы энергоносителя (кВт.ч) / предельная технически доступная энергия извлекаемая в течении года (для ВИА) (кВт.ч/год)

3) трудозатраты на единицу энергии (центов/кв*ч)

Первые две характеристики определяют принципиальную возможность эксплуатации некоторого источника и их влияние имеет тенденцию к насыщению при достижении в области значений больше некоторого порога (так например, при EPR>>1 его дальнейший рост не оказывает практически никакого влияния), тогда, как третий не столь критичен, т.е. эксплуатация источника возможна при любом её значении, если, конечно, нет более дешёвых альтернатив. В тоже время трудозатраты на единицу энергии, определяют стоимость, а значит и объёмы валового продукта.

Т.е. при вынужденном переходе на некий источник, характеризующийся достаточно хорошим EPR, построение индустриального общества на его базе возможно при любом значении экономической стоимости энергии, хотя его валовый продукт при этом может быть различен.

Приведу ниже данные о себестоимости производства электроэнергии в России от различных источников энергии:

1) Традиционные

Ископаемые виды топлива

по газовым станциям - 23,6 коп./кВт.ч;

по мазутным станциям - 72,7 коп./кВт.ч;

по газо-мазутным станциям - 34,5 коп./кВт.ч;

по угольным станциям - 44,5 коп./кВт.ч;

Атомная энергетика

по АЭС в европейской части России - 19,2 коп./кВт.ч

Гидроэнергетика

по ГЭС -  6 коп./кВт.ч

2) Некоторые нетрадиционные

Геотермальная станция (Паужетской ГеоТЭС) - 59 коп./кВт.ч

Приливные электростанции - 14 коп./кВт.ч

ВЭС - 120 коп./кВт.ч

Обращаю внимание на то, что нефтяная электроэнергетика самая дорогая среди традиционных видов энергии, т.е. нефть необходима только как источник моторного топлива, в тоже время как источник промышленного тепла и электроэнергии она особых преимуществ не имеет. Для индустриальной инфраструктуры наиболее критичны именно эти два пункта, тогда как даже сильное подорожание моторного топлива при сравнительно низкой стоимости электроэнергии она пережить вполне сможет. Проблема транспорта в этом случае может быть решена за счёт электрифицированных ЖД, трубопроводов, морского транспорта с ядерными энергетическими установками (хотя, возможно, придётся вспомнить о парусном флоте).

В области же электроэнергетики нефть уже сейчас применяется достаточно редко, основную роль здесь играют газ, уголь, АЭС, ГЭС.

Структура электроэнергетики России:

Газ 39%

Мазут 6%

Уголь 19%

АЭС 16%

ГЭС 20%

Т.е. даже при мгновенной потере источников газа и нефти электроэнергетика сократится только на 45%, реально же по мере исчерпании нефти и газа их доля будет медленно падать, а их недостаток будет постепенно компенсироваться за счёт угля и АЭС (интересно, что в течении последние несколько лет в структуре электроэнергетики России происходит сокращение доли газа и мазута).

Что касается производства моторного топлива, то вполне возможно, нефть там будет использоваться ещё очень долго, т.е. даже после того, как EPR нефти упадёт меньше единицы (а такой нефти достаточно много). Кроме того, существуют запасы нефтеносных песков (как источник энергии они не годятся, т.к. при их добычи EPR<1, т.е. в этом случае их добыча есть лишь способ получения топлива за счёт другого источника энергии, себестоимость полученных из них углеводородов около 200дол/т), синтетическое топливо из угля (себестоимость 130 дол/т), и т.д., т.е. стоимость топлива хотя и увеличится, но не катастрофически.

Т.е. особых предпосылок для «энергетического апокалипсиса» невидно. Возможен, конечно, временный кризис, в связи с тем, что экономика будет перестраиваться на новые энергоносители медленнее, чем будет падать добыча углеводородов, но опять же он будет лишь временным явлением. Распад СССР хотя и привёл к потере некоторых наиболее высокотехнологичных производств и сокращению валового продукта, тем не менее, не привёл к полной деиндустриализации. Индустриальное общество дают сейчас такое преимущество над неиндустриальным, что отказ от соответствующих технологий выглядит не более реальным, чем возможность перехода к палеолиту в результате распада Римской Империи.


2. Современное состояние атомной энергетики.

Гидроресурсы в мире оцениваются как 1,23*10^13 кВт.ч/год

Ресурсы приливной энергетики ~1*10^14 кВт.ч/год

Ресурсы ветроэнергетики 5,3*10^16 кВт.ч/год

Ресурс геотермальной энергетики 1,12*10^16 кВт.ч/год


Сравнительные мировые тарифы на электроэнергию:

Франция

ТЭС(в среднем) –3,5 цент/ кВт.ч

АЭС –2,5 цент/ кВт.ч

Япония

ТЭС на нефти 7,6 цент/ кВт.ч

ТЭС на сжиженном газе 4,7 цент/ кВт.ч

ТЭС на угле 4,8 цент/ кВт.ч

АЭС 4,3 цент/ кВт.ч

В США из-за запасов дешевого угля себестоимость энергии угольных ТЭС ниже, чем АЭС, поэтому множество блоков АЭС оставлены недостроенными.

Общее количество реакторов в мире и полная мощность (согласно данным МАГАТЭ):

1994 г. – 432 реактора, 340 ГВТ;

1998 г. – 434 реактора, 349 ГВТ;

2001 г. – 438 реактора, 353 ГВТ;

2004 г. – 442 реактора, 364 ГВТ.

Развитие атомной энергетики идёт пока медленно. Причинами этого являются:

1) “Чернобыльский синдром”,

2) Низкие цены на природный газ.

По мере истощения углеводородного топлива себестоимость газовой (и нефтяной) энергетики будет расти, что приведёт соответственно к ускорению развития АЭ. Реального дефицита углеводородов пока не наблюдается и вероятно не возникнет, по крайней мере, до конца XXI века.

Как источник электроэнергии и промышленного тепла АЭ не имеет существенных недостатков по сравнению с нефтью. Остаётся лишь проблема моторного топлива. Но здесь возможны два решения:

1) Синтетическое топливо из угля (которого хватит очень надолго);

2) Водород.

Первый из этих двух вариантов может быть рентабелен уже сейчас. И водородные заправки уже существуют в нескольких странах.

Ещё один недостаток атомной энергетики, тормозящий её развитие – большой срок окупаемости, значительно превосходящий того, который имеет место для ТЭС, что связано с тем, что большая часть себестоимости энергии приходится на капитальные вложения при строительстве АЭС, тогда как у ТЭС – на топливо. Но он не имеет никакого отношения ни к себестоимости, ни к энергоэффективности АЭС.

В качестве вывода к всему вышесказанному: на сегодняшний день нет иного пути удовлетворения растущих потребностей человечества в энергии при сохранении экосистемы и уровня индустриализации общества кроме передовых ядерно-энергетических технологий.

3. Проблемы безопасности российской атомной энергетики.

Международное агентство по атомной энергии МАГАТЭ рассчитывает в 2006г. провести оценку безопасности эксплуатации российских АЭС. Предыдущая аналогичная проверка проводилась в 1990-х годах.

Большинство российских АЭС в массовом порядке нуждаются в модернизации. Тем не менее, уровень безопасности российских АЭС соответствует уровню безопасности западных станций. Об этом 22 сентября 2004 г. заявил в эксклюзивном интервью корреспонденту РИА "Новости" министр по атомной энергии РФ Евгений Адамов, участвующий в проходящей в Вене генеральной конференции МАГАТЭ. По его словам, такого мнения придерживаются многие авторитетные международные эксперты.

Министр вместе с тем отметил, что безопасность АЭС зависит и от человеческого фактора. А это прежде всего социальная обстановка в стране.

10 трагических ошибок в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года допустил не персонал Чернобыльской АЭС, а СССР, чей развал предопределил «Чернобыльский синдром», наложившись на «афганский». Социальная значимость подобных катастроф огромна.

19 апреля, 2005 года, Гринпис направил Президенту В.Путину письмо, в котором обращает внимание главы государства на то, что население России не защищено от радиационных аварий. Во время происходивших в недавнем прошлом радиационных аварий многих жертв можно было избежать, если бы руководство страны и атомной отрасли вовремя информировали людей об аварии и говорили, как действовать в этой ситуации.

К примеру, в соответствии с письмом заместителя Генерального прокурора СССР В.И.Андреева в Комиссию Верховного Совета СССР, «...принятое правительственной комиссией решение от 24.09.87 г. N 423 о засекречивании сведений по вопросам аварии на Чернобыльской АЭС и ликвидации ее последствий… не способствовало организации всех необходимых мер по обеспечению радиационной безопасности населения, лишало людей возможности своевременно самостоятельно принимать меры по защите от ионизирующих излучений. Указанные обстоятельства повлекли в течение 1986-1989 гг. значительное переоблучение населения на территории УССР, БССР, РСФСР”.

Анализ сегодняшней ситуации показывает, что руководство атомной отрасли так и не извлекло никаких уроков из печального прошлого опыта. До сих пор не создана надежная система защиты населения от ядерных аварий. Отсутствует самое необходимое - система оповещения населения. В своем письме Гринпис привел далеко не полный список примеров, демонстрирующих, что в современной системе защиты населения от радиационных аварий отсутствует такой важный элемент, как эффективная система оповещения населения. Вот эти факты.

С 25 июля 1997 года в течение нескольких недель в Научно-исследовательском институте атомных реакторов (Димитровград, Ульяновская область) происходил аварийный выброс радиоактивного йода. Население проинформировано не было. Кстати, по странному стечению обстоятельств, на второй день после начала выброса президент Российской Федерации, проводивший неподалеку отпуск, прервал отдых и переехал в другую резиденцию, в Карелию (официально - в связи с плохой погодой). По статистическим данным, через 2 года после аварии в Димитровграде был зафиксирован всплеск заболеваемости эндокринной системы.

25 апреля 2003 года. Паника в Москве, связанная со слухами о выбросе радиоактивного йода в Курчатовском научном центре. В результате, была дестабилизирована работа детских учреждений. Поток телефонных звонков захлестнул неправительственные организации. Руководство Курчатовского центра выступить публично с разъяснениями отказалось. Ситуация разрешилась, когда на место, прилегающее к Курчатовскому центру, прибыли представители средств массовой информации со своими дозиметрами (что явно недостаточно для оценки выбросов радиоактивного йода). Был ли в тот день выброс радиоактивного йода или нет, и если был, то какой мощности, до сих пор неизвестно.

4-7 ноября 2004 года. Паника в регионах, прилегающих к Балаковской АЭС (Саратовская область) в связи с противоречивой информацией об аварийной остановке второго блока атомной станции. Миллионы человек были напуганы слухами и отсутствием хоть сколь-нибудь удобоваримой информацией о проиcходящем. Первое выступление официальных лиц на телевидении в г. Балаково - населенном пункте, расположенном вблизи АЭС, - было сделано только 17 часов спустя после аварийной остановки реактора.

9 апреля 2005 года. Паника в связи с пожаром в Объединенном институте ядерных исследований в г. Дубне (Московская область). Институт располагает ядерной установкой с радиоактивными материалами - несколько десятков килограммов оксида плутония. Необходимо отдать должное руководству Института, которое в тот же день оповестило население г. Дубны о случившемся и о том, что в результате пожара выброса радиоактивности не было. Однако жители прилегающих районов, в том числе население Москвы, не имели возможности узнать из официальных источников о последствиях пожара. Более того, даже дежурные Росатома и Атомнадзора не знали о том, что происходит в подведомственном учреждении!

«Судя по тому, что происходит в системе защиты населения от радиационных аварий, можно сделать вывод о неготовности руководства атомной отрасли к адекватным действиям в экстремальных условиях, - говорит Владимир Чупров, коордиатор антиядерной программы Гринпис России. - В таких условиях любые планы по дальнейшему развитию атомной энергетики мы рассматриваем как аморальные, не отвечающие требованиям национальной безопасности».


Вступление к третьей части. Чернобыльская АЭС сегодна.

В конце 2004 г. компания NUKEM Nuclear (Германия) начала строительство хранилища твердых радиоактивных отходов на Чернобыльской атомной электростанции в зоне отчуждения. Строительство начато на площадке комплекса "Вектор", хранилище предназначено для захоронения низко- и среднеактивных радиоактивных короткоживущих отходов, которые будут поступать с завода по переработке твердых радиоактивных отходов (РАО). Хранилище РАО входит в промышленный комплекс по обращению с РАО, который состоит также из установки по извлечению РАО и завода по переработке РАО, которые уже сооружаются на площадке ЧАЭС. Хранилище будет курганного типа с многоуровневой системой локализации. Объем хранилища 71 280 куб. м. Срок эксплуатации - 30 лет. Промышленный комплекс по обращению с твердыми радиоактивными отходами - один из самых крупных проектов TACIS по ядерной безопасности, реализуемый Европейской комиссией. В начале марта 2001 представительство Еврокомиссии в Украине, компания "Энергоатом" и NUKEM Nuclear подписали контракт стоимостью 33,3 млн евро на строительство завода по переработке радиоактивных отходов возле ЧАЭС. По данным Счетной палаты, Министерство по вопросам чрезвычайных ситуаций не обеспечило в полном объеме сбор, транспортировку и захоронение РАО госпредприятием "Радон", а также строительство в зоне отчуждения комплекса "Вектор" по деактивации, транспортировке, переработке и захоронению РАО. Крупный металлотрейдер компания "Леман-Украина" начала поставки сортового проката для строительства промышленного комплекса по хранению твердых радиоактивных отходов на ЧАЭС.


Третья часть. Радиоактивные отходы.

1. Симуширский могильник.

Несколько лет назад в недрах Курчатовского института, во главе которого тогда стоял нынешний министр по атомной энергии Александр Румянцев родился проект строительства постоянного геологического могильника для ядерных отходов на Курильском острове Симушир. Сегодня в России существуют только временные хранилища радиоактивных отходов. В случае с островом Симушир речь сразу пошла именно о постоянном, так называемом геологическом захоронении. Пустынный, практически необитаемый остров считается сейсмоопасной зоной, поскольку принадлежит к Курильской гряде, однако ученые полагают, что лучшего места для ядерного могильника не найти.

Строительство хранилища поможет Курчатовскому институту убрать со своей территории огромное количество скопившихся ядерных отходов, а также появится возможность заработать на сделках с иностранными партнерами, которые тоже не знают, куда пристроить свой радиоактивный мусор.

Ряд документов, собранных этой международной экологической организацией "Экозащита!", по ее утверждениям, полностью доказывает факт переговоров представителей ГосДумы и Курчатовского Института с атомной промышленностью Тайваня (а возможно и Японии) о секретном захоронении радиоактивных отходов на Дальнем Востоке. Речь идет о захоронении низко-радиоактивных отходов, однако, в соответствие с нынешним Законом "Об охране окружающей природной среды", ввоз таких отходов на территорию России для хранения или захоронения запрещен.

Идею проекта взялся продвигать зампредседателя комитета по экологии Госдумы Сергей Шашурин, активно лоббировавший принятие законов, разрешающих ввоз в Россию отработанного ядерного топлива. А в 1998 году был подписан протокол-меморандум депутатом Шашуриным, Курчатовским институтом, ЗАО "Нефтегаз Компани Ко Лтд" и тайваньской компанией "Азия Тат Трейдинг Ко Лтд" (АТТ), имеющей право распоряжаться радиоактивными отходами японского и тайваньского происхождения. Следуя документу, стороны обязались содействовать строительству могильника, при этом прибыль от проекта оценивается в 10 млрд. долл., а затраты на строительство в 2,5 млрд. долл. В этом документе также содержится обязательство Шашурина и КИ лоббировать изменение законов России, запрещающих ввоз радиоактивных отходов для захоронения, а также обещание компании АТТ о финансовой поддержке этой лоббистской деятельности.

В середине 2000 года группа "Экозащита!" и Антиядерная кампания Социально-Экологического Союза уже обнародовали данный меморандум, что тогда вызвало скандал и,  как тогда казалось, похоронило этот проект навсегда. Однако выяснилось, что в 2002 году депутат Шашурин опять принялся лоббировать ввоз радиоактивного мусора из Азии.

В марте 2001 года главой атомного ведомства стал бывший директор Курчатовского Института Александр Румянцев. Вследствие этого, проект ядерной свалки на Сахалине видимо обрел долгожданную поддержку Минатома. Румянцев не мог не знать о подобной незаконной деятельности Курчатовского Института, что рождает вопрос об ответственности нынешнего главы Минатома.

Согласно Указу Президента РФ N1072 от 15.09.1992, Россия и Тайвань не имеют дипломатических отношений, то есть проведение переговоров с этой страной является нарушением Указа. Несмотря на это, Сергей Шашурин, как представитель российского государства, не просто участвовал в переговорах с компанией АТТ, но и подписывал официальный меморандум.

"Мы не так бедны, чтобы зарабатывать деньги подобным способом",- сказал губернатор Сахалинской области, И.П.Фархутдинов. Он также предложил экологам сосредоточить свои усилия на Государственной думе, поскольку именно там "симуширский проект" имеет основную поддержку, и выразил надежду, что представитель Сахалина в парламенте страны поможет нашим островам избежать ядерной напасти, решительно выступив перед своими коллегами против могильника. Губернатор подчеркнул, что опасность строительства хранилища радиоактивных отходов на острове Симушир реально существует, причем есть вероятность, что проект может быть реализован и без учета мнения властей и общественности.


2. Губа Андреева сегодня.

Губа Андреева (Мурманская область) является самым крупным в Европе хранилищем радиоактивных отходов. Сейчас на ее площадках находятся более 20 тысяч сборок или 50 эшелонов отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Кроме ОЯТ в губе Андреева хранятся более 10 тысяч тонн твердых радиоактивных отходов и около 600 кубических метров жидких радиоактивных отходов. Их суммарная радиационная активность сравнима с выбросом радиации при чернобыльской аварии. Хранилище в Губе Андреева было создано около 40 лет назад на берегу Мотовского залива как временная площадка хранения и находилось в ведении министерства обороны. В 2000 году оно было передано в ведение государственного предприятия «СевРАО» (подразделения Росэнергоатома).

«Со временем в резервуар стала попадать вода, что вызвало необходимость создания такого укрытия. Сейчас резервуар с ОЯТ защищен от внешнего воздействия. Далее уже можно решать вопросы об извлечении топлива и отправке его на утилизацию» - комментирует зам руководителя Федерального агентства по атомной энергии (Росэнергоатом) Сергей Антипов. Создание инфраструктуры хранилища, которое позволило бы, в конечном счете, приступить к вывозу радиоактивных отходов из губы Андреева на переработку и утилизацию, началось в начале нынешнего века при участии иностранных партнеров. Сейчас на территории хранилища реализуется 12 проектов при участии Норвегии, Великобритании и Швеции.

Губернатор провинции Финнмарк Гуннар Хенной отметил необходимость разработки для Губы Андреева генерального плана, включающего разработку оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) для каждого проекта. Он сообщил, что подготовит запрос на финансирование обсуждаемых проектов в МИД Hорвегии. Заключительное совещание для определения окончательного списка проектов с их экономическими рамками на 2005 год состоится в начале следующего года. Всего за прошедшие годы в рамках действующего соглашения между администрацией области и норвежской губернией Финнмарк по развитию инфраструктуры в Губе Андреева было реализовано 12 локальных контрактов на сумму 68 млн. норвежских крон (более 11 млн. долларов).

По словам специалистов, в 2005 году в губе Андреева будет реализован ряд проектов по созданию инфраструктуры хранилища. В частности, оснащение контрольно-пропускных пунктов Андреевой губы инженерно-техническими средствами охраны, обустройство подъездной автодороги, реконструкция причала хранилища, откуда радиоактивные отходы будут загружаться в специальные плавучие технические базы для последующей перегрузки в эшелоны и отправки на утилизацию.

3. Современные проблемы хранения и переработки ядерных отходов.

Многие хранилища радиоактивных отходов и остатков ядерного топлива на Дальнем Востоке, по сведениям Минатома РФ, находятся в аварийном состоянии.      

На Дальнем Востоке ряд объектов обслуживания атомных подводных лодок, хранения радиоактивных отходов и остатков ядерного топлива находятся в аварийном состоянии и угрожают загрязнением окружающей среды. Как передает корреспондент "Восток-Медиа", по сведениям Минатома РФ, по крайней мере 7 судов атомного технологического обслуживания (АТО), на которых хранятся радиоактивные материалы, необходимо срочно утилизировать. Большинство остальных АТО также находятся в плохом техническом состоянии. На двух береговых технических базах ТОФ (бухта Сысоева в Приморском крае и бухта Крашенинникова в Камчатской области) хранилища радиоактивных материалов также находятся в аварийном состоянии. И если оперативно не принять меры по ремонту хранилищ, утилизации судов АТО и обеспечению безопасного хранения реакторных блоков разделанных подлодок, то велика потенциальная возможность серьезной аварии.

Заместитель председателя Заксобрания Красноярского края Анатолий Ромашов предложил депутатам постоянной комиссии ЗС по природоохранной деятельности и экологии заняться вопросом ликвидации последствий эксплуатации временных хранилищ с жидкими радиоактивными отходами, принадлежащих ГХК. По его словам, проблеме более 20 лет и за все эти годы «правительство страны не желает обращать внимание на хранилища радиоактивных отходов, которые возникли благодаря военной промышленности». «Необходимо решать эту проблему на уровне Законодательного собрания», - подчеркнул Ромашов.

Одной из наиболее актуальных на сегодняшний день проблем является не только хранение, но и переработка ранее захороненных ядерных отходов с высоким уровнем радиоактивности. В основном все эти отходы хранятся в своего рода цистернах, емкостях под землей. За состоянием этих ядерных отходов трудно наблюдать, трудно контролировать, что происходит внутри этих хранилищ.

За время гонки вооружений как на территории бывшего СССР, так и на территории США подобных объектов скопилось немало. Российская сторона разработала технологию откачки отработанного высокоактивного ядерного топлива из хранилищ, которая будет применяться в Соединенных Штатах.

Еще одна область исследований - исследования земного слоя под почвой, чтобы понять, как распространяются и перемещаются вредные вещества. Эту область в России начали исследовать давно, и добились намного большего, чем США.

По словам помощника министра энергетики США Кэролайн Хантун на данный момент самой совершенной технологией является закачка отходов в керамические и стеклянные формы для длительного хранения, что приемлемо и с финансовой точки зрения. На данный момент в Соединенных Штатах есть два предприятия - в Южной Каролине и в штате Нью-Йорк, где производятся стеклянные контейнеры. Но не следует забывать, что речь идет о высокоактивных ядерных веществах, о хранилищах, которые вмещают в себя по 15 тысяч тонн отходов. Это смесь органических и неорганических веществ: всех продуктов, которые остаются от производства плутония и других радиоактивных материалов, которые используются в оборонной промышленности. Это не промышленные отходы, которые можно легко переработать и использовать.

Таким образом, бывшая вражда двух супердержав теперь превращается в технологическое сотрудничество двух стран-партнеров, сосредоточенное на ликвидации последствий былого противоборства. Если еще не слишком поздно.


Вступление к четвертой части.

Всякий раз, когда история повторяется,

цена неизменно возрастает.

Народная мудрость


Четвертая часть. Развитие и крах цивилизации.

1. Глобализация. Постмодернизм и анархия.

Много ли еще осталось тех, кто не знает, какое направление принимает всемирная система и в особенности современное общество? Глобальное потепление, функция индустриальной цивилизации, уничтожит биосферу до того, как закончится это столетие. Живые виды на планете вымирают быстрорастущими темпами, мертвые зоны в океанах увеличиваются, интоксикация почвы и воздуха повышается, тропические леса уничтожены, все остальное постигла та же участь.

Малолетние дети сидят на антидепрессантах, в то время как количество психических расстройств среди молодежи за последние 20 лет выросло более чем в два раза. Коэффициент подростковых самоубийств с 1970-х годов увеличился в три раза. Недавние исследования показали, что треть студентов уходит в запой как минимум раз в месяц. Специалисты сделали вывод, что употребление алкоголя несовершеннолетними в США достигло эпидемических пропорций. Между тем почти каждый американец нуждается в ежедневном употреблении определенных наркотиков. С другой стороны, отмечается всплеск убийств на рабочих местах, в школах и дома. Одним из последних патологических явлений является убийство родителями своих детей. Внешние проявления шокирующего и ужасающего феномена обусловливаются распадом общества. Мы живем в пространстве пустоты, горя, стресса, скуки и беспокойства, где наша "человеческая природа" настолько деградирует, насколько что-либо исчезает из естественного мира.

Объем знаний удваивается каждые пять лет, но в этом все более технофицирующемся и одномерном мире закостенелая реальность пока что не вызывает сомнений. Цивилизация сама по себе доказала свой провал, и человечество завершается самоликвидацией в полной капитуляции перед властью. В гармонии с властью окончательно потерпел поражение циничный постмодерновый дух времени.

Символическая культура атрофировала наши чувства, уничтожила непосредственный опыт и привела нас, как предсказывал Фрейд, к состоянию "постоянного внутреннего несчастья". Мы унижены и доведены до такого предела, что вынуждены задаться вопросом, почему человеческая деятельность стала столь враждебной человечеству, не говоря уже о других формах жизни на этой планете. В недавно вышедших книгах с громкими названиями "Все сейчас связано", "Жизнь в первой глобальной цивилизации и что случится", "Как новый информационный мир изменит наши жизни" выражено смирение перед стандартной, лишенной надежды ситуацией. Подобные работы являют творческое истощение и моральную неспособность поколения, в котором массированная дегуманизация и неистовое разрушение природы соперничают друг с другом за осуществление своих взаимосвязанных проектов.

Овеществленное существование прогрессивно сводит на нет любой вопрос, кто бы его ни задал. Как еще подсчитать поразительно приспособленческую природу постмодернизма, аллергичного к любым сомнениям относительно базы царства техно-капиталистической злобы? Но сомнения все еще появляются и быстро принимают форму глубинной движущей силы обновленного социального движения. В то время как витальные структуры различных жизненных миров ухудшаются на всех уровнях, лучшие умы должны искать решение проблемы. Вместо этого большинство оказалось неспособным определить пути анализа парализующей дихотомии "цивилизация - природа" и прийти к необходимым умозаключениям. Некоторые исследователи все же обозначили круг вопросов. Хоркхеймер пришел к выводу, что доминация природы и людей, а также причины, способствующие этому, кроются в "глубочайших пластах цивилизации". Батай констатировал, что "сущностное движение в каждом человеке отвергает Мать-Землю, давшую ему рождение, открывает путь к ее подчинению".

По прошествии 30 лет мы наблюдаем возрождение интереса к проблеме. Люди обладают информацией и, подталкиваемые возрастающим кризисом во всех сферах, исследуют процесс, стремясь адекватно понять ситуацию, более глубоко, чем в 1960-х. Новое движение является "анархичным" и нуждается в ином определении. Даже после нескольких дней боев против ВТО на улицах Сиэттла в 1999 г. направленность антиглобализации стала устойчивой и более явной. "Анархизм является основной перспективой внутри движения", - заявила Барбара Эпштейн осенью 2001 года. Эстер Каплан в феврале 2002 г. заметила, что "после Сиэттла все больше и больше активистов под скромные фанфары приходят к точной самоидентификации как анархистов и анархо-мыслящие коллективы увеличиваются, анархическая периферия быстро становится центром движения". Дэвид Грэбер определил это более кратко: "Анархия является центром движения, его душой, источником всего наиболее нового и обнадеживающего". Генри Киссинджер ссылается на антиглобалистские протесты 1999 и 2000-го как на "ранние предупредительные сигналы потенциального политического значения в развитых странах и в Третьем Мире, как саму угрозу мировой системе". В отчете ЦРУ "Глобальные тренды 2015", который был обнародован весной 2000 г., предсказано, что наибольшей помехой глобализации в новом тысячелетии может явиться возможное объединение движений протеста развитых стран и борьба местных жителей за сохранение их целостности против вторжений капитала и технологий.

Это движение, очевидно, становится чем-то другим, чем часть левого движения. До настоящего времени каждое современное антикапиталистическое движение в сущности одобряло экспансию средств производства и продолжающееся развитие технологий. Сейчас же наблюдается явный отказ от этого производительного направления. Эта анархо-примитивистская (или просто примитивистская) тенденция понимает, что учет суровых реалий наших дней нуждается в глубоком исследовании когда-то принятых как должное институций. Несмотря на постмодернистский запрет на изучение происхождения этих институций, в решении вопроса "Что является главной причиной нынешней крайности существования?" - новый подход находит то же разделение труда и приручение. Технология, предполагающая систему интенсивного разделения труда или специализации, обвиняется как двигатель всегда интенсивной технификации жизненного пространства. Цивилизация добивается успеха, когда разделение труда достигает той стадии, при которой начинается приручение. Приручение животных и растительности однажды было принято как данность. Чтобы увидеть значение генной инженерии и человеческого клонирования, необходимо принять их как подразумеваемые в базовом устройстве для доминации над природой, что является преступлением. Думается, понятно, что такой критический подход больше ставит вопросы, развивающие анархическое мышление, и не предполагает какие-либо определенные ответы на них.

Одной из точек прикосновения или вдохновения примитивистской анархии за прошедшие десятилетия является парадигма сдвига в области антропологии и археологии в отношении человеческой общественной жизни в течение "предыстории". Цивилизация появилась только около 9000 лет назад. Это время отдалено тысячами поколений людей, которых удовлетворяло то, что может быть названо государством природной анархии. Основная линия в антропологической литературе, включая учебники, описывает жизнь вне цивилизации как обильное, праздное время; с обычаями коллективного владения продуктами питания, относительной автономией или равенством полов и отсутствием организованных преступлений. Люди использовали огонь для приготовления пищи около 2 миллионов лет назад и свободно перемещались в открытом море как минимум 800 000 лет назад. Они имели мозг, подобный мозгу современного человека, и наслаждались наиболее успешной, недеструктивной адаптацией к природному миру.

Если раньше вопрос в учебнике звучал: "Почему люди так долго учились приручать животных и вести аграрное хозяйство?", то теперь спрашивается, зачем вообще они это сделали.

По мере того как негативные и даже предельно допустимые результаты технологии и цивилизации все более осознавались, поворот к луддизму, антицивилизационной политике придает огромный смысл всей эпохе. Не будет открытием то, что это влияние было зафиксировано в различных обстоятельствах, включая протесты против "Большой восьмерки" в Генуе в июле 2001 года. В них принимали участие 300 000 человек, результат - 50 млн. дол. убытков. Министр внутренних дел Италии возложил всю ответственность на анархистский "черный блок", и в данном случае это примитивистская точка зрения.

Сколько времени нужно, чтобы определить, что необходимо для спасения биосферы и человечества? Старые подходы слишком дискредитированы, чтобы использовать их в этом мире, который стал массированной сеткой производства и отчуждения. Зеленые, или примитивистские, анархисты предпочитают перспективу радикальной децентрализации, общество лицом-к-лицу, базирующееся на том, что может дать природа, а не на попытках достичь окончательной доминации над ней. Они против господствующего направления развития технологии и капитала по ряду очевидных причин.

Поражение левых увековечено в отношениях индивидуума и природы, в то время как дистанция между левыми и новым анарходвижением остается огромной. Например, выступления Пьера Бурдо и Ричарда Рорти за обновление связей между интеллектуалами и союзами, будто эта химера сможет что-либо изменить на базовом уровне, бессмысленны. Юрген Хабермас в "Между фактами и нормой" апологетичен из-за тех вещей, каковыми они и являются, но слеп в отношении реальной колонизации современной жизни, и даже менее критичен, нежели в своих ранних работах. Хардт и Негри говорят о выборе, который желательно сделать сразу: "Мы были бы анархистами, если бы у нас не было права говорить с точки зрения материализма, учрежденного в сетях производственной кооперации, другими словами, с позиции человечества, которое построено на производительности... Нет, мы не анархисты, мы коммунисты". Наоборот, к дополнительному объяснению результата приходит Иисус Сепульведа, говоря, что "анархия и местные движения борются против цивилизационного порядка и его практики стандартизации". Не все анархисты присоединяются к возрастающим подозрениям относительно технологии и цивилизации. Ноам Хомски и Мюррэй Букчин, например, настаивают на традиционном использовании прогрессивного развития. Марксистское сердце анархо-синдикализма является типичным образцом такой приверженности и постепенно исчезает со своими левыми родственниками.

Маркс прекрасно знал о влиянии производственного процесса и его деструктивной причине - разделении труда, но тем не менее верил (или хотел верить), что технологическое развитие сможет разрушить капитализм. Но все это, скорее всего, останется тем, чем было всегда. Это верно как для цивилизации, так и для капитализма.

Цивилизация, обладающая той формой, которую дает технология, неотделима от остальных социальных законов - мирового ландшафта капитала - и олицетворяет и выражает свои глубочайшие ценности. "Мы имеем только целиком технологические условия", - приходит к выводу Хайдеггер, и эта формулировка сама по себе достаточна, чтобы развеять миф о "нейтральности" технологии.

С момента возникновения, в результате разделения труда технология до сегодняшнего дня являлась допущением, подавленным как объект внимания. С момента, когда обобщенная технизация характеризует мир и является наиболее существенным аспектом современной жизни, завеса поднялась. Надвигающаяся колонизация технологией повседневной жизни и систематическое изменение физического окружения не может более игнорироваться или утаиваться. Рождаются тысячи вопросов.

Здоровье - первый вопрос. Так, мы являемся свидетелями возрождения и увеличения болезней, которые способны противостоять индустриальной медицине, претендующей на их искоренение. Антидепрессанты маскируют определенные симптомы возрастающей степени тоски, депрессии, беспокойства и разочарования (по определенным сведениям, некоторые из них также приводят к импотенции), в то время как мы позволяем остаться в тени богатству, разнообразию и непосредственности, которые технология выхолащивает из наших жизней.

Что же является культурным духом, который представляет собой притупленный критицизм и сопротивление и в результате легитимизирует нелигитимное? Не что иное, как постмодернизм, который в итоге может достичь периода упадка, своего морального и интеллектуального банкротства. Сила Бенхабиб предлагает яркую версию постмодерна в трех тезисах: "Смерть человека понимается как смерть автономного, самомыслящего субъекта, способного к принципиальному действию; смерть истории понимается как потеря эпистемологического интереса к истории враждующих групп в процессе конструкции их прошлых повествований; смерть метафизики понимается как невозможность критиковать легитимные институции, практики и традиции иначе, как через имманентную аппеляцию к самолегитимизации "небольших повествований". Маршал Берман определяет постмодернизм как "философию отчаянного маскарада, радикальный интеллектуальный шик, контрапункт цивилизационного коллажа, происходящего внутри нас".

Постмодернисты защищают разнообразие, различие, гетерогенность, привередливо рассматривая реальность как флюид и неопределенность. Актуальная параллель к этому - движение товаров с инструкциями, лежащих на полках и бессмысленно циркулирующих в глобализированном и унылом фаст-фуд потреблении.

Постмодерн настаивает на поверхностности и старается дискредитировать любые представления об аутентичности. Скрытые смыслы не допускаются, любыми универсалиями пренебрегают в пользу предполагаемой специфики. С другой стороны, значение универсальной гомогенизированной технологии принято без всяких сомнений.

Начало поражения движения 1960-х и растущее замешательство на протяжении последующих десятилетий упадка и реакции, постмодернизм - вот название той прострации, в результате которой появляются ужасающие факты. Донна Харэвэй счастлива принять настоящее как мир техноприроды и технокультуры и определяет постмодерн как капитуляцию. Технологии, по-видимому, всегда были, "выхода из этой культуры нет", "природное" - это не более чем распространенная натурализация культуры. В итоге, нет "природы", чтобы ее защищать, "мы все киборги". Этот станс явно извлекает выгоду из войны против природы, более определенно из войны против женщин, местных обычаев, уцелевших видов и против любой несмодулированной жизни.

Для Харэвэй технологический протез "становится фундаментальной категорией для понимания наших наиболее интимных сторон". Так как мы слиты с машиной, "технонаука становится бесспорной наукой для нас". Не удивительно, что она бранит тех, кто сопротивляется генной инженерии, и напоминает, что мир слишком "грязен и неопределен" для простейших вердиктов в отношении технонауки. Дэниэл Вайт пишет, подражая Харэвэй: "Мы все становимся киборгами. Какими созданиями мы хотим быть? Хотим ли мы быть вообще живыми созданиями? Могут ли машины быть лучше? Какими машинами мы можем стать?"

Мишель Фуко был, несомненно, ключевой фигурой постмодерна, чье влияние не стало освободительным. Он закончил, потеряв свой путь в сфере власти, сделав вывод, что власть везде и нигде. Этот аргумент облегчил самомнение постмодерна о том, что противостояние угнетению является прошедшим. Точнее, Фуко определил, что сопротивляться технологии бесполезно и что человеческие отношения безвыходно технологичны. Период постмодерна, согласно Полю Вирилио, - это "эра внезапной индустриализации конца, тотальная глобализация опустошения, выпущенная на волю прогрессом". Мы должны уйти от прошлого постмодернистского компромисса и уничтожить прогресс.

Цивилизация - это учреждение, которое принуждает остальных. Как писал Фрейд, "существуют трудности, прикрепленные к природе цивилизации, которые не приведут к реформам". "Трудности" начинаются с происхождения цивилизации как вынужденный отказ от Эроса и инстинктивной свободы; "трудности", которые, как он предсказывал, вызовут состояние всеобщего невроза.

Фрейд также ссылался на чувство вины, рожденное цивилизацией и остающееся в большей степени в подсознании или проявляющееся как вид беспокойства и неудовлетворения. Важность обиды, которая присуща цивилизации, объясняет это огромное количество вины, особенно с тех пор, как введение в силу обиды, усмиряющей инстинктивную свободу, обязательно сохраняет насилие и деструктивность, что является фактором цивилизации.

Шпенглер, Тейнтер и многие другие сходятся во мнении, что распад вообще присущ цивилизации. Мы можем приблизить его гораздо быстрее, чем это осознаем, с более зримыми результатами. Неужели вместе с быстрой деградацией физического мира мы не видим распада символической системы западной цивилизации?

Есть много способов фиксации вероятности уничтожения того, что всегда более явно, чем прямое правление технологии и капитала. Вебер, например, идентифицировал искажение, или маргинализацию, этических чувств как наиболее выразительное следствие современного процесса развития.

Список преступлений виртуально бесконечен. Проблемным является вопрос: когда цивилизации наступит конец, будет ли она допущена к рециклированию еще одного варианта первоначального преступления? Новое движение отвечает негативно. Примитивисты черпают силу из понимания того, что не имеет значения, насколько убогой стала наша жизнь за последние 10 000 лет. Для тех, кто жил около 2 миллионов лет назад на планете, человеческая жизнь явствовала здоровой и аутентичной. Мы движемся антиавторитарным путем в направлении примитивного натурализма и против тоталитаризма, который при таких условиях определенно исчезнет. Как говорил Дарио Фо, "лучшее сегодня - этот фантастический бриз, солнце и молодежь, которая организовывается по всему миру". Другой итальянский голос дополнил этот восхитительный сентимент: "И, подойдя к сути проблемы, что же представляет собой глобализация, о которой так много говорят? Может быть, это процесс рыночной экспансии в направлении развивающихся стран, чтобы эксплуатировать их ресурсы в пользу богатых? Возможно, стандартизация культуры и диффузия доминирующей модели? Но тогда почему бы не использовать термин "цивилизация", который, конечно, звучит менее угрожающе, но является более подходящим, и без необходимости неологизма. Здесь нет сомнений, что медиа, и не просто медиа, заинтересованы смешать все в смутный антиглобалистский суп. Так что нам необходимо внести ясность в эти понятия, произвести глубокую критику и в результате действовать" (Terra Salunggio, июль 2000).

Это борьба за все или ничего. Анархия - лишь имя для тех, кто принимает перспективы освобождения и цельности и пытается смело осмыслить, насколько далеко нам нужно зайти для того, чтобы этого достичь. Мы, люди, один раз были правы, если антропологам доверять сейчас, мы найдем выход, если сможем правильно им воспользоваться. Вполне возможно, что это наша последняя возможность как вида.


2. Распад цивилизации.

Тейнтер в своей книге «Распад сложных сообществ» отталкивается в своих рассуждениях от следующих посылок:

1. Человеческие общества являют собой организации по разрешению проблем;

2. Социополитические системы требуют энергии на свое обслуживание;

3. Увеличение сложности несет с собой увеличение душевых затрат на нее;

4. Инвестиции в сложность, как реакция по разрешению проблем, зачастую достигают точки, от которой начинается сокращение предельной отдачи;

5. Распад может наступить, если, и только если возникает ситуация "вакуума силы".

По мнению Тейнтера, сложные общества возникают как эффективные разрешители проблем. Поначалу они обеспечивают огромные выгоды за небольшую цену, но со временем неизбежно оказываются перед лицом сокращащейся предельной отдачи на инвестиции в увеличение сложности. Этот процесс иллюстрируется следующим рисунком

Когда общество достигло части кривой (С1,B1)-(C2,B2) в своем развитии, его распад становится математически вероятным. Кризис, через который раньше оно прошло бы без особых проблем - военное поражение, неурожаи, исчерпание запасов сырья, - становится теперь достаточным, чтобы вызвать крах. Те резервы, которые оно может направить на преодоление трудностей, сокращаются. Сокращающиеся выгоды подрывают саму основу привлекательности сложной системы, угрожают разрушению коалиции. Среди людей начинают гулять идеи независимости, происходит декомпозиция социума, люди ставят свои сиюминутные выгоды выше долговременных целей.

Оказавшись на части кривой (С2,B2)-(C3,B3), общество сталкивается с тем, что его совершенствование лишь подрывает его устойчивость. В таком состоянии, при падении преимуществ, которые дает сложная организация, оно становится чрезвычайно предрасположено к распаду.

Почему сокращение предельной отдачи происходит всегда и неизбежно? Почему мы всегда получаем все меньше и меньше, затрачивая все больше и больше? Потому, что мы решаем самые легкие задачи первыми. Самая доступная нефть выкачивается первой. Обучение чтению стоит дешево и приносит огромную пользу; получение научной степени дорого и дает намного меньше преимуществ, сравнительно с затратами. Самые плодородные почвы вовлекаются в оборот первыми; расширение пашни на менее благоприятные угодья дает намного меньше прибыли на единицу затрат.

Общество может избежать распада, получив контроль над новыми источниками энергии: либо путем технологической инновации, либо за счет экспансии. Тогда кривая выгод приобретет следующий вид:

Но в конечном итоге продолжать это становится невозможным, потому что, какую бы стратегию вы не избрали, вы неизбежно столкнетесь с сокращением предельной отдачи от инвестиций в ее реализацию.

Тейнтер доказывает эту точку зрения на различных примерах.

Сельское хозяйство. На увеличение мирового производства пищи на 34% (между 1951 и 1966 гг.) потребовалось 63%-ое увеличение затрат на трактора, 146%-ое - на нитратные удобрения, 300%-ые - на пестициды. Следующие 34% обошлись еще дороже.

Медицина. Несмотря на небывалые за всю историю США медицинские затраты, увеличение продолжительности жизни почти прекратилось. Самые легкие меры - вакцинирование, витаминизация и др. уже использованы. Более того, мы столкнулись с проблемой СПИДа, решить которую толком не удается.

Нефть. В 1950 один баррель затрат нефти позволял добыть 100 баррелей (EPR=100). Сейчас это соотношение близко к 1:10 в США и составляет менее 1:30 для Среднего Востока. Разумеется, эта проблема касается и других ресурсов.

Research&Development: технологии спасали нас в прошлом, смогут ли они сделать это снова? Вероятно, нет. Анализ показывает, что нет. Расходы возрастают намного быстрее отдачи.

Правительство. Увеличение сложности означает рост бюрократии и всех последующих за этим расходов. Это выражается, в частности, в росте налогов. В начале выгоды сложности - дороги, школы, оборона, общественные работы - настолько впечатляющи, что люди отдают свои деньги, не задумываясь. Но с увеличением сложности налоги растут и в абсолютном и, что гораздо хуже, в относительном выражении, вследствие чего правительство вынуждено тратить ресурсы на удержание своей власти (вспоминаем раздачу хлеба в Риме). "Точка опрокидывания" в 20% уже пройдена.

Затраты идут на "все увеличивающуюся бюрократию, решение постоянно возникающих организационных проблем, все возрастающие затраты на внутренний контроль и внешнюю защиту. Все это достигается с помощью все увеличивающихся затрат на обеспечение поддержки со стороны населения, что зачастую не приносит никаких результатов". По мере того, как затраты возрастают, "прибавочный продукт начинает уменьшаться... Все больший рост затрат приносит все меньший прирост... На этой стадии сложно организованное общество достигает фазы, когда оно становится очень уязвимым, подверженным распаду..."

В свете вышесказанного, трудно не вспомнить распад советского бюрократического деспотизма. При тоталитарном режиме, где в соответствии с катехизисом, всякая кухарка может править государством, государство вторглось на кухню каждой кухарки. Поддержание государственного управления становилось все более дорогостоящим, организационно и финансово, пока оно вовсе не потеряло смысл. Действовал своеобразный принцип энтропии: чем больше циклов проходила машина, тем более неуклюжей она становилась и тем больше энергии уходило на поддержание ее работы. По мере того, как возврат сокращается, общество, работающее как машина, ломается.

В чем выражается распад по Тейнтеру? Он рассматривает его, прежде всего как социополитический процесс деградации, упрощения, выделяя следующие признаки:

- снижение уровня стратификации и социальной дифференциации;

- уменьшение экономической и профессиональной специализации индивидуумов, групп и территорий;

- децентрализация и деинтеграция экономики и политических элит;

- снижение регламентированности жизни;

- снижение расходов на сопутствующие атрибуты цивилизации: монументальную архитектуру, художественое и литературное творчество и т.п.;

- сокращение информационных потоков между индивидуумами, политическими и экономическими группами, центром и периферией;

- разрушение системы распределения ресурсов;

- уменьшение территории, образующей отдельную политическую единицу.

Тейнтер рассматривает распад в качестве пути, которым общество пытается создать некую видимость преемственности на более низком уровне: что-то вроде заключительной главы в популярном учебнике по бизнесу, в которой описывается процедура банкротства. Цивилизация вынуждена сокращать свои потери и размеры. "Общества разрушаются, когда стресс диктует необходимость некоторых организационных изменений". В ситуации, когда прибавочный продукт продолжает сокращаться (это означает, что компенсация вложенных затрат будет слишком низка), "распад является экономической альтернативой... и, может быть, самым подходящим ответом". В ситуации с Советским Союзом партийное государство было пораженным гангреной членом и его можно было ампутировать, оставив часть иерархической системы нетронутой. Сокращение многих услуг, предоставляемых государством, также обеспечивало некоторые средства для центра (или лучше сказать для возникающих после распада балканизированных центров).

Хотя крушение Советского Союза не является распадом того типа, который описывает Тэйнтер, поверхностные аспекты распада очевидны. Все распадается, хаос принимает угрожающие размеры, существует дефицит продовольствия и других средств для поддержания гражданского общества. Как говорилось в одном из репортажей, "продолжает сокращаться сфера услуг, фабрики останавливаются, зарплата замораживается... Растет беззаконие, начиная от содержания публичных домов и кончая грабежами, старые нормы общественного поведения разрушаются, что выражается в выталкивании стариков из очередей за молоком и собирании милостыни по соседям" (The New York Times, 13.12.91.)

Это, конечно, знакомый "сюжет" любого распада, пишет Тэйнтер, по крайней мере для обыденного сознания, - общественный хаос, беспощадная борьба за скудные ресурсы, необходимые для выживания, пожирание слабых сильными, - но эта драматичекая картина "содержит многие элементы, наличие которых подтверждено в предыдущих распадах". Это беспощадное напоминание, если, конечно, исторические летописи могут кого-то чему-нибудь научить, что распад является в большей степени результатом энтропии, чем той целостности, которой мы можем добиваться. И энтропия вовсе не нежна и не приятна.

В современном мире, конечно, ни одно из национальных государств не может окончательно распасться, как это случалось с древними империями. Мир теперь заполнен пучками противоборствующих мегамашин, и вакуум, вызванный крушением одной власти в любой области, будет заполнен расширением другой. В прошлом, когда мы имели дело с подобного рода структурами, как, например, в случае с Микенской и Майанской империями, противоборствующие цивилизации вынуждены были переживать взаимный распад. Точно так же, как невозможно говорить о построении социализма в одной стране, нельзя говорить и о распаде. Распад цивилизации в том виде, в каком она существует, должен быть глобальным и относительно одновременным.

Тем не менее, какой бы неправдоподобной ни казалась подобная перспектива, заключает Тэйнтер, даже если глобальный индустриализм еще не достиг точки сокращения возвратов, "эта стадия неизбежно наступит... Как бы нам ни хотелось думать о себе как о чем-то особенном в мировой истории, на самом деле, индустриальные общества действуют по тем же самым принципам, которые привели к распаду ранние общества". Сравнятся ли ужасы современного капитализма с тем, что будет потом? События в Восточном блоке предлагают несколько сценариев. Давайте не будем недооценивать способность простых людей открыть новые альтернативы (пусть даже за это придется заплатить большую цену) и найти выход из кризиса. Они еще не сказали своего слова.

Одно должно быть ясно уже сейчас: мир, в котором будет можно жить, не возникнет из обанкротившейся мистики, революционной или какой-либо другой, из дальнейшего роста и дальнейшей модернизации; еще меньше можно рассчитывать на то, что он возникнет из бессильных попыток выжить в одиночку перед лицом распада. В первом случае, спасение индустриализма от его собственной инерции путем "демократизации" процесса однообразного механического труда - это не только социализм для дураков и сдача на милость перестроившихся иерархов, но, в конце концов, проигрышное предприятие. Что же касается рытья бункеров на задворках цивилизации (если такие задворки еще можно найти), то это участь, не стоящая того, чтобы жить, - это существование на голой звезде, когда смысл космоса превратился в прах.

Так или иначе, глобальный капитализм в конечном счете последует за своим коммунистическим противником и "рост остановится", как предсказывал Айван Иллич за пятнадцать лет до этого, словами, которые также заставляют еще раз посмотреть на советский кризис. Этот распад, писал он, будет "результатом синергии при крушении многочисленных систем, подпитывавших его расширение". "В одну ночь люди потеряют веру не только во все основные институты, но и в чудесные рецепты тех, кто говорит, что может вывести общество из кризиса". Способность иерархии определять общественное развитие "внезапно исчезнет, поскольку она будет признана иллюзией...".

Говорит ли он здесь о Втором Пришествии?

Это означает, без исключений и малейших колебаний с нашей стороны, уничтожение всех империй, мира зон, приносимых в жертву, тяжелой, нудной работы, нужды и ядовитого рога изобилия товарного общества. Это означает возрождение культур, основанных на самообеспечении, которые еще сохранились в деревнях, среди народов, живущих племенами, и среди людей, ищущих практические решения в разломах и трещинах цивилизации. Это означает возрождение более спокойной, тихой и созерцательной жизни. Возрождение эстетики леса, а не сборочного конвейера, жизни, которая позволяет нам прислушаться к тому, что говорит нам мир природы, к тому, что мы сами знали когда-то, но давно забыли после того, как вокруг нас вырос и сомкнулся над нами лабиринт города.

Мегатехнический капитализм может, конечно, найти способ полностью удушить все, что есть человеческого в нас, прежде чем он неизбежно достигнет своих пределов и обвалится под напором собственной инерции. Именно над этим работают лаборатории и "мозговые центры", хотя они и называют это помутнение рассудка нашим окончательным "освобождением".

Но пока что мы еще живы, и некоторые из нас все еще знают, кто мы такие. Радость жизни нельзя найти на контрольных панелях и рабочих столах в лабораториях, в укреплении основ пирамиды работы или в постройке верхних этажей ее величественно-бесчеловечной доктрины. Нет ее и в потреблении лабораторных продуктов макдональдизации на бензохимическом банкете или в беге в никуда в ее глобальном беличьем колесе. Радость жизни заключена в тканях живого мира, вселенной. Мы переживаем кошмарное отклонение от действительной цели нашего жизненного путешествия.


Заключение.

Работа изобилует фактическим материалом, построенным по принципу спирали. От конкретных фактов к наблюдаемым закономерностям, к фактам другого уровня и, наконец, к философским моделям развития и краха цивилизации.

Здесь приведу основные выводы работы.

Проблема с ресурсами для получения энергии, по крайней мере, на настоящий момент, перед человечеством не стоит. Даже при мгновенной потере источников нефти и газа, индустриальная электроэнергетика и, постепенно, транспортная выживут за счет угля и АЭС. Но по влиянию на природное окружение, загрязнение от выбросов за всю историю производственной деятельности ТЭС сопоставимо с единственным выбросом, произошедшим при аварии на Чернобыльской АЭС. Решение существует и заключается в переходе на подземные АЭС, в которых видел будущее атомной энергетики А.Д. Сахаров. До этого времени, по всей видимости, имеет шанс дожить лишь некоторая часть населения Земли, поскольку остальная будет уничтожена глобальным потеплением и прочими издержками всеобщей глобализации.

 Проблемы экологические являются непосредственным отражением проблем, в целом стоящих перед человеческой расой. Сохранение человеческого достоинства перед лицом всего, что нам предстоит пережить, сохранение моральной и этической целостности, памяти, защита человеческой личности и всех взаимосвязей неповторимого мира - вот единственные тонкие соломинки, за которые мы еще можем ухватиться. Подчеркивая последовательный отказ от капитализма и созданной им мегамашины, те, кто ставит под сомнение необходимость существования решеток, государства и мира, существование которого является их необходимым продолжением, могут открыть небольшой выход, в который смогут устремиться и другие люди. Они могут найти практические ответы на возникающие проблемы и способствовать возникновению и развитию общинной солидарности, которая представляет собой нашу единственную надежду на спасение.

Я закончил этот реферат 17 мая 2005 года, за неделю до того, как произошли события 25 мая в Москве, когда половина огромного мегаполиса осталась без электричества практически парализованной, в реки было сброшено огромное количество отходов, а в атмосферу произошли выбросы на Капотне. В Москве сейчас практически тропическое лето (жара и дожди). Даже если все человечество внезапно прекратит выбросы углекислого газа в атмосферу, то она будет остывать еще очень долго…

 

Казуров А.


Российская Академия наук Кафедра философии РАН               Реферат по философии Комплексн

Больше работ по теме:

Предмет: Экология

Тип работы: Диссертация

Новости образования

КОНТАКТНЫЙ EMAIL: MAIL@SKACHAT-REFERATY.RU

Скачать реферат © 2018 | Пользовательское соглашение

Скачать      Реферат

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СТУДЕНТАМ