"»сламский фактор" во внутренней и внешней политике постсоветских государств ÷ентральной јзии (1990Ц2013 гг.)

 














¬ыпускна€ квалификационна€ работа

"»сламский фактор" во внутренней и внешней политике постсоветских государств центр"альной аз"ии (1990-2013 гг.)




¬ведение

политический ислам ази€ религиозный

Ќасто€щее содержание данной дипломной работы автору хотелось бы начать со слов о том, что среди характерных черт нового тыс€челети€, отражающихс€ в ходе строительства правового демократического, гражданского общества большинства современных государств, а также в период развити€ процессов глобализации и формировани€ многополюсной системы международного сотрудничества, безусловно, важное место занимает усиление роли и места ислама в целом.

Ќеоспорим тот факт, что «исламский фактор» все больше усиливает свое вли€ние во всех сферах жизни современного мусульманского общества, но при этом многомерное самовыражение ислама находит свое отражение и на всем мировом сообществе. ¬ св€зи с этим актуальность и злободневность этого факта возрастает с каждым днем.

ќбращение мусульман к своей религии и культуре с ее многовековыми традици€ми в поисках духовной опоры и стремление мусульманских народов отсто€ть свою самобытность и свои многоплановые интересы обусловлены глубокими структурными изменени€ми в социально-политической, экономической и культурной жизни современного мира, €вл€€сь важной приметой эпохи. » эта тенденци€ носит долговременный характер.

јктуальность темы насто€щей дипломной работы обуславливаетс€ тем, что на рубеже XX-XXI веков мы можем €вно наблюдать усилившийс€ интерес научного сообщества к исламскому вопросу. »сследователи стали всЄ чаще задаватьс€ вопросами о том, насколько в современных услови€х после многолетнего атеизма, господствовавшего в —оветском —оюзе, необходима религи€ дл€ становлени€ человека как личности, дл€ формировани€ его духовной культуры, мировоззренческой и социокультурной составл€ющей. Ќа всей территории уже постсоветского пространства стали изучатьс€ темы исламского фундаментализма и экстремизма. ¬ св€зи с этим необходимо переосмысление и оценка социально-политических изменений в политическом облике этих стран, а именно, в соответствии с темой данной работы, стран ÷ентральной јзии. Ёто особенно важно сделать именно дл€ того, чтобы разобратьс€, какова степень вли€ни€ «исламского фактора» и насколько опасны те тенденции в развитии религиозной жизни, с которыми сталкиваетс€большинство государств в мире и, в частности, государства ÷ентрально - јзиатского региона в насто€щее врем€.

¬ св€зи с этим особую значимость приобретает тот факт, что вли€ние ислама на политические процессы в ÷ентральной јзии с каждым годом становитс€ все более €вным и ощутимым во многих странах региона. »слам и исламска€ политическа€ оппозици€ как €вление, в последнее врем€ стали неотъемлемым фактором современной политической жизни республик ÷ентральной јзии.

Ѕольшой исследовательский интерес представл€ет также определение особенностей в частности исламского политического движени€ ÷ентральной јзии, его роль во врем€ гражданской войны в “аджикистане, политических волнений и про€влений терроризма в ”збекистане и  иргизстане, как одной из важных составл€ющих общеисламской концепции развити€ на современном этапе.

¬ то же врем€, немаловажное значение имеет рассмотрение феномена исламизма в ÷ентральной јзии в контексте вли€ни€ внешних факторов, св€занных с общей политической ситуацией в мире, характеризующейс€ политикой великих держав по борьбе с международным терроризмом и религиозным экстремизмом.

ќбъектом исследовани€ €вл€етс€ «исламский фактор» в общественно-политической жизни стран÷ентрально-јзиатского региона.

ѕредмет исследовани€: особенности вли€ни€ «исламского фактора» на внутреннюю и внешнюю политику государств региона.

÷ель представленной работы состоит в том, чтобы раскрыть многомерность пон€ти€ «исламский фактор» в ÷ентральной јзии, а также изучить особенности исламского политического движени€ в ÷ентральной јзии.

¬ св€зи с этим необходимо решить следующие задачи: 1. показать объективные стороны исламской религии, 2. раскрыть специфические особенности процесса возрождени€ ислама в ÷ентральной јзии; 3. вы€вить идейные истоки и основные концепции исламского радикализма в ÷ентральной јзии; 4. ќпределить вли€ние внерегиональных сил на исламизацию государств ÷ентрально-јзиатского региона;

“ерриториальные границы исследовани€ включают в основном территории  ыргызстана, “аджикистана и ”збекистана, которые вход€т в «‘ерганскую долину» - субрегион ÷ентральной јзии (так называемый, исторически сложившийс€ религиозный центр ÷ентрально-јзиатского региона). ќднако, при рассмотрении вопросов истории распространени€ ислама и других общих проблем, частично затрагиваютс€ территории всех п€ти стран современной ÷ентральной јзии. “акже суть третьей главы насто€щей работы предполагает рассмотрение и территорий таких государств как јфганистан и ѕакистан в конкретной дл€ данной работы сфере взаимодействи€ с государствами ÷ентральной јзии.

’ронологически дипломна€ работа охватывает частично времена советской «ѕерестройки», затем постсоветский период и весь последующий временной отрезок вплоть до насто€щего времени, а именно с 1990 по 2013 годы.

ѕодойд€ к методологии данного исследовани€, нужно сказать, что его цели и задачи основаны на принципах историзма, системного и сравнительного подходов. ѕринцип историзма был использован дл€ вы€влени€ хронологической последовательности событий, рассмотрени€ исторических €влений во взаимосв€зи и развитии с учетом изменений конкретной обстановки в регионе и мире на изучаемом отрезке истории. ѕрименение сравнительно-исторического метода помогло вы€вить степень вли€ни€ тех или иных международных событий и факторов ислама как на политику ÷ентрально-јзиатского региона, так и на политику сопредельных с регионом территорий.

„то касаетс€ степени изученности и научной разработанности проблемы можно сказать, что в интересах всестороннего освещени€ избранной темы, насто€щее исследование опираетс€ на широкий круг источников и литературы, главным образом на прессу и публицистику: научные книжные издани€, научные доклады, научные газеты и журналы, опубликованные доклады и различного рода материалы международных научных конференций, статьи, размещенные в иностранных журналах на французском и английском €зыках, полученные из информационно-поисковых систем, размещенных в глобальной сети »нтернет, а также опубликованные документы, монографии, диссертации.

“аким образом, перейд€ к описанию историографии, заложившей основу дл€ написани€ насто€щей исследовательской работы, хотелось бы в первую очередь выделить следующие основные труды: монографию ƒжекшенкуловај. ƒ.министра иностранных дел  иргизстана (2005-2007 гг.), впоследствии оппозиционного политика, под названием «Ќовые независимые государства ÷ентральной јзии в мировом сообществе», описывающую сегодн€шнее место республик ÷ентральной јзии в геополитической и геостратегической значении; диссертацию доктора исторических наук “роцкого ≈.‘. под названием «÷ентральна€ јзи€ в системе международных отношений», в которой охарактеризована эволюци€ становлени€ государств ÷ентральной јзии в системе международных отношений на примере сопоставлени€ различных исторических этапов; диссертацию доктора исторических наук Ёсенамановой Ќ.—. «»слам в ÷ентральной јзии в услови€х глобализации», описывающей определенные изменени€ в развитии государств ÷ентральной јзии в новых услови€х, а именно изменени€ в экономическом планировании, государственном и идеологическом переустройстве; также хотелось бы выделить еще одну работу - диссертацию доктора политических наук ”шакова ¬.Ќ. под названием «ѕолитический ислам в ÷ентральной јзии: основные факторы и перспективы», в которой описываетс€ истори€ зарождени€, развити€ и становлени€ ислама в государствах ÷ентральной јзии, начина€ с древнейших времен и до насто€щего времени.

ѕереход€ к описанию научных публикаций, использованных при написании насто€щей работы, по нашему мнению следует особо выделить следующие из них: статьи и многочисленные научные публикации доктора исторических наук, политолога, востоковеда и исламоведа, профессора ћ√»ћќ, ведущего научного сотрудника и заведующего сектором исламоведени€ »нститута востоковедени€ –оссийской јкадемии Ќаук (–јЌ) ћосковского ÷ентра  арнеги ј.¬. ћалашенко, а именно некоторые из них - «»слам и политика в государствах ÷ентральной јзии», «÷ентральна€ јзи€: на что рассчитывает –осси€?», «»сламска€ альтернатива и исламистский проект», «Ѕродит ли призрак «исламской угрозы», «»слам в ÷ентральной јзии », выпущенна€ на английском €зыке; книгу доцента кафедры международных отношений и дипломатии »нститута востоковедени€ и международных отношений  азанского (ѕриволжского) федерального университета Ѕелоглазова ј.¬. «¬ли€ние ислама на политические процессы в ÷ентральной јзии», котора€ €вл€етс€ комплексной историей зарождени€, формировани€ и динамики развити€ «исламского фактора» в политике субъектов ÷ентральной јзии в период с VII по XXI век. —тоит также выделить научную работу кандидата политических наук, аналитика ÷ентральноазиатского фонда развити€ демократии —идорова ќ. «»сламский фактор во внутриполитической стабильности государств ÷ентральной јзии », в которой он описывает роль «исламского фактора» во внутренней политике государств рассматриваемого региона.

“акже многочисленные статьи, опубликованные в журнале «÷ентрально - јзиатские исследовани€» ћосковского ‘онда  арнеги, а именно: научные публикации ћарты Ѕилл ќлкотт, €вл€ющиес€ сопредседател€ми программы «–елиги€, общество и безопасность» ћосковского ÷ентра  арнеги, одна из них «√осударства ÷ентральной јзии идут своим путем», а также ее совместна€ с ћалашенко ј.¬. стать€ «»слам на постсоветском пространстве: ¬згл€д изнутри».

Ќеобходимо также выделить многочисленные статьи, опубликованные в научном журнале «÷ентральна€ јзи€ и  авказ», таких авторов как: ћанкофф ƒжеффри «ѕолитика —Ўј в ÷ентрально јзии после 2014 года», «емсков ¬.Ќ. «—тратеги€ —Ўј в ÷ентральной јзии», статьи французского политолога ћарлен Ћарюэль, котора€ €вл€етс€ сотрудником »нститута ÷ентральной јзии и  авказа и других исследовательских центров среди которых: «¬нешн€€ политика и идентичность в ÷ентральной јзии», а также совместна€ стать€ с —. ѕейруз и ¬. јксеновой «ќтношени€ јфганистана и стран ÷ентральной јзии: какую роль может сыграть ≈—?». “акже статьи √абдуллина Ё. и јбирова ј. «“рансформаци€ американской политики в јфганистане: риски безопасности дл€ ÷ентральной јзии», —аидмурадов ј. и ѕусева ≈. « онцепци€ большой ÷ентральной јзии во внешней политике —Ўј в центрально-азиатском регионе», ѕриего јльберто «ѕакистан между региональными комплексами безопасности ÷ентральной и ёжной јзии», стать€доктора исторических наук ¬. ѕластуна «÷ентрально-јзиатский регион: в поисках стабильности», а также совместна€ работа кандидата политических наук, заместитель директора  азахстанского института стратегических исследований при ѕрезиденте –еспублики  азахстан јбишевой ћ. и сотрудника —екретариата ћажилиса ѕарламента –еспублики  азахстан Ўаймергенова “. «–елигиозно-политический экстремизм в странах ÷ентральной јзии: анализ причин распространени€» и другие.

„то касаетс€ источниковой базы, то здесь были использованы некоторые законы республик ÷ентральной јзии, а именно закон «ќ религиозной де€тельности и религиозных объединени€х: «акон –еспублики  азахстан от 11 окт€бр€ 2011 г»; закон «ќ свободе совести и религиозных организаци€х: «акон –еспублики ”збекистан»; закон «ќ свободе вероисповедани€ и религиозных организаци€х в  ыргызской –еспублике: «акон  ыргызской республики є282 от 31 декабр€ 2008 г.»; закон «ќ свободе совести и религиозных объединени€х: «акон –еспублики “аджикистан є489 от 26 марта 2009 г. »; закон «ќ свободе вероисповедани€ и религиозных организаци€х: «акон “уркменистана от 21 окт€бр€ 2003 г.». ¬ работе также было применено «—оглашение ѕрезидента –еспублики “аджикистан Ё.Ў. –ахмонова и руководител€ ќбъединенной “аджикской ќппозиции —.ј. Ќури по итогам встречи в ћоскве» от 23 декабр€ 1996 г. “акже дл€ более детального и глубокого понимани€ сути заданной проблематики насто€щей работы автором были изучены некоторые суры  орана , содержащие в себе основополагающие столпы и каноны ислама и некоторые другие источники.

—ледует также отметить особую значимость источников литературы на иностранных €зыках, которые также стали частью источниковой базы при написании насто€щей дипломной работы. —реди них хотелось бы выделить научные публикации таких французских авторов как: Balci Bayram (его название его работы на русском €зыке звучит как «јфганский фактор и республики ÷ентральной јзии» (пер. автора)), KagedanMM. A. etMillwardW. («—траны ÷ентральной јзии: новые участники в революционном исламе») (пер. автора), Kassenova Togzhan («÷ентральна€ јзи€: региональна€ безопасность и угрозы распространени€ оружи€ массового уничтожени€») (пер. автора) и Renaud François («÷ентральна€ јзи€: между мифами и реальностью, уровень угрозы исламизма») (пер. автора), а также работу ArneC. Seifert, написанную на английском €зыке, котора€ в переводе на русский €зык звучит как «ѕолитический ислам в ÷ентральной јзии - оппоненты или демократические партнеры?» (пер. автора).

—труктура работы состоит из введени€, трех глав, с двум€ под главами к каждой, заключени€ и списка использованных источников и литературы.



1. –елигиозное возрождение в республиках ÷ентральной јзии в 1990-е гг. XX века. ѕолитизаци€ ислама


.1 »стоки религиозного ренессанса в ÷ентрально-јзиатском регионе. »сламское возрождение в республиках ÷ентральной јзии на примере ”збекистана, “аджикистана и  иргизстана


»сследовательска€ работа, проведенна€ автором среди научных материалов по данному вопросу, в первую очередь вы€вила тот факт, что истоком религиозного ренессанса стал процесс «ѕерестройки», положившей начало череде серьезных не только общественно-политических, но и экономических, культурных и духовных изменений в ÷ентрально-јзиатском регионе четырьм€ годами ранее до начала крушени€ —оветского —оюза.

¬ советский период ислам сохран€лс€ в регионе в двух формах: контролируемой властью официальной религии и подпольного, неформального ислама. ћестна€ партийна€ и советска€ элита ослабл€ла идеологический контроль с гораздо большей осмотрительностью и до 1988 года продолжала руководить религиозной жизнью. 18 августа 1986 г. было прин€то последнее постановление ѕолитбюро ÷   ѕ——, регулировавшее жизнь мусульман, «ќб усилении борьбы с вли€нием ислама». ќно было обусловлено, прежде всего, ситуацией в ÷ентральной јзии, где в 1980-е гг. впервые про€вилась де€тельность ваххабитов (о которых уже упоминалось во введении к насто€щей дипломной работе)1.

ѕо мнению автора данной работы, следует подробнее остановитьс€ на таком пон€тии как «ваххабизм», по причине того, что это пон€тие положило начало по€влению, так скажем, радикально настроенных групп мусульманских представителей в ÷ентральной јзии. »так, «ваххабизм» - это религиозно - политическое движение в исламе, €вл€ющеес€ официальной идеологией —аудовской јравии. ќно сформировалось в XVIII в. и было названо по имени ћухаммада ибн јбд аль-¬аххабаат-“амими. ћухаммад ибн јбд-аль-¬аххаб полагал, что насто€щий ислам практиковалс€ только первыми трем€ поколени€ми последователей пророка ћухаммеда и протестовал против всех последующих нововведений, счита€ их привнесенной извне ересью. —овременные идеологи ваххабитского движени€ усиленно проповедуют возврат к «чистому исламу», не признают св€тых и св€тые места, требуют следовать только тексту  орана, отверга€ все его толковани€. “акже ваххабиты отвергают достижени€ неисламской культуры1.

ѕо€вившиес€ в ÷ентральной јзии ваххабиты были религиозными оппозиционерами, неконтролировавшимис€ официальным духовенством. √лавным средством достижени€ своих целей они считали джихад (войну) против «неверных», то есть не мусульман. ќни призывали к возрождению ислама, отстаивали идею единства ислама и политики, а также солидаризировались с сопротивлением советским войскам афганских «душманов», которых они называли муджахедами (борцами за веру).

¬ частности автор книги «¬ли€ние ислама на политические процессы в ÷ентральной јзии» Ѕелоглазов ј.¬. говорит о том, что во многом де€тельность ваххабитов в ÷ентральной јзии была результатом де€тельности ÷–” и св€занных с ним спецслужб государств Ѕлижнего ¬остока и ёжной јзии (—аудовска€ јрави€, ѕакистан и др.). ќн апеллирует к свидетельствам американских исследователей, которые в результате проведенной ими работы вы€снили, что еще в 1984 г. во врем€ спонсируемого американцами джихада в јфганистане ÷–” и его пакистанские коллеги разработали план. ¬место обычной борьбы с ———– в јфганистане они решили начать борьбу за настроени€ мусульман. ¬едь общеизвестно, что в республиках ÷ентральной јзии проживало большое количество мусульман, которые, по мнению директора ÷–” ”иль€ма  ейси, могли серьезно навредить —оветскому —оюзу. ѕреследу€ эту цель, сотрудники ÷–” даже перевели  оран на узбекский €зык и провезли его контрабандой на советскую территорию.

“аким образом, руководители ———–, также как и руководители ÷–”, понимали, что усиление политического ислама, рост вли€ни€ во всем мусульманском мире фундаменталистов, исламска€ революци€ в »ране, отча€нное упорство афганского джихада - все это неизбежно найдет отклик среди советских мусульман, прежде всего проживающих в ÷ентральной јзии. ќднако справитьс€ с этим €влением было сложно, так как подъем исламизма совпал с началом «перестройки» в —оветском —оюзе, с речи о которой началась данна€ глава. —ледствием стало то, что «перестройка» лишь усугубила ситуацию и привела в итоге к коллапсу политического управлени€, чем воспользовались исламские активисты и сепаратисты. —оветское руководство в этот период оказалось не способно найти адекватные ответы на исламские вызовы и что-либо противопоставить им.

Ќаиболее интенсивно эти процессы проходили в «‘ерганской долине». «‘ерганска€ долина» всегда отличалась большей, чем в других регионах, религиозностью и строгостью следовани€ нормам шариата. »менно здесь в советские годы возникали полуподпольные структуры так называемого «неофициального» или «параллельного» ислама. ¬ конце 1980-х гг. именно здесь возникли и активизировались политические образовани€, прибегнувшие к исламистской идеологии и риторике. ¬ их по€влении и становлении большое значение, как уже указывалось, играл внешний фактор: привнесенные извне идеи и средства на их реализацию зарубежными миссионерами, прежде всего саудовскими гражданами узбекского происхождени€, потомками басмачей. “акже в ‘ерганской долине отмечаетс€ высока€ плотность населени€, что может служить фактором потенциального обострени€ этнонациональной розни в регионе. Ќаход€ща€с€ на стыке трех государств (“аджикистан, ”збекистан и  ыргызстан) эта местность, начина€ с конца 1980-х гг., стала ареной противосто€ни€ узбеков и турок-месхетинцев (‘ерганские событи€ 1989 года2.

ѕосле крушени€ —оветского —оюза в начале 1990-х годов новые независимые страны переживали резкий всплеск национального самосознани€, сопровождавшийс€ активизацией религиозного фактора. ѕо мнению р€да западных исследователей, правители постсоветских государств региона, оказавшись перед выбором между позици€ми «наци€ против демократии» или «наци€ и демократи€», выбрали первую из них, не отдав предпочтени€ демократии. Ётот выбор во многом предопредел€л националистическую идеологию.

¬се центрально-азиатские республики провозгласили себ€ светскими государствами и стремились отделить религию от государства. »слам, таким образом, был лишен возможности официально вмешиватьс€ в политическую жизнь общества. ќн, с одной стороны, стал использоватьс€ руководством независимых центрально-азиатских республик как один из инструментов создани€ новой идентичности, построени€ независимого государства, с другой - стал знаменем тех сил, которые выступили за альтернативный избранному руководством этих стран путь развити€, св€занный с исламизацией государства2.  роме того, ислам стал все шире использоватьс€ дл€ выражени€ протестных настроений. ћежду тем возрождение ислама имеет свои определенные особенности и специфику, которые в значительной степени дифференцированы дл€ каждой из трех стран, вход€щих территориально в ‘ерганскую долину.

 ак указывает в своей диссертационной работе «ѕолитический ислам в ÷ентральной јзии: основные факторы и перспективы» кандидат политических наук ”шаков ¬€чеслав Ќиколаевич,  ыргызстан советского и постсоветского периодов характеризуетс€ традиционным обществом, в котором многовековые традиции и обычаи играют доминирующую роль. Ќесмотр€ на секул€ризацию и десакрализацию, насаждавшиес€ советским режимом, культурные традиции и обычаи остаютс€ регул€тором общественных отношений и сущностью общественного сознани€. ѕостепенно мен€етс€ социальный статус личности, она оттесн€етс€ на второй план, реставрируетс€ родоплеменна€, кланова€ и региональна€ структура общества, а значимые политические, экономические вопросы решаютс€ в плоскости племенных, клановых и региональных институтов власти.

—егодн€ становитс€ очевидным, что ислам дл€ киргизов - это не просто религиозна€ система, а прежде всего цивилизаци€, котора€, несмотр€ на эволюцию материальной жизни, сохран€етс€ как социокультурна€ система. Ќесомненно, и то, что ислам был и остаетс€ одним из важнейших элементов кыргызской национальной идентичности нар€ду с принадлежностью к единому этносу, государству, а также нар€ду с общим историческим прошлым и €зыком1. ќднако сила этого религиозного компонента в национальной идентичности народов ÷ентральной јзии не всегда приносит глубоко осознанное и убежденное чувство принадлежности к более широкой наднациональной мировой мусульманской общности. Ёто объ€сн€етс€ тем, что мусульмане региона приобрели национальную идентичность при советской власти, а потому их исламскую идентичность необходимо рассматривать во взаимосв€зи с этнической и национальной категори€ми.

¬озрождение ислама в “аджикистане началось несколько раньше, чем в остальных государствах ÷ентральной јзии и ‘ерганской долины в частности. ”же к концу 80-х годов прошлого столети€ в республике насчитывалось более тыс€чи неофициальных мулл и функционировали сотни нелегальных мечетей, в то врем€ как официально было зарегистрировано не более 17 мечетей. ¬ 1991 г. действовали уже 130 соборных мечетей, 28000 приходских мечетей и молитвенных домов, более 150 коранических школ2.

Ќа рубеже 90-х годов по€вилось много книг и исследований по истории, философии, литературе, этике ислама, вышли в свет научно-попул€рные издани€ о  оране и хадисах. ¬ массе своей их авторами были академические ученые. —лужители  азиата (духовного управлени€) и мечетей были зан€ты изданием св€щенных текстов, а также пособий по исламской обр€дности, в целом процесс исламского возрождени€ отразилс€ на легализации религиозных институтов, широком обращении к духовному наследию и просветительству.

’арактерные черты исламского возрожденческого движени€ в “аджикистане поначалу выражались преимущественно в просветительной де€тельности, критике конформизма «официального» духовенства и практики поборов за исполнение религиозных обр€дов. ƒо начала 90-х годов просветительна€ направленность в нем €вно преобладала над политической1. Ќо начавшиес€ процессы перестройки все больше подталкивали их к решительному вхождению в политику.

»сламское возрождение в ”збекистане также послужило большим толчком к просветительной де€тельности «официального» духовенства и других религиозных организаций.   началу 1992 года в ”збекистане было восстановлено или построено заново около 3 тыс€ч мечетей, в том же году открылись 9 новых медресе, набор в мусульманские учебные заведен€ ”збекистана увеличилс€ в дес€ть раз.

¬ ”збекистане возрождение исламских религиозно-культурных ценностей и традиций, как части общемирового духовного наследи€, с первых лет независимости стало фактором государственной политики. —ледует подчеркнуть, что в данном разделе не предполагаетс€ подробно рассматривать особенности исламского возрождени€ во всех трех странах ‘ерганской долины или тем более во всех п€ти государствах ÷ентральной јзии. √лавное, по мнению автора, заключаетс€ в том, чтобы отразить лишь основные тенденции, которые присущи исламскому возрождению в центрально-азиатском регионе.

“аким образом, общим дл€ всех трех республик ‘ерганской долины стало начало бурной религиозно-просветительной де€тельности, рост конфессионального образовани€ и повышение интеллектуального уровн€ веры мусульман, открытость исламского образовани€ как внутри стран, так и за ее пределами. Ѕыли сн€ты все ограничени€, касающиес€ исламской культурной активности, власти стали способствовать совершению хаджа, молодежь получила доступ к образованию в мусульманских странах, в том числе в исламских вузах. ¬ республиках ÷ентральной јзии открывались исламские университеты, по€вились религиозные праздники. ѕри этом инициатива подобного рода должна была исходить от правительства или официального духовенства. ÷ентральна€ јзи€ вообще стала открытой дл€ вли€ни€ со стороны внешнего мира. ¬ регион легально начали приезжать миссионеры и представители мусульманских зарубежных религиозных организаций. ¬се это способствовало повышению уровн€ мусульманского самосознани€ и идентификации населени€ с мусульманским миром. ќднако в тоже самое врем€ этот объективный процесс нес в себе потенциальную угрозу распространени€ исламского фундаментализма путем пропаганды, чему, в частности, способствовала близость јфганистана и »рана, а также активность финансируемых Ёр-–и€дом ваххабитских эмиссаров и организаций.


.2 ќсновные причины исламского возрождени€ постсоветского периода


¬ св€зи со всем вышесказанным, возникает справедливый вопрос о причинах взлета ислама в рассматриваемый период, его региональной активизации в центрально-азиатском пространстве. «начительное число авторитетных исследователей ислама св€зывают его возрождение с ответом на исторические вызовы, брошенные этой религии претензи€ми на мировое господство западных либерально-демократических ценностей, процессами глобализации, представл€ющей угрозу традиционным ценност€м, особенно восточных обществ, в том числе и прежде всего - исламских2.

¬ этих услови€х в странах ÷ентральной јзии складывалась парадоксальна€ ситуаци€ в сфере планировани€ и осмыслени€ национального пути развити€. — одной стороны, многие народы не отличались сильными религиозными усто€ми, несмотр€ на богатую историческую традицию региона, и в то же врем€ не видели себ€ и путь своего развити€ без сближени€ с исламом и исламским миром1. ¬ услови€х разрушившихс€ систем былых ценностей и идеологического вакуума люди ухватились за ценности религиозные, что стало фактором социальной солидарности народов региона.

“акже не будет лишним отметить, что в частности ислам, как религи€ большинства в данном регионе и как объект нашего внимани€, вообще рассматривалс€ народом даже в советское врем€ как способ нравственного оздоровлени€ общества. ¬ обыденном народном сознании нравственность и ислам почти всегда идентифицировались, что укрепл€ло педагогическую функцию ислама и во времена ———–2.

Ќар€ду с этим непременно нужно выделить, что общество исламизировалось не только на фоне введени€ новых демократических институтов и либерализации экономики, но и на основе резкого падени€ жизненного уровн€ населени€. ¬ услови€х переходного периода, ислам как всегда становитс€ мощным фактором преодолени€ массового отчуждени€ и социального неравенства в нестабильные годы социальных трансформаций, как указывает, ранее упоминавшийс€, кандидат политических наук ”шаков ¬.Ќ. в своей диссертационной работе. “акже по его словам, с помощью ислама население центрально-азиатского региона пытаетс€ противопоставить западной культуре буржуазного индивидуализма свои культурно-религиозные традиции, сохранить национальную самобытность и восстановить чувство собственного достоинства.

ќднако, в св€зи с исторически сложившейс€ стабильностью традиционных институтов и представлений, люди оценивают новое на основе старых и привычных формул, поэтому современное сосуществует в их сознании с традиционным, мен€€, однако при этом и форму и содержание. Ќа р€ду с этим выдел€етс€ еще одна из причин укреплени€ исламизма - повсеместное нарушение справедливости, котора€ €вл€етс€ одной из важнейших ценностей в исламе. ѕользу€сь противопоставлением жизненных реалий и религиозных ценностей, исламисты получили возможность выступать от лица поруганных ценностей религии. ѕолитические устремлени€ исламистов прикрывались требованием соблюдени€ религиозных норм и ценностей. » если политический экстремизм не получил бы поддержки ввиду своих очевидных целей, то религиозный экстремизм был поддержан некоторыми группами верующих. Ѕольшое значение имела и поддержка, не раз упоминавша€с€ автором в данной главе, которую исламисты регул€рно получали из-за рубежа, а также воздействие обстановки на Ѕлижнем ¬остоке и в —еверной јфрике, где активизировалась де€тельность исламских радикалов арабского мира1. ќдновременно большое вли€ние оказывали и государства —реднего ¬остока, особенно јфганистан, в котором победа движени€ «“алибан» создавала фон, благопри€тный дл€ роста радикальных исламистских настроений в ÷ентральной јзии.

—вое вли€ние оказал и историко-географический фактор. ƒолгие годы регион развивалс€ в многочисленных, но компактно сгруппированных оазисах с оседлым населением, а также на территории ¬еликой —тепи, где проживали кочевники. –елигиозный фактор сильнее вли€л на оседлые народы, нежели на кочевые2. ¬ ходе национально-государственного размежевани€ эти районы оказались разделены и переданы в состав различных республик. “ак, ‘ерганска€ долина была разделена между  иргизией, “аджикистаном и ”збекистаном, как мы уже успели пон€ть, Ўашский оазис вошел в состав ”збекистана и  азахстана, а ћавераннахр оказалс€ в “уркменистане, ”збекистане и “аджикистане.

»менно по этим географическим и административно-территориальным разломам происходили наиболее интенсивные процессы исламского возрождени€ и исламской политической активизации. », наконец, по мнению некоторых исследователей, в усилении радикального ислама можно усмотреть конфликт поколений. ƒействительно, большинство членов экстремистских группировок - молодые люди, которые протестуют против старого официального духовенства и верхушки суфийскихтарикатов1, не пускающих в элиту новое поколение.

“аким образом в республиках ÷ентральной јзии стала складыватьс€ неоднозначна€ ситуаци€ в контексте религиозных про€влений.  ак заключает все вышеизложенное автор насто€щей дипломной работы, стихийно сформировавшийс€ «фактор» ислама в жизни народов ÷ентральной јзии стал нести собой не только пон€тие мирной религии, способной солидаризировать и стабилизировать общество, но и пон€тие «политического ислама», способного дезорганизовывать и дестабилизировать. Ёта неоднозначна€ ситуаци€, стала реальной в результате формировани€ последующих двух основных проблем: отсутствие действующей на государственном уровне идеологической программы и отсутствие эффективной работы религиозных конфессий, которые не смогли повли€ть на стабилизацию ситуации - как в отдельно вз€той стране, так и в регионе в целом.

«а врем€ суверенизации республик ÷ентрально-јзиатского региона процесс обращени€ местного населени€ к традиционным религиозным учени€м стал не только приобретать массовость, но и носить интегративный характер по отношению к соседним странам. ¬сплеск религиозной активности населени€ в первые годы независимости способствовал нагнетанию обстановки в среде различных религиозных течений. ¬ частности, все они стали своеобразным полигоном, на котором ислам начал трансформироватьс€ из религиозного учени€ в некие общественно значимые формы и приобретать политическую окраску. Ёта политизаци€ обусловлена как незавершенностью процессов государственного и национального строительства, так и трудност€ми периода экономических и социально-политических преобразований, о которых уже говорилось ранее. “акого рода проблемы имеютс€ во многих странах региона 1.

¬ своей научной работе «»сламский фактор во внутриполитической стабильности государств ÷ентральной јзии» кандидат политических наук, аналитик ÷ентрально-азиатского фонда развити€ демократии (јлматы,  азахстан) —идоров ќлег указывает на тот факт, что обща€ жизненна€ неудовлетворенность населени€ эксплуатируетс€ радикальными движени€ми исламской оппозиции, которые также стрем€тс€ заменить светские режимы исламскими. ќн также обращает внимание на то, что спор между политикой и религией отмечаетс€ главным образом между руководител€ми светских правительств и последовател€ми политического ислама. ј светские лидеры в свою очередь не про€вл€ют большой решимости укрепл€ть демократию и власть закона, что играет на руку исламской оппозиции.

ќпира€сь на данные, изложенные в научной работе —идорова ќ., автор насто€щей исследовательской работы считает необходимым конкретно выделить основные общие дл€ республик ÷ентральной јзии причины включение ислама в их политическую жизнь в постсоветский период, с целью формировани€ четкого представлени€ об этом процессе, а именно: острый экономический кризис тех лет, отсутствие идеологии на государственном уровне, ущемление прав наиболее у€звимых слоев населени€, давление со стороны властей на инициативы «снизу» и, как следствие вышеназванных причин - рост социального напр€жени€ внутри каждого из государств.

ƒальнейшее использование ислама в политической жизни республик региона было направлено на решение внутриполитических вопросов, св€занных с распределением мест в правительстве, то есть с достижением власти.  ак правило, представители духовенства вовлекались во внутриэлитную и межклановую борьбу. ¬ одних странах это проходило в мирном русле, в других (например, в “аджикистане) переросло в гражданскую войну. ¬ ”збекистане вовлечение религиозных де€телей в указанное противоборство повлекло за собой вооруженные столкновени€ и рост напр€женности в обществе, в  ыргызстане религиозные организации начинают постепенно внедр€тьс€ в органы власти (это наиболее заметно на юге республики) (более подробно об указанных процессах в каждой из республик будет рассмотрено автором в следующей главе насто€щей дипломной работы).

≈ще раз особо следует подчеркнуть факт идентичности на религиозной основе, значимость которого уже выдел€лась в данной главе, потому как «исламский фактор» дл€ ÷ентрально - јзиатского региона стал не только одним из определ€ющих моментов в жизни общества, как мы успели вы€снить, но и действенным механизмом в борьбе за власть.

¬озрождение мусульманских традиций приветствовалось повсеместно. ¬осстановление таких ритуалов, как хадж, стало попул€рным не только среди р€довых граждан, но и политиков, в результате чего это паломничество, почитаемое всеми верующими и осуществл€емое только в определенных цел€х, в последнее врем€ превратилось в своеобразный «пропуск» во власть. ≈сли азиатский политический де€тель не совершил хадж, то его шансы удержатьс€ на занимаемом посту или подн€тьс€ выше автоматически сокращались до минимума1. “акже президенты р€да центрально-азиатских государств ввели исламский элемент в символику государств. Ќапример, на гербах ”збекистана и “уркменистана изображен полумес€ц. ¬ этот период можно наблюдать, с одной стороны, взаимопроникновение государственной власти и религии, с другой - набирающий обороты процесс политизации ислама. ¬ некоторых республиках духовенство стало политизироватьс€, направл€€ свои усили€ во внутриполитическое русло жизнеде€тельности государства.

ќчередным фактором, усугубл€ющим ситуацию, послужили прин€тые действующей властью меры по назначению на должности св€щеннослужителей людей, приближенных к тому или иному клану, той ли иной группе вли€ни€, в результате чего назначенные «сверху» имамы и муфтии не пользовались в должной мере попул€рностью у служителей веры и в среде дехкан (среднеазиатских кресть€н, в данном случае - простых граждан). —лаба€ теологическа€ подготовка св€щеннослужителей не только не позволила привлечь в эти р€ды новых почитателей и удержать прежних, но и способствовала ослаблению интереса со стороны р€довых граждан. ¬ то врем€ мало кто осознавал, что два-три имама, неподготовленных или дискредитированных в глазах уммы, могут создать гораздо больше проблем, чем дес€тки проповедников радикальных течений.

ѕроцесс увеличени€ числа мечетей, одобренный государственными органами республик региона, наталкивалс€ на резкий дефицит св€щеннослужителей, а практиковавшие муллы были недостаточно компетентными в своей области, неспособными вести беседы на религиозные темы в доступной форме. ќднако в нашем случае интересно то, что р€довые граждане получали ответы на свои вопросы от других людей, знающих арабский €зык и способных доступно разъ€снить трактовку того или иного послани€. –азрастающийс€ системный кризис того периода стран ÷ентрально - јзиатского региона, выразившийс€ в трудност€х экономического переустройства общества и в огромном разрыве между доходами самых богатых и самых бедных, сыграл не последнюю роль в увеличении интереса к исламу как учению и в политизации этой религии. ¬ этих услови€х многие граждане стали искать альтернативу, и выход из данного положени€ предложили зарубежные исламские эмиссары, которые не только смогли найти общий €зык с людьми, но и помочь им своими советами, а также действи€ми.

—ложивша€с€ обстановка не могла долго оставатьс€ в латентном состо€нии. ѕолитизировавшись, религи€ вышла на передовые позиции, потеснив государственных де€телей, в результате чего во многих республиках ÷ентральной јзии были отмечены вооруженные столкновени€, способные привести к гражданской войне и росту напр€женности.

¬ли€ние радикального и воинствующего ислама в государствах региона, а также в соседних с ними странах угрожает стабильности ÷ентрально-јзиатского региона и чревато некоторыми структурными проблемами. —уществует тревожна€ тенденци€, свод€ща€с€ к тому, что ислам будет приравнен к экстремизму лишь в силу того, что религи€ побуждает одну группу (как правило, молодых людей) участвовать в де€тельности, направленной на формирование протестного потенциала и способствующей накалу социальных волнений, а другую - использовать религию дл€ оправдани€ террористических акций, как указывает в своей работе ранее не раз упоминавшийс€ —идоров ќлег.

¬ данном случае следует учитывать, что антиисламска€ пропаганда и чрезмерное упрощение сложившейс€ религиозной и политической ситуации в странах ÷ентральной јзии приводили к прин€тию некорректных решений. ƒоказательством этому служит увеличение числа случаев депортации граждан соседних стран, занимающихс€ в основном торговлей, усиленные паспортный и визовый режимы, ограничение передвижени€ людей по ÷ентрально-јзиатскому региону и так далее 1.

Ѕрем€ всех тех неразрешенных экономических проблем усиливает этническое и социальное напр€жение, что в свою очередь способно привести к пр€мым столкновени€м, то есть конфликты, нос€щие латентный характер, в ближайшее врем€ могут трансформироватьс€ в открытое противосто€ние, как предполагаетс€ в большинстве научных работ, в том числе и в работе —идорова ќ. «»сламский фактор во внутриполитической стабильности государств ÷ентральной јзии». ¬ойна в “аджикистане - самой бедной стране ÷ентральной јзии - была тому подтверждением (подробнее о тех обсто€тельствах будет сказано в следующей главе насто€щей исследовательской работы).

ѕодход€ к логическому завершению всего вышесказанного, по мнению автора, нужно еще раз подчеркнуть, что в целом угрозы, св€занные с исламом, носили в большей степени внутренний характер, чем внешний, то есть возникали не только в результате внешнего вмешательства (со стороны мусульманских государств и, так скажем, «государств-демократов»), но были следствием внутриполитических дисгармоний и т€желого социально-экономического положени€ стран ÷ентральной јзии, чем успешно и воспользовались иностранные представители.

ќсновные внутригосударственные противоречи€ в одних республиках в большей, в других - в меньшей степени способствовавшие распространению идей исламского фундаментализма, можно окончательно систематизировать, условно разделив на следующие группы: внутриполитический кризис, т€жела€ экономическа€ ситуаци€, активна€ борьба за власть между кланами и группами вли€ни€, дефицит рабочих мест при высокой численности трудоспособных граждан, фактическое расслоение общества на чрезвычайно богатых и совсем бедных, высока€ плотность населени€1, отсутствие идеологической работы государственных органов власти с народом, рост коррупции во всех эшелонах власти, низка€ грамотность в среде духовных наставников по сравнению с иностранными проповедниками, несущими в народ свою «истину», отсутстви€ легальных каналов выражени€ протестных настроений де€тельность исламистских группировок, прежде всего ваххабитского толка, стала едва ли не единственным средством социального протеста и т.д. —уществует мнение, что экономическое развитие снизит межэтническое и религиозное напр€жение. ѕри этом необходимо осознавать, что без радикальных улучшений социально-экономической ситуации, нельз€ говорить о каких-либо позитивных изменени€х в любой из его стран. Ѕезработица €вл€етс€ в ÷ентрально-јзиатском регионе одним из основных спутников каждой из республик1.

ѕринима€ во внимание, что большинство нетрудоустроенных - молодые люди, можно не только констатировать рост в регионе уровн€ безработицы, но и прогнозировать количественный «переход» данной социальной категории в новое качество, принимающее образ религиозной борьбы за свои нереализованные права (это было заметно в процессе антиправительственных выступлений молодежи в  иргизии в €нваре1990 году)2. ѕри дальнейшем спаде экономики в странах ÷ентральной јзии и, как следствие этого, ухудшении в каждой из них социальной ситуации, возникают реальные угрозы по€влени€ сепаратистов и активизации их де€тельности.   слову, в то же врем€ межгосударственные трени€ по вопросам торговли, таможенных пошлин, границ, распределени€ воды и энергии, а также старых долгов могут лишь способствовать росту протестного потенциала.

«ѕерестроечный» период €вилс€ своего рода трамплином дл€ развити€ национальных исламских институтов в каждой из республик ÷ентральной јзии. ќднако в эти годы ослабление центральных властей и борьба против ———– внешних сил спровоцировали по€вление в регионе радикального ислама. ÷ентром распространени€ исламизма €вилась «‘ерганска€ долина», прежде всего Ќаманган, а катализатором выступили внешние силы как из исламских государств, так и из —Ўј. »менно с этого времени и далее после крушени€

—оветского —оюза в регионе начали действовать организации исламистов. ѕолитизации ислама в ÷ентральной јзии в постсоветский период способствовал целый комплекс объективных причин, которые были освещены в данной главе автором насто€щей дипломной работы. ¬се эти причины создали возможность дл€ распространени€ и потенциального развити€ в регионе радикального ислама.



2. јнализ основных про€влений политического ислама в период становлени€ независимости государств ÷ентральной јзии на примере –еспублики ”збекистан и –еспублики “аджикистан


.1 «»сламский фактор» в политических процессах в –еспублике ”збекистан


—огласно заключению первой главы насто€щей дипломной работы, полученному в ходе анализа многочисленных научных публикаций, возврат мусульман ÷ентральной јзии к своим исконным традици€м €вилс€ одним из основополагающих преимуществ всего периода духовного возрождени€ в ÷ентральной јзии на пути большинства народов этого региона к всеобщей консолидации на уровне веры. ќднако одним из не менее важных результатов возрождени€ ислама €вилась его политизаци€. »менно на этот факт в данной главе автор обратит особо пристальное внимание, так как ранее за€вленный процесс политизации ислама содержит в себе потенциальную угрозу стабильности жизни народов ÷ентрально-јзиатского региона. ќсновополагающей задачей будет определить уровень этой предполагаемой угрозы.

Ўироко известно, что ислам - религи€ тотальна€, охватывающа€ все сферы жизни мусульман, тем самым и политика в исламе не может существовать вне религии. »слам, в трактовке многих исламских правоведов, главенствующую роль в формировании массового мировоззрени€ отводит не экономике, не идеологии, не философии, а политике. ќна считаетс€ краеугольным камнем в построении общества на принципах ислама. »менно поэтому термин «политический ислам» имеет все права на существование и использование1.

Ќа основании содержани€ вышеизложенной главы, а также в соответствии с за€вленной темой насто€щей главы, рассмотрим вопрос о «политическом исламе» на примере –еспублики ”збекистан и –еспублики “аджикистан, потому как период всплеска исламского самосознани€ проходил в этих республиках наиболее интенсивно, как было вы€снено в первой главе насто€щей работы, а также по причине того, что эти республики €вл€ютс€ одними из вход€щих в состав ‘ерганской долины, котора€ на прот€жении всего своего существовани€ €вл€лась центром религиозной и политической активности не только дл€ стран ÷ентральной јзии, но и дл€ внешних акторов, что способствовало развитию определенных проблем религиозно - политического характера, и, что как следствие, провоцировало нарастание угрозы безопасности государств ÷ентрально-азиатского региона, что также было подтверждено определенными фактами, приведенными в первой главе.

Ќо при этом также не хотелось бы оставл€ть без внимани€ оставшиес€ три республики ÷ентрально-азиатского региона, а именно  иргизстан,  азахстан и “уркменистан, потому как, хоть эти республики и не имели столь же напр€женных ситуаций как в вышеуказанных республиках, но, тем не менее, и они, а в особенности  иргизи€, как треть€ республика, вход€ща€ в состав ‘ерганской долины, имеют определенные подвижки к нарастанию так называемой «исламско-политической угрозы».

“аким образом, что касаетс€  иргизии, радикальные исламисты чувствовали себ€ здесь наиболее свободно в св€зи с демократическим режимом јскара јкаева, разрешавшим де€тельность любых общественных организаций. Ќесмотр€ на исторически меньшую религиозность киргизов по сравнению с узбеками или таджиками, постепенно и здесь сложилась сильна€ исламистска€ оппозици€. ќна принимала участие в обоих антипрезидентских м€тежах («“юльпанова€ революци€» 2005 г. 1.), неоднократно смещала верховных муфтиев ƒ”ћ  иргизии, а в последние годы часть ее перешла к созданию экстремистских подпольных группировок и, соответственно, к терактам. “акже нередко обостр€ютс€ межэтнические отношени€ на данной территории (ќшские событи€ 1990 и 2010 гг.).

 азахстан, в свою очередь, в постсоветские годы был менее затронут процессами политизации ислама. »ме€ устойчивую экономику, низкую безработицу, высокий процент русско€зычного населени€, общую границу с –оссией, он не создавал питательную среду дл€ роста экстремистских настроений и организаций. ќднако постепенно и здесь исламисты набирают критическую массу. ¬ последние три года (2011-2013 гг.) в различных районах республики теракты совершаютс€ радикальными исламистами непрерывно. “аким образом, исламский фактор все более настойчиво вторгаетс€ в политические процессы  азахстана.

¬ “уркменистане же в постсоветские годы не столько ислам вли€л на политические процессы, сколько политика - на ислам. “уркменистан оказалс€ единственной страной, где власть не только дистанцировалась от исламистов, но и существенно ослабила позиции официального ислама. Ёто происходило на фоне сакрализации власти и личности “уркменбаши, а также его книги «–ухнама». ѕри этом богохульные действи€ властей не вызвали противодействи€ как исламской общественности, так и подъема исламистского подполь€. Ёто было св€занно с традиционно большим конформизмом населени€, более жесткими карательными мерами властей и гораздо большей закрытостью страны по сравнению с другими государствами региона.

“аким образом, наиболее предрасположенным к политическим реформам под флагом религии среди государств ÷ентральной јзии после обретени€ независимости оказалось население ”збекистана, в частности ‘ерганской долины, где дл€ этого имелись соответствующие предпосылки. ƒостаточно долго именно современна€ территори€ ”збекистана, в частности Ѕухара и —амарканд, считались религиозными центрами ÷ентральной јзии, где имамы практически со всего региона проходили теологическое обучение. ѕримечательно и то, что, даже в эпоху ———– именно ‘ерганска€ долина посто€нно оставалась важным религиозным центром регионального ислама. Ќесмотр€ на атеизм советского времени, население ‘ерганской долины в наибольшей степени придерживалось в обыденной жизни норм и предписаний ислама. Ќаиболее €рко это про€вл€лось в нормах семейного права и общих запретах морально - этического характера в духе шариата. ѕри этом р€довые мусульмане могли не посещать мечети и не за€вл€ть о рь€ной приверженности исламу1.

”збекистан традиционно был наиболее развитой из центрально-азиатских республик ———–. Ќесмотр€ на то, что он меньше по размерам территории и не так богат природными ресурсами, как  азахстан, в нем проживает более многочисленное и значительно более однородное население.  роме того, экономический и военный потенциал, а также расположение в центре региона и древн€€ культура делали его первым претендентом на лидерство в ÷ентральной јзии. ќдновременно, в согласиис вышеизложенным, в ”збекистане наиболее сильными были и позиции ислама. Ќа сегодн€шний день в республике по официальным данным мусульмане составл€ют 93% населени€, в основном это сунниты ханафитскогомазхаба. „исленность шиитов не превышает 1%, и они сконцентрированы в Ѕухарской и —амаркандской област€х3.

ѕроцесс становлени€ независимости ”збекистана, как и других стран ÷ентральной јзии, сопровождалс€ острыми противоречи€ми в различных сферах. ѕо€вившийс€ в этот период идеологический вакуум стал заполн€тьс€ за счет различных религиозных течений, прежде всего просветительскими установками мусульманских духовников, как на официальном, так и неофициальном уровн€х. Ёти учени€ религиозных наставников были противоречивыми, а в большинстве случаев искажали сущность самого ислама. ћолодежь, не имеюща€ жизненного опыта, естественно, €вилась наиболее податливой вли€нию различных идей.

—ледствием этого €вилось создание в стране различных по названию, но близких по сути религиозных политизированных группировок: «јдолат» (—праведливость), «»сломлашкарлари» (¬оины ислама), «“овба» (ѕока€ние), «јкромиды» (организаци€, названна€ по имени основател€ муллы јкрома), «11 ур» (—вет), действовавших в основном в ‘ерганской долине, в частности в Ќамангане.

ќсновной целью этих разных по названи€м, но одинаковых по сути организаций было создание теократического исламского государства на территории ”збекистана. ” истоков создани€ этих движений сто€л “ахир ёлдашев јбдухалилович (ћухаммад “ахир ‘арук, «Ѕай»). ќчень скоро из представителей этих объединений были созданы так называемые отр€ды исламской милиции.   виновным в кражах и других мелких преступлени€х примен€лись методы наказани€ в соответствии с предписани€ми шариата: нередко их публично били палками3. ќдним из командиров военизированных отр€дов был бывший советский десантник ’оджиев ƒжумабай јхмаджанович известный как ƒжума Ќамангани («“аджибай»). „то касаетс€ биографических данных указанных лидеров «радикального ислама» в ÷ентральной јзии, автор решает не останавливатьс€ подробно на этих сведени€х, потому как эти фигуры уже сыграли свои роли, оставив «черный след» в истории. ќбоих этих исламских экстремистов уже нет в живых 4. ј значит внимание нужно обратить уже на вновь образованных лидеров. ≈динственно важным считает автор, ради формировани€ начального представлени€ о характере их де€тельности и их сподвижников, необходимо выделить факт об участии обоих в гражданской войне в јфганистане (в разные ее периоды) на стороне движени€ “алибан. «абега€ вперед, также укажем на организованные ими «Ѕаткенские событи€» 1999 года. ¬ 2000 же году приговором ¬ерховного суда ”збекистана “. ёлдашев и ƒ. Ќамангани были признаны виновными в организации террористических актов в г. “ашкенте 16 феврал€ 1999 года и заочно приговорены к смертной казни (подобнее о названных событи€х будет сказано далее в данной главе). ќднако ƒ. Ќамангани обрел свою гибель в но€бре 2001 года в јфганистане при обороне г.  ундуза, а “. ёлдашев погиб только в августе 2009 году, он был т€жело ранен в результате ракетного удара, нанесенного американским беспилотным летательным аппаратом, и, впоследствии, скончалс€ в госпитале.

¬ 1990-1992 годах эти группы проводили собрани€, митинги, шестви€, нав€зыва€ гражданам шариатские нормы поведени€. —уществовали они на пожертвовани€ членов организации и деньги, присылаемые из-за рубежа от родственных или одноименных организаций и исламских фондов. ¬ основе пропаганды этих религиозных групп, как мы уже сказали, лежала иде€ создани€ »сламского государства в ÷ентральной јзии2. ¬ конце 1991 года организаци€ «јдолат» провела в Ќамангане очередную серию массовых митингов. ¬ 1992-1994 годах де€тельность религиозно-экстремистских организаций была пресечена активными действи€ми правительства, они были разгромлены или перешли на нелегальное положение. ѕериод с 1993 по 1997 год стал временем трансформации оппозиции. ѕроизошло объединение наиболее активных и амбициозных противников существующей власти вокруг приверженцев радикального ислама, в том числе и некоторых бывших активистов светских оппозиционных партий «Ѕирлик» и «Ёрк»3.   этому времени в стране сложились благопри€тные услови€ дл€ роста вли€ни€ религиозных партий, отличавшиес€ тем, что распад единой экономической системы продолжалс€, а начатые затем преобразовани€ сопровождались падением уровн€ жизни населени€.

—итуаци€ осложн€лась еще и тем, что во второй половине 90-х годов в ”збекистане началс€ демографический взрыв, рост числа неимущих, все та же безработица, перенаселенность, что способствовало тому, чтобы определенна€ часть людей стала внимательнее прислушиватьс€ к активистам религиозных организаций. “е, в свою очередь, убеждали, что не будет хорошей жизни дл€ «простых людей» до тех пор, пока не будет создано «правильное», то есть исламское государство1. Ёта пропаганда зачастую находила отклик, особенно в тех случа€х, когда радикалы платили деньги за работу в организации. ¬ 1998 г. исламска€ оппозици€ перешла от небольших собраний в мечет€х к широкой агитации и пропаганде радикальных идей в общественных местах. ¬ кишлаках и городах стали по€вл€тьс€ листовки. ћолитвы в отдельных мечет€х ‘ерганской долины скорее напоминали политические собрани€. »сламисты били по слабым местам власти: клановость, коррупци€, бедность населени€. ¬ некоторых районах прошли акции протеста против самоуправства местных властей. »сламисты, несмотр€ на риск, стали выходить на представителей —ћ» в “ашкенте, пыта€сь вербовать среди них своих сторонников2.

¬ результате того, что де€тельность религиозно-экстремистских организаций была пресечена действи€ми правительства, и они перешли на нелегальное положение, в ”збекистане по€вилась специфическа€ категори€ «независимые мусульмане», т.е. те верующие, которые занимались религиозной практикой вне официально зарегистрированных организаций. ќднако дл€ эффективной борьбы с ними правительству »слама  аримова (вновь избранного президента новообразовавшейс€ республики ”збекистан) необходимо было контролировать ƒуховное управление мусульман —редней јзии (—јƒ”ћ) 3. ¬ 1993 г.

—јƒ”ћ было переформировано и переименовано в ”правление мусульман ”збекистана (”ћ”), работавшее в тесном контакте с государственными органами. ’от€ действующий до сих пор закон 1998 г. «ќ свободе совести и религиозных организаци€х» и гласит, что «государство не возлагает на религиозные организации выполнение каких-либо государственных функций, не вмешиваетс€ в их де€тельность, если она не противоречит законодательству»1, жизнь вносила свои коррективы.

¬ласти в ”збекистане к ”ћ” относились как к своему официальному органу, регул€рно вмешивались в его работу, назнача€ и снима€ имамов в мечет€х, контролиру€ содержание учебных программ медресе и цензуриру€ религиозную литературу. √осударство также усилило контроль за религиозным образованием. »з многочисленных медресе, открытых в годы перестройки, на сегодн€шний день осталось лишь дес€ть, поскольку в остальных, по утверждению властей, велась пропаганда радикального исламизма.   слову, все студенты в средних и высших учебных заведени€х ”збекистана в об€зательном пор€дке проход€т курс «–елигиозный экстремизм и фундаментализм: истори€, природа и современна€ опасность». ќбычно с этого предмета начинаетс€ знакомство студентов с религией в рамках учебного процесса.

√раницы же между «истинным исламом» и религиозным экстремизмом определ€ет ”ћ”, однако окончательное решение выносит  омитет по делам религий при  абинете министров –еспублики ”збекистан. ¬ ходе судов над «независимыми мусульманами» именно он дает заключение относительно конфискованной у обвин€емых религиозной литературы, реша€, допустима она или нет. “аким образом, в этой борьбе с исламистами государственные органы выступают единым фронтом с ”ћ”2.

¬ то же самое врем€ исламисты также объедин€лись в середине 1990-х гг. ¬ 1995 г. было образовано ƒвижение исламского возрождени€ ”збекистана (ƒ»¬”), иногда называемое »сламское движение возрождени€ ”збекистана (»ƒ¬”). ѕервоначально штаб-квартира движени€ находилась в ѕешаваре (ѕакистан), затем представительство было переведено в  абул (јфганистан). ¬ 1996 г. движение было переформатировано и переименовано в »сламское движение ”збекистана (»ƒ”). ѕолитическим руководителем »ƒ” стал “. ёлдашев, руководителем военного крыла партии - ƒ. ’оджиев, руководителем пресс-центра и заместителем “. ёлдашева - «убаир ибн-јбдурахман (јбдул –ахим). √лавной целью движени€ было провозглашено создание в ”збекистане исламского государства (’алифата). ѕо классификации госдепартамента —Ўј »ƒ” находитс€ в списке наиболее опасных международных террористических организаций.

ѕри формировании »ƒ”, как мы уже успели пон€ть, в ее состав вошли бывшие активисты целого р€да исламистских организаций ”збекистана, названных нами ранее, де€тельность которых была запрещена »сламом  аримовым в 1992-1993 гг. ѕосле начала антиисламистской кампании в ”збекистане члены этих групп и движений эмигрировали в јфганистан и “аджикистан. ќбщее количество выехавших составило около двух тыс€ч человек. ћногие из них прин€ли участие в гражданской войне в “аджикистане на стороне ќбъединенной таджикской оппозиции (ќ“ќ). ƒл€ узбекских исламистов это была благопри€тна€ среда, дл€ того, чтобы развернуть свою активную де€тельность, как указывает в своей книге «¬ли€ние ислама на политические процессы в ÷ентральной јзии» Ѕелоглазов ј.¬. —тоит отметить, что эта де€тельность разворачивалась, не без подсказки и содействи€ спецслужб и идеологических центров р€да зарубежных стран. “аким образом, исламисты приступили к формированию так называемого «наманганского батальона» («Ќаманган шуъбаси»), кост€к которого, как следует из названи€, составили выходцы из Ќаманганской области. ¬ дальнейшем эти боевики, прошедшие специальную диверсионную подготовку, засылались в ”збекистан с целью совершени€ там разбойных нападений и убийств, призванных дестабилизировать обстановку, посе€ть среди населени€ панику и недоверие к власт€м. ѕик этих преступлений приходитс€ на 1996-1998 гг. —реди жертв преступлений были не только взрослые, но и дети.

¬ 1996-1999 гг. лидеры »ƒ” принимали участие в р€де встреч, проходивших преимущественно в јфганистане и ѕакистане, на которых среди прочих проблем рассматривались также планы организации и ведени€ подрывной де€тельности на территории ”збекистана.

 ак говорит в одной из глав своей книги «¬ли€ние ислама на политические процессы в ÷ентральной јзии» Ѕелоглазов ј.¬., в 1997 году полевые командиры »ƒ” отказались выполн€ть услови€ соглашени€, подписанного между правительством “аджикистана и ќ“ќ во врем€ межтаджикского урегулировани€. “ем самым освободившиес€ силы были направленны в ”збекистан. ѕоэтому неслучайным €вл€етс€ то, что широка€ кампани€ против экстремизма началась в ”збекистане зимой 1997-1998 гг.

¬ декабре того же года по Ќамангану прокатилась сери€ жестоких убийств. ¬ городе полицейскими была проведена операци€, в ходе которой были арестованы более тыс€чи человек, большинство из которых обвин€лись в принадлежности к ваххабитам. ƒоказательством дл€ обвинений могло служить посещение мечетей, неподконтрольных ”ћ”, или кака€-либо друга€ религиозна€ активность2.

ƒанна€ активизаци€ исламистов в республике подтолкнула власти к прин€тию в 1998 году нового закона «ќ свободе совести и религиозных организаци€х»3, вводивший строгий контроль за любыми про€влени€ми религии, дела€

их исключительной прерогативой официально признанных организаций. ѕравила регистрации религиозных организаций также ужесточались. ¬се мечети отныне были об€заны подавать за€вку на регистрацию в ћинистерство юстиции. ¬ то врем€, когда регистраци€ мечетей стала об€зательной, их число резко сократилось, особенно в ‘ерганской долине. »з 2200 мечетей, действовавших в јндижане и окрестност€х в середине 1990-х гг., регистрацию получили только 42.¬ Ќамангане из 1000 мечетей остались только 240 1.  арательные кампании против религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма проводились, главным образом, против имамов, не желавшие подчин€тьс€ ”ћ”, против подозреваемых в св€з€х с »сламским движением ”збекистана, а также против членов ’избут-“ахрир.

¬ ”збекистане парти€ ’избут-“ахрир аль-»слами (’“») действует негласно с 1990-х гг. как часть всемирной одноименной организации, по€вившейс€ в начале 50-х годов прошлого века в »ерусалиме. ¬ партийных документах ’избут-“ахрир все правительства мусульманских стран характеризуютс€ как неисламские, а причиной всех сегодн€шних проблем мировой мусульманской уммы (общины) объ€вл€етс€ «отсутствие ислама в ее повседневной жизни», в том числе «отсутствие исламской системы правлени€». ¬ св€зи с этим ’избут-“ахрир не исключает установлени€ «халифата» в отдельном государстве, а затем постепенного его расширени€ на весь регион. ѕосле установлени€ «истинно исламской», то есть халифатской, формы правлени€, на всем земном шаре исчезнут, по мнению ’избут-“ахрир, такие пон€ти€, как «титульна€ наци€» и «национальное меньшинство».

√лавной целью тахрировцев €вл€етс€ увеличение р€дов партии, привлечение молодежи, укрепление организации. ќсновные формы работы пропаганда и агитаци€ с использованием листовок, религиозной литературы, подпольных собраний, п€тничных молитв в незарегистрированных или в нелегальных мечет€х.

‘инансирование де€тельности тахрировцев происходит в основном за счет самой организации.  аждый член об€зан ежемес€чно вносить определенную сумму в фонд партии, исход€ из своих возможностей или получаемой прибыли. »звестно также, что в 90-е годы представители ’“» критиковали »сламское движение ”збекистана за вооруженные методы борьбы, но в то же врем€ пытались установить с ними контакт с целью координации де€тельности, хот€ при этом ’“» позиционирует себ€ как организацию, выступающую за ненасильственный путь создани€ шариатского государства в отличие от »ƒ”. Ќесмотр€ на преследование властей, аресты многих членов и руководителей движени€, ’избут-“ахрир существует и поныне1. ѕик борьбы с экстремизмом в ”збекистане пришелс€ на период с 1999-го по 2001 гг. »менно на этот период приходитс€ наиболее активные действи€ экстремистского исламистского подполь€.

¬ феврале 1999 г. в “ашкенте произошло несколько взрывов, организованных радикальными исламистами и приведших к человеческим жертвам. “еррористические акты в “ашкенте были направлены на дестабилизацию обстановки и на физическое устранение политического руководства страны. ѕосле произошедших терактов были арестованы и осуждены как их организаторы, так и противники режима, которые поддерживали идеи экстремизма, сепаратизма и фундаментализма, в основном из »сламского движени€ ”збекистана2.

ќднако уже в августе 1999 года отр€ды »ƒ” численностью почти в 1000 человек вторглись с территории —еверного “аджикистана в южные районы  иргизии и начали продвижение в сторону ‘ерганской долины. ќсновные боевые действи€ развернулись в Ѕаткенском районе ќшской области  иргизии, по названию которого и были названы эти драматичные событи€3.  омандовал отр€дом один из лидеров »ƒ” ƒжума Ќамангани. ћногие из боевиков воевали ранее в «гор€чих точках» на территории —Ќ√ и прошли подготовку в чеченских лагер€х. ѕодчеркнем, что целью »ƒ” было создание в ”збекистане исламского государства, что, несомненно, представл€ло бы угрозу дл€ всех прав€щих режимов ÷ентральной јзии и сопредельных стран1.  середине окт€бр€ 1999 г. в результате совместных действий ”збекистана,  иргизии и –оссии боевики были разгромлены. „асть их была уничтожена, а остальные вытеснены за пределы  иргизии.

Ќо в тоже врем€ угроза дл€ безопасности ”збекистана со стороны исламистов продолжала нарастать. ¬ но€бре 1999 года группа боевиков »ƒ” захватила расположенный на стыке границ с  иргизией и “аджикистаном узбекский город янгиабад. ѕо€вление группы боевиков в пределах “ашкентской области было €вной демонстрацией силы накануне предсто€щих в ”збекистане парламентских и президентских выборов, в которых исламские экстремисты не могли участвовать. ¬скоре город был отбит правительственными войсками. Ѕоевики отступили, но не были разгромлены2.

„ерез год, летом 2000 года, они вновь вторглись на юг  иргизии, а также в —урхандарьинский район ”збекистана, вступив в зат€жные бои с правительственными силами обеих стран. ¬ августе 2000 г. ».  аримов даже отказалс€ приехать на неформальный саммит —Ќ√ в ялте, ссыла€сь на вооруженные вылазки бандитских группировок 3.

ќднако после падени€ режима талибов в јфганистане в 2001 г. серьезный удар был нанесен и по исламистским группировкам ”збекистана, получавшим от них помощь, прежде всего по »ƒ”. ѕоэтому достаточно долго, в течение четырех лет, в ”збекистане не было серьезных столкновений.

ќчередна€ активизаци€ экстремистов пришлась на 2005 год. ¬есной 2005 года стало известно, что киргизска€ часть ‘ерганской долины перестала подчин€тьс€ центральному правительству в Ѕишкеке, в следствии этого, исламисты заговорили о создании «‘ерганского халифата». ƒл€ этого экстремисты в узбекистанской части долины начали готовитьс€ к захвату власти. ќсновной удар было решено нанести по јндижану, четвертому по численности городу страны, расположенному в юго-восточной части ‘ерганской долины1.

¬ мае 2005 года вооруженные члены исламистской группировки «јкроми€», тесно св€занной с ’“», двум€ группами до 40 боевиков совершили нападение на патрульно-постовую службу ”¬ƒ јндижанского вило€та. ѕоследним шагом экстремистов был захват администрации јндижанской области, однако правительственные войска отбили здание администрации. «јкромисты» бежали в киргизскую часть ‘ерганы.

ѕо официальным данным в ходе андижанских событий погибло 187 человек - в основном м€тежников и военнослужащих. ¬сего за участие в м€теже удалось задержать 121 человека. 15 организаторов беспор€дков были приговорены ¬ерховным судом ”збекистана к длительным срокам тюремного заключени€2. “аким образом, под вли€нием исламистских вылазок курс правительства становилс€ все более жестким и бескомпромиссным.

¬ ”збекистане ислам использовалс€ власт€ми в политике дл€ укреплени€ национальной государственности, а исламисты в свою очередь пытались превратить его в инструмент антиправительственных выступлений. Ёта необходимость борьбы с исламистами сделала внешнеполитический курс –еспублики ”збекистан достаточно разветвленным.



2.2 –оль политического ислама в межтаджикском конфликте


ќправданно уделив немало внимани€ –еспублике ”збекистан, перейдем к самому маленькому и самому бедному государству ÷ентральной јзии - “аджикистану, который на прот€жении многих лет не перестает быть, таким же «носителем» экстремистской идеологии радикально настроенных мусульман. ¬ религиозном плане 95% населени€ “аджикистана составл€ют сунниты ханафитского мазхаба, которому со 2 апрел€ 2009 г. придан официальный статус.

¬ первые годы независимости на развитие политической ситуации в стране решающее вли€ние оказывали не межконфессиональные противоречи€. ѕроблемой “аджикистана всегда была сложна€ структура отношений между региональными кланами - северным (худжандским или ленинабадским по названию города ’уджанд, в советские годы называвшегос€ Ћенинабадом) и южным (кул€бским по названию города  ул€б). Ќар€ду с двум€ главными кланами существовало несколько других, менее мощных, но вли€тельных - гармский (каратегинский), гиссарский и бадахшанский (памирский).

 ланова€ организаци€ таджикского государства существовала очень давно и сохран€лась в годы советской власти, воплотившись в систему негласных, но строго соблюдавшихс€ квот на зан€тие руковод€щих постов. ћосква контролировала их распределение таким образом, чтобы существовала соразмерность между численностью клана и количеством мест, которые отдавались выходцам из него. Ѕлагодар€ этой системе соперничество между кланами удавалось держать под контролем.

¬плоть до провозглашени€ “аджикистаном независимости в нем традиционно первенствовали выходцы из северного худжандского клана, которые представл€ли интересы Ћенинабадской области. ƒисциплинированность и взаимопомощь помогали клану вести грамотную кадровую политику и удерживать власть вплоть до 1990-х гг. ѕри этом выходцы из этого клана делилиответственные посты с южанами из кул€бского клана и отчасти с памирцами3. ќднако развал ———– сопровождалс€ разрушением экономики республики, котора€ ранее дотировалась из союзного бюджета. ј поскольку основные промышленные объекты находились на севере, то уже накануне распада —оветского —оюза позиции север€н начали ослабевать, и остальные кланы за€вили о своих правах. ќднако в дальнейшем в политическую борьбу была повлечена и оппозици€, дл€ прихода к власти использовавша€ исламские лозунги.

ќппозицию в свою очередь представл€ла ѕарти€ исламского возрождени€ “аджикистана (ѕ»¬“). ѕарти€ первоначально возникла как таджикска€ €чейка »сламской партии возрождени€ - первой политической организации мусульман ———–, созданной в июле 1990 г. в јстрахани. ѕредседателем стал —айд јбдулла Ќури. ѕарти€ занималась изучением и распространени€м взгл€дов шейха ’асана аль-Ѕанны, братьев —айда и ћухаммада  утба, јбулла ћавдуди, которые пропагандировали доктрину «Ѕратьев мусульман». Ќесмотр€ на запрет официальных властей, в окт€бре 1990 года состо€лась учредительна€ конференци€, а через год прошел первый учредительный съезд ѕартии исламского возрождени€ “аджикистана, на котором ее председателем избрали ћухамадшарифа’имматзода2.

Ќа первом этапе ѕ»¬“, осознава€ необходимость длительной просветительной работы по возрождению ислама в стране, намеревалась легально участвовать в парламентском процессе основными цел€ми при этом были: духовное (религиозное) возрождение, экономическа€ и политическа€ независимость республики, политическое и правовое побуждение ее граждан возвратитьс€ к основам «чистого» ислама.

Ќа президентских выборах в 1991 году эта парти€ выступила в одном блоке с движением «–астохез» (лидер “охири јбдулджабор) и «Ћаъли Ѕадахшон» (лидер јтобекјмирбеков), под общим названием «—оюз демократических сил». ѕроиграв эту кампанию кандидату коммунистов –ахмону Ќабиеву, представителю старой республиканской номенклатуры и ленинабадских кланов севера страны, ѕ»¬“ со своими сторонниками перешла к организации антиправительственных выступлений, включа€ митинги, голодовки и военные столкновени€ с силами правопор€дка. ¬ июне 1993 года ѕ»¬“ и союзные с ней партии были запрещены. «начительна€ часть оппозиции была вынуждена эмигрировать в јфганистан (60 тыс. человек) и страны —Ќ√ (свыше 250 тыс. человек)1.

¬ооруженные отр€ды —оединенной таджикской оппозиции (ќ“ќ), в которую вошли ƒвижение исламского возрождени€ “аджикистана (ƒ»¬“, бывша€ ѕ»¬“) и ƒемократическа€ парти€ республики, обосновались в учебных лагер€х четырех районов јфганистана (’ост, ‘архор,  амни, Ѕобо, ЎамЎату). ¬ их р€дах насчитывалось до дев€ти тыс€ч человек, в то врем€ как на территории “аджикистана, не более трех тыс€ч. ‘инансированием, военно-материальным обеспечением ѕ»¬“ в јфганистане занимались —аудовска€ јрави€, ѕакистан и определенные религиозные круги в јфганистане.

¬ насто€щей главе мы не будем подробно рассматривать весь ход событий кровопролитной гражданской войны в “аджикистане (1992-1997 гг.), который основывалс€ на митингах и политических выступлени€х ќ“ќ, военных столкновени€х правительственных и оппозиционных войск, сопровождавшихс€ военным присутствием других государств, а также на сопровождавшей весь ход событий, периодической смене политических лидеров обеих противосто€щих сторон; с тем, чтобы вы€вить основную цель, ранее поставленную автором, а именно: уровень политизированности ислама в республике, потому как сам межтаджикский конфликт, конфликт между сторонниками центральной власти и различными группировками в лице ќбъединЄнной таджикской оппозиции, с первых строк отображает ту суть, котора€ нас интересует.

¬ этой св€зи считаем важным обратить внимание на итог данного конфликта, который заключалс€ в том, что после промежуточного восьмого раунда переговоров в “егеране в апреле - мае 1997 г., наконец, была поставлена заключительна€ точка в ћоскве 27 июн€ 1997 г. в присутствии Ѕ.Ќ. ≈льцина. –езультатом длительных переговоров при активном участии российских посредников стало подписание «ќбщего соглашени€ об установлении мира и национального согласи€ между правительством –еспублики “аджикистан и ќбъединенной таджикской оппозицией».

ѕоложение ѕ»¬“ в современной расстановке сил довольно шаткое. — одной стороны, партию почти вытеснили из политического процесса официальные власти республики, с другой - с ѕ»¬“ конкурируют другие, более радикальные группы, такие как ’“».

ѕо мнению р€да политологов, причиной гражданской войны в “аджикистане стало противосто€ние светской власти и религиозной прослойки республики. ќднако если рассматривать религиозный фактор как основной катализатор войны в “аджикистане, то можно заметить, что стороны конфликта не делились по религиозным убеждени€м. ѕротивоборствующие стороны различались не по воззрени€м в религии или идеологии. –азличи€ и дальнейшее участие в конфликте определ€лись, прежде всего, районами проживани€ тех, кто участвовал в конфликте2. ¬ значительной степени именно кланова€ составл€юща€ и передел собственности в республике стали основными причинами войны.

»зуча€ роль религиозного фактора в политической жизни “аджикистана, не следует ни преувеличивать, ни преуменьшать его значение. »слам как религи€, традици€, свод моральных правил в “аджикистане занимает немаловажное место в сознании, жизни и быте мусульман республики. » это обсто€тельство используют в своей де€тельности многие политические организации и партии, возникшие в последние годы.

—лабость же властей и ло€льность исламского духовенства про€вл€етс€ в их нежелание или неспособность вести диалог с той частью исламистов, котора€ отвергает насилие и в перспективе способна на позитивную эволюцию. ¬едь в сложных социально-экономических и политических услови€х, порождающих настроени€ протеста среди населени€, политический ислам остаетс€ главной, если не единственно привлекательной формой выражени€ этих настроений.

¬ то же самое врем€ в «исламском факторе» в политике “аджикистана нам удалось уследить несколько важных особенностей. ¬о-первых, только здесь исламисты смогли создать сильные вооруженные формировани€ на базе ѕ»¬“, противосто€щие правительству в гражданской войне в течение п€ти лет1. ¬о-вторых, только ѕарти€ исламского возрождени€ “аджикистана, единственна€ из всех исламистских организаций ÷ентральной јзии, добилась легального статуса и представительства в парламенте. » это без преувеличени€ уникальный прецедент, позвол€ющий наде€тьс€ на мирный компромисс между власт€ми и исламистами и в других субъектах ÷ентрально-јзиатского региона. ќднако нар€ду с этим неизменно слабое экономическое положение, которое и по сегодн€шний день остаетс€ «болезненным» вопросом дл€ всех республик ÷ентральной јзии и в том числе “аджикистана, говорит о потенциальной возможности возникновени€ новых внутриобщественных конфликтов.

“аким образом, подвод€ итоги событи€м ÷ентрально-јзиатского региона постсоветского периода, можно констатировать следующее. «а 21 год независимого существовани€ ÷ентрально-јзиатских государств в регионе неуклонно усиливалось вли€ние ислама на политические процессы. — одной стороны, инициаторами выступали политические элиты, стремившиес€ с помощью ислама утвердить новую национальную и государственную идентичность. ¬ этом стремлении они способствовали образованию национальных духовных управлений и муфти€тов, строили и восстанавливали мечети и медресе, поддерживали духовенство. — другой стороны, оппозици€ практически во всех субъектах принимала формы радикального исламизма. —оздавались и постепенно укрепл€лись экстремистские организации, участвовавшие в гражданской войне в “аджикистане, вторжени€х в  иргизию и ”збекистан, государственных переворотах в  иргизии, терактах повсюду в регионе. Ѕорьба с ними в насто€щий момент €вл€етс€ одной из наиболее важных задач в деле обеспечени€ региональной безопасности в ÷ентральной јзии.



3. ¬ли€ние внерегиональных государств на процесс распространени€ исламского экстремизма в ÷ентральной јзии.


.1 јфганистан и ѕакистан как источники угрозы распространени€ радикального исламизма в ÷ентральной јзии.


¬ согласии с завершающими вторую главу насто€щей дипломной работы словами о необходимости обеспечени€ региональной безопасности ÷ентрально-јзиатского региона автор считает необходимым в насто€щей главе акцентировать внимание на особой трудности достижени€ стабильно безопасного внутрирегионального положени€.

 ак мы уже успели вы€снить в предыдущих главах, различные силы, как внутренние, так и внешние, используют религиозный фактор с целью продвижени€ своих политических и геополитических интересов. “ем самым, перед государствами встает основополагающа€ задача, заключающа€с€ в том, чтобы умело использовать положительный потенциал первого закономерного компонента и снизить как существующие, так и возможные риски, а также отрицательные последстви€ второй составл€ющей. ¬едь в следствие неразрешени€ или неполного разрешени€ данной задачи могут возникать как новые проблемы (конфликты), так и возобновл€тьс€ старые внутригосударственные по причине того же вли€ни€ «извне».

ѕрежде, чем перейти к раскрытию вопроса, поставленного в оглавлении насто€щего параграфа, необходимо отметить тот факт, что многие современные ведущие специалисты по ÷ентрально-јзиатскому региону, например, такие как французский политолог ћарлен Ћарюэль, котора€ €вл€етс€ сотрудником »нститута ÷ентральной јзии и  авказа и других исследовательских центров; ћарта Ѕрилл ќлкотт, €вл€ющиес€ сопредседател€ми программы «–елиги€, общество и безопасность» ћосковского ÷ентра  арнеги и не только, говор€т в своих работах о том, что есть много предпосылок к тому, чтобы ставить под вопрос объединение ÷ентрально-јзиатских республик в один регион. ѕодтверждением этому €вл€етс€ тот факт, что кажда€ из республик ведет свою внутри и внешнеполитическую линии на региональном уровне, расход€щиес€ не только в социально-политических, внешнеэкономических, но и религиозных сферах, что естественным образом мешает региональной интеграции, в которой они, безусловно, нуждаютс€. ¬едь все ÷ентрально-јзиатские государства небольшие, не имеют выхода к морю и сталкиваютс€ с серьезными проблемами развити€, которые лучше всего решать с помощью региональной интеграции1; некоторые из этих проблем по своей природе имеют трансграничный характер (водоснабжение, энергетика, транспорт и угроза исламистских м€тежей) и, следовательно, делают необходимым региональное сотрудничество. ќднако при этом центрально-азиатские страны стрем€тс€ к большей международной интеграции и более надежным гаранти€м своей территориальной целостности, одновременно избега€ усилени€ регионализма.

“ем самым нежелание стран ÷ентральной јзии участвовать в региональной интеграции сочетаетс€ у них с активным использованием противоречивых способов дл€ укреплени€ идентичности, с тем, чтобы увеличить свой вес на международной арене. ¬ разных ситуаци€х они подчеркивают ту или иную свою особенность. Ќас же интересует объедин€ющих их ислам. Ёти п€ть государств подкрепл€ют свой дискурс относительно исламской угрозы, обраща€сь к российской риторике на эту тему, вошедшую в употребление с началом второй чеченской войны в 1999 году, и используют каждую новую террористическую атаку в –оссии, чтобы подчеркнуть собственную у€звимость2. ѕосле 11 сент€бр€ этот дискурс обрел еще большую силу за счет заимствовани€ у —Ўј темы «войны с терроризмом», что позвол€ет оправдывать репрессивные меры против всех, кто рассматриваетс€ как представл€ющий угрозу дл€, существующего пор€дка. Ёти заимствовани€ - «исламской угрозы» у –оссии «войны с терроризмом» у —оединенных Ўтатов обнаруживают очевидное желание центрально-азиатских стран подавл€ть любое направление ислама, которое они сочтут несовместимым со светским характером государства и потенциально угрожающим существующему режиму. ¬ то же врем€ в отношени€х с другими мусульманскими государствами страны ÷ентральной јзии особо подчеркивают свою мусульманскую идентичность, отмеча€, что они принадлежат к ќрганизации »сламска€ конференци€1.

 ратко описав межрегиональные отношени€ ÷ентрально - јзиатского региона, с целью обретени€ общего представлени€ об их внешнеполитических ориентирах в отношении друг друга и, главным образом, с целью вы€снить в контексте «исламской идентичности» рассматриваемых государств их общий внешнеполитический курс, проводимый в направлении «исламской угрозы»; перейдем непосредственно к тем странам, которые играют знаменательную роль в спектре данного направлени€ дл€ стран ÷ентральной јзии.

ƒанный параграф мы начнем с таких исламских государств как јфганистан и ѕакистан вследствие общей границы между этими странами и общей границей на севере јфганистана с некоторыми странами ÷ентральной јзии, а именно с “уркменистаном, ”збекистаном и “аджикистаном. Ќаш выбор объ€сн€етс€ тем, что из-за близости границ указанных стран, те особые угрозы религиозного экстремизма, терроризма и наркотрафика, которые аккумулируютс€ в ѕакистане и јфганистане могут также аккумулироватьс€ и в странах ÷ентральной јзии. “ем самым в данной главе наша цель сострит в том, чтобы вы€снить, каковы масштабы этих угроз дл€ рассматриваемого региона.

÷ентральную јзию и јфганистан объедин€ет долга€ обща€ истори€, наш же взгл€д будет обращен на ее определенные направлени€ в период 1990-х гг. XX века и по насто€щее врем€.

 огда “аджикистан погрузилс€ в гражданскую войну в 1992 году, “аджикска€ »сламска€ оппозици€ нашла убежище и поддержку у «—еверного аль€нса» (объединение р€да полевых командиров јфганистана, сформировавшеес€ в конце 1991 года) јхмада Ўаха ћасуда, несмотр€ на то, что он также был напр€мую св€зан и с правительством в ƒушанбе. ”збекистан же - втора€ наиболее близка€ к јфганистану страна. ¬о времена гражданской войны в “аджикистане јфганистан прин€л некоторое количество беженцев, в основном этнических узбеков. “ашкент поддерживал сложные отношени€ с афганскими полевыми командирами. Ќекоторые оппоненты узбекского режима »слама  аримова из р€дов исламистов обосновались в јфганистане и под знаменем »сламского движени€ ”збекистана (»ƒ”) воевали на стороне талибов на юге јфганистана и в ¬азиристане (ѕакистан). ќни также попытались проникнуть в ÷ентральную јзию, в частности, в ходе нападений в Ѕаткенской области  ыргызстана летом 1999 и летом 2000 годов. ¬ последующее дес€тилетие »ƒ” постепенно превращалась в интернациональную группировку: за вход€щими в нее узбеками последовали сотни киргизов, уйгуров, чеченцев, дагестанцев и татар. ¬ свое врем€ —оветскому —оюзу также приходилось противосто€ть афганской наркоторговле, но, начина€ с1990-х годов, объемы поступающих в –оссию наркотических веществ существенно возросли1.

—егодн€ »сламска€ –еспублика јфганистан (»–ј) - одна из самых гор€чих точек планеты. ¬ этой республике пролегает фронт борьбы с международным терроризмом, апеллирующим к радикальному исламу, также в ней сосредоточены многообразные экстремистские группировки, процветает транснациональна€ преступность.  роме того, јфганистан был и остаетс€ крупнейшим в мире производителем и поставщиком наркотиков. √еографически јфганистан «подпирает» ÷ентральную јзию (÷ј) и не просто граничит со странами региона, но и св€зан с ними тесными этническими, культурными и религиозными узами; таджики, узбеки и туркмены живут по обе стороны бывшей советско-афганской границы. “рансграничные этнические св€зи, нарушенные в советский период, сегодн€ постепенно восстанавливаютс€, и от этого вли€ние ситуации в јфганистане на ÷ентральную јзию усиливаетс€2.

—уществование же такой террористической организации как «“алибан», против которой —Ўј уже дес€ть лет ведут военную кампанию, по-прежнему самым существенным образом вли€ет на развитие јфганистана и во многом определ€ет расклад сил в зоне «јфѕак» (в этой аббревиатуре американские эксперты и политики объедин€ют јфганистан и ѕакистан). »сход борьбы с талибами так или иначе отразитс€ не только на безопасности центральноазиатских стран, но и, в немалой степени, на положении дел в ≈вропе, ёжной и ¬осточной јзии (к слову, также не в последнюю очередь в –оссии и  итае)1.

—егодн€ государства ÷ј подвержены множеству потенциальных вызовов и угроз, часть из которых св€зана с сугубо внутренними проблемами, другие же приобретают новую динамику под воздействием внешних импульсов. Ќаиболее реальными угрозами безопасности региона €вл€ютс€ терроризм, религиозный экстремизм и наркотрафик.

–аспространению радикальных идей во многом способствуют экономические проблемы и низкий уровень жизни населени€ стран ÷ентральной јзии, что мы уже не раз указывали в предыдущих главах. ”гроза терроризма и религиозного экстремизма тесно св€зана с ситуацией в јфганистане, а также соседством с другими «гор€чими точками» мира, формирующими, как указывают многочисленные источники, так называемую «исламскую дугу» нестабильности: ѕакистаном, »раном 2, —еверным  авказом, китайским —иньцз€н-”йгурским автономным районом(—”ј–) и  ашмиром (€вл€етс€ спорной областью, в первую очередь, между »ндией и ѕакистаном, находитс€ на северо-западе полуострова »ндостан) 3. —ледует также отметить, что дл€ расширени€ своего вли€ни€ в регионе международные исламистские силы активно используют этнокультурный фактор. Ќаличие достаточно разветвленной и скоординированной сети исламских экстремистских организаций представл€ет собой €вную угрозу светским режимам региона. ”жесточение уголовного наказани€ за причастность к де€тельности подобных организаций заставило исламистов изменить методы мобилизационной и пропагандистской работы и усилить конспирацию. ќни широко используют вс€кого рода экстремистскую литературу, а также видеоролики в »нтернете.

Ќаблюдаютс€ изменени€ и в тактике пропагандистской де€тельности экстремистских организаций, направленной на привлечение новых членов и попул€ризацию своих идей: вместо пр€мых призывов к свержению конституционного стро€ все чаще примен€етс€ критика принципов демократии и западного стил€ жизни. ¬ цел€х вербовки новых членов используетс€ также социальна€ база открыто действующих исламских организаций и движений, которые противопоставл€ют себ€ каноническому духовенству и пропагандируют «экзотические» направлени€ ислама. ѕричем подходы в работе с разными целевыми группами определ€ютс€ конкретно дл€ каждой страны1.

—огласно статье √абдуллина Ёльдара и јбировойјиды «“рансформаци€ американской политики в јфганистане: риски безопасности дл€ ÷ентральной јзии», расширение религиозной инфраструктуры в странах ÷ентрально - јзиатского региона оказалось тесно св€занным с де€тельностью различных террористических групп. –ост численности мелких мечетей существенно затрудн€ет контроль религиозной ситуации и способствует эффективной идеологической работе экстремистов с небольшими группами населени€. ќдним из каналов вли€ни€ выступают молодые граждане стран ÷ентральной јзии (÷ј), обученные и определенным образом «зомбированные» в исламских центрах ѕакистана и ≈гипта. ќни станов€тс€ эмиссарами террористических групп и продвигают радикальные идеологии в свои родные сообщества. — неконтролируемой военно-стратегической ситуацией, как уже указывалось в предыдущих главах, в јфганистане напр€мую св€заны экстремистское »сламское движение ”збекистана (имеющее св€зи с афганскими террористами) и боевые вылазки исламистов в “аджикистане осенью 2010 года. “акже существует информаци€ о по€влении и развитии »сламского движени€  ыргызстана, а также о прозвучавших в —ћ» угрозах талибов в адрес  азахстана в мае 2010 года. “аким образом, угрозы дл€ безопасности ÷ентральной јзии станов€тс€ все более ос€заемыми, так как —Ўј и Ќј“ќ все еще не в силах решить проблему јфганистана1.

Ќесмотр€ на присутствие в јфганистане войск западной коалиции, остановить афганские наркопотоки не удаетс€, а близость стран ÷ентральной јзии к крупнейшему в мире центру производства наркотиков обрекает их на участь транзитного звена в международном наркотрафике.  роме того, обостр€етс€ наркоситуаци€ и в самих этих странах.

—огласно информации ”правлени€ ќќЌ по наркотикам и преступности, в 2009-2010 гг. на јфганистан приходилось 89% всего произведенного в мире опиума и героина (с 2002 г. опиумное производство в стране увеличилось в 2,5 раза) выращиванием мака зан€то в общей сложности 14,3% населени€ страны3.

 ак указывает в своей работе «÷ентрально-јзиатский регион: в поисках стабильности» доктор исторических наук ¬ладимирѕластун, в насто€щее врем€ наблюдаетс€ сращивание транснациональных преступных группировок, контролирующих поставки наркотиков, с террористическими и экстремистскими сет€ми, существующими в ÷ентральной јзии. »нтерес первых заключаетс€ в использовании мощной сетевой инфраструктуры и де€тельности экстремистов дл€ обеспечени€ гарантированного транзита наркотиков, а цель вторых - получение доходов дл€ финансировани€ своей де€тельности.

—хемы движени€ центральноазиатского наркотрафика продолжают измен€тьс€ и усложн€тьс€, а со временем он может приобрести идеологическую окраску, что, с большой веро€тностью, значительно усилит его воздействие на безопасность государств региона. Ќаркопреступность в ÷ј– уже приобрела устойчивый транснациональный характер и одних лишь национальных мер борьбы с ней уже становитс€ недостаточно.

„то же касаетс€ ѕакистана и его св€зи с јфганистаном, котора€ непосредственным образом сказываетс€ на региональной безопасности ÷ентральной јзии, то здесь стоит сказать, что именно стратегический разрыв между »ндией и ѕакистаном (»ндо-пакистанские войны с 1947 г.) вынуждает »сламабад удел€ть серьезное внимание северному измерению, а конкретно - јфганистану и республикам ÷ентральной јзии. ƒабы избежать угрозы одновременно с севера и с юга, ѕакистан всегда беспокоилс€ о том, чтобы у власти јфганистана сто€ло дружественное ему правительство. “акие событи€, как вторжение в јфганистан, вовлечение ѕакистана в конфликт и объ€вление войны с терроризмом, происходившие в1980-х и 1990-х годах, коренным образом изменили ситуацию в регионе3.

“ак, в конце 1990-х существовало два региональных комплекса безопасности (– Ѕ) - комплексы ÷ентральной јзии и ёжной јзии, отделенные друг от друга јфганистаном, игравшим роль государства-изол€тора, так называемого, «буферного государства». Ќыне дл€ нас €вл€етс€ свидетельством то, как эти два комплекса состыковываютс€ на общей дл€ них обоих территории - в јфганистане, трансформирующемс€ в главный узел нового регионального комплекса безопасности - – Ѕ ёжной и ÷ентральной јзии, который охватывает оба эти региона4.

ћы полагаем, и вр€д ли кто-то также станет сомневатьс€, что конец «’олодной войны» означал далеко идущие перемены в структуре мирового пор€дка. ≈сли же взгл€нуть конкретно на ÷ентральную јзию, то легко убедитьс€, что она один из тех регионов, на которых завершение «холодной войны» отразилось сильнее всего. –аспад —оветского —оюза, уход советских войск в 1989 году из јфганистана и начало так называемой войны с терроризмом - все эти факторы драматическим образом изменили ситуацию в ÷ентральной јзии. Ќачина€ уже с 1970-х годов, јфганистан, граничащий, с одной стороны, с ѕакистаном, с другой - с ÷ентральной јзией, погрузилс€ в полный хаос, оказыва€сь то коммунистическим государством, то страной с исламским режимом и провоциру€ в регионе опустошительные процессы, что непосредственным образом сказывалось на его сосед€х.

ѕакистан, в частности, (и нар€ду с ќјЁ и —аудовской јравией) был одним из тех трех государств, которые признали режим талибов в 1994 году. ѕоддержива€ этот режим, ѕакистан хотел улучшить отношени€ со своим северным соседом. —тратегическа€ пропасть в отношени€х с »ндией вынуждала ѕакистан принимать все большее участие в делах не только јфганистана, но и республик ÷ентральной јзии. Ёто решение вовлекло ѕакистан в более сложную ситуацию в сфере безопасности, уменьшив стабильность ситуации в стране, а именно: хаос в пограничных област€х (на “ерритории племен федерального управлени€, в —еверо-«ападной пограничной провинции, в Ѕелуджистане), всплеск религиозного экстремизма (вахабизма и салафизма), наркотрафик и контрабанда оружи€ из јфганистана. Ёти проблемы (поскольку все они части одного и того же – Ѕ) касаютс€ и постсоветских республик ÷ентральной јзии2.

“аким образом, на сегодн€шний день, стратегической проблемой дл€ »сламабада €вл€етс€ и сам  абул. ќднако еще со дн€ получени€ ѕакистаном независимости отношени€ между данными странами отличались взаимным антагонизмом.  онфликт между ними коренитс€ в наследии сэра ћортимера ƒюранда. ≈ще в 1893 году он, секретарь ¬еликобритании по иностранным делам в правительстве »ндии того времени, подписал с эмиром јбдуррахманом соглашение о границе, определившее международную границу - Ћинию ƒюранда. ќна стала границей между јфганистаном и ѕакистаном, хот€ среди населени€ последнего сохран€ютс€ сильные ирредентистские (националистские) настроени€1.  роме того, даже сегодн€ к востоку и к югу от Ћинии ƒюранда проживает значительное количество пуштунов - настолько значительное, что сегодн€ “ерриторию племен федерального управлени€ (“ѕ‘”) и —еверо-«ападную пограничную провинцию (—«ѕѕ) ѕакистана насел€ют главным образом представители этой этнической группы.

¬ этой св€зи автор считает нужным привести еще одни пример из истории взаимоотношений јфганистана и ѕакистана, датируемый 2000-м годом, отождествл€ющий собой внутриструктурное переплетение этих государств, пагубна€ часть которого сильнейшим образом сказываетс€ не только на их собственной внутренней безопасности, но и на безопасности граничащих с ними государств. ј именно: «—вои соображени€ о причинах сохран€ющейс€ конфликтности между јфганистаном и ѕакистаном и предложени€ по их устранению на страницах «‘айнаншел таймс» в 2006 году высказали два довольно известных человека: командующий войсками Ќј“ќ в 2003-2007 годах ƒжеймс ƒжонс и ћансур »джаз, выступивший в 2000-м инициатором прекращени€ боевых действий между моджахедами и индийскими войсками в  ашмире2.

Ёти авторы обратили особое внимание на јфганистан и ѕакистан, взаимоотношени€ которых наход€тс€ «на опасном перекрестке». ќба государства, говоритс€ в статье, - преданные союзники —оединенных Ўтатов в их войне против терроризма, но  абул ищет пути к стабильности ситуации, опира€сь на помощь Ќј“ќ, а »сламабад прилагает усили€ дл€ поиска баланса «между национальными интересами и региональной ответственностью за борьбу с экстремизмом на своей территории». јфганистан оказываетс€ в проигрыше, поскольку не может решить, «то ли он хочет боротьс€ с терроризмом, то ли поддерживать его в качестве государственной политики». »з такого объ€снени€ позиций двух сторон вполне веро€тен вывод, что ответственность за сложившуюс€ действительно опасную ситуацию в регионе возлагают на »сламабад, который поощр€ет и / или закрывает глаза на вооруженные вылазки отр€дов талибов, проникающих из приграничных районов ѕакистана на афганскую территорию».

“ем самым сказанное в очередной раз доказывает, что угроза безопасности исходит из обоих зол (јфганистана и ѕакистана), которые на прот€жении большого промежутка времени не могут хоть в какой-то мере разобратьс€ с угрозами, которые стали дл€ них едиными. ќни действуют в обратном направлении - лишь усиливают их, главным образом, как мы увидели, даже используют в своих интересах.

¬озвраща€сь вновь к взаимоотношени€м между ѕакистаном и странами ÷ентральной јзии, немаловажно отметить, что многие авторы говор€т о том, что отсчет сотрудничества »сламабада с новыми независимыми государствами ÷ентральной јзии следует вести с официального визита в регион тогдашнего министра торговли ѕакистана —адара јссефа јхмада јли (декабрь 1991 г.)2. ’от€ есть основани€ утверждать, что отношени€ ѕакистана с этими республиками (тогда еще союзными) начались уже в ходе ввода советских войск в јфганистан. Ќо в этом случае они оформл€лись не по модели дружественности, а по модели враждебности. “огда ѕакистан при значительной помощи ÷ентрального разведывательного управлени€ —Ўј поддерживал в —редней јзии силы воинствующего религиозного фундаментализма. ќднако обе эти модели демонстрировали, что ѕакистан был посто€нно заинтересован в данном регионе, стрем€сь компенсировать, стратегическую пропасть по отношению к »ндии, на которой мы уже не раз концентрировали свое внимание. ƒругими словами, чтобы сбалансировать распределение мощи, сложившеес€ в – Ѕ ёжной јзии, ѕакистан стремилс€ вызвать расширение своего – Ѕ в направлении – Ѕ ÷ентральной јзии. ћожно сказать, что ѕакистан пыталс€ компенсировать внутренние изменени€ в собственном – Ѕ, а именно приобретени€ »ндии, внешними переменами, точнее - формированием нового – Ѕ, включающего как ёжную, так и ÷ентральную јзию1.

„тобы подвести итог вышесказанному, нужно сказать, что исламский радикализм - это, безусловно, проблема дл€ регионального комплекса безопасности не только всех стран рассмотренных нами в данной главе - государств ÷ентральной и ёжной јзии и —реднего ¬остока, но и дл€ международного сообщества, которое также различными способами пытаетс€ боротьс€ с этой проблемой, несущей чрезвычайно значительные потенциальные угрозы.  ритичное положение в јфганистане не только вызвало к жизни движение «“алибан», вли€ние которого распространилось и в ѕакистане, но и способствовало радикализации исламской оппозиции в государствах ÷ентральной јзии2.

“аким образом, именно из сплетенных и противоречивых и в основном напр€женных давних отношений јфганистана и ѕакистана, на территории которых исторически всегда было т€желое социально-политическое и экономическое положение, и берет свои основы исламский радикализм, распространившийс€ и в большинстве республик ÷ентрально-јзиатского региона; в котором он в то же врем€ неспроста нашел отклик в силу той же социальной и экономической неустойчивости региона, по причине чего, внутри него также аккумулировались схожие радикальные религиозные настроени€.


3.2 ѕрисутствие —Ўј и Ќј“ќ в јфганистане, вли€ние на изменение ситуации в ÷ентрально-јзиатском регионе


¬ соответствии с вышеизложенными сведень€ми, затрагивающими общую проблему региональной безопасности дл€ немалого количества государств, св€занных общими границами, и не только тех, которые считаютс€ единым регионом, но и нескольких отдельно вз€тых целостных регионов между собой; автор считает необходимым в данном разделе, в контексте за€вленной темы проследить определенную трансформацию политики такого внешнего актора, как —Ўј, который после событий 11 сент€бр€ 2001 года объ€вил «¬ойну против терроризма».  онцепции, которые разрабатывались в спектре данного процесса, примен€лись дл€ борьбы с терроризмом непосредственно в рассмотренных в предыдущем разделе регионах (и не только). “ем самым цель состоит в том, чтобы пон€ть, как мен€ютс€ эти концепции, каким образом и в какой степени они могут вли€ть на безопасность интересующего нас ÷ентрально - јзиатского региона.

„то касаетс€ «афганской кампании», то за дес€ть лет ее проведени€ политика Ѕелого дома претерпела множество изменений. јмериканское правительство примен€ло различные варианты решени€ проблемы. Ќеоднократно мен€лась стратеги€ и разрабатывались всевозможные концепции, например, такие как «Ѕ÷ј1» и «јф-ѕак 2», но все равно несли крупные военные потери.

— конца 2010 года началась очередна€ кардинальна€ модификаци€ политики —Ўј в јфганистане. ѕроисходило стабильное ухудшение ситуации в јфганистане, во многом св€занное с негативными тенденци€ми внутриполитического и социально-экономического развити€ страны. “акже неудачна€ оказалась попытка передать ответственность за обеспечение безопасности афганской стороне. ¬се эти причины вынудили администрацию Ѕ. ќбамы практически «на ходу» корректировать свои подходы к проблеме.

»деи смены стратегии выдвигаютс€ и со стороны усилившей свои позиции в  онгрессе —Ўј –еспубликанской партии, котора€ требует от президентской администрации и ѕентагона большей активности в јфганистане. “ем самым основной задачей «обновл€емой» американской стратегии в јфганистане стала задача определить принципиально новые ориентиры и подходы в реализации долгосрочных интересов —Ўј в регионе.

¬ насто€щее врем€ наблюдаютс€ уже конкретные изменени€ в афганской политике —Ўј. ѕервое, это то, что ключевым элементом модификации стратегии —Ўј в јфганистане стал перенос акцента с силовой составл€ющей на обеспечение примирени€ с вооруженной оппозицией. ”величение численности американских войск и силовое давление на вооруженную оппозицию до сих пор лишь перебрасывало боевиков в те провинции јфганистана, которые ранее были относительно стабильными.

»зменение стратегии —Ўј обусловлено также проблемами современного развити€ политической системы јфганистана, которые со всей остротой про€вились в период президентских (2009 г.) и парламентских (2010 г.) выборов2. ¬нутриафганскому примирению и стабилизации обстановки существенно преп€тствует противосто€ние депутатов, не приступившего к работе нового парламента с президентом Xамидом  арзаем.

—ледует заметить, что смена акцентов американской стратегии, котора€ проводилась ранее, приводила к изменению тактики военной кампании. “ем самым военна€ кампани€ становилась более наступательной и предполагала расширение географического ареала и усиление адресности боевых операций против руковод€щего состава «“алибана» и «јль- аиды» (как при помощи беспилотников, так и при помощи спецназа), которые, согласно планам ѕентагона, активно проводились на территории »сламской –еспублики ѕакистан (»–ѕ). ќперации же по устранению ”. бен Ћадена (€вл€вшегос€ главой «јль- аиды») и ћуллы ќмара (лидера движени€ «“алибан») продемонстрировали усиление наступательного элемента в тактике —Ўј. ќднако официальный »сламабад расценил подобные акции как вторжение. »тогом этого стало резкое ухудшение американо-пакистанских отношений1.

 ак указывают в своей работе «“рансформаци€ американской политики в јфганистане: риски безопасности дл€ ÷ентральной јзии» √абдуллин Ёльдар и јбирова јида, некоторые эксперты, выдвигавшие тогда предложени€ по уничтожению верхушки террористов, понимали, что подобна€ иде€ может встретить жесткое непри€тие со стороны пакистанского руководства, своим присутствием американцы также могли разворошить «осиное гнездо» и спровоцировать активизацию доныне «нейтральных» племенных вождей, а также правительственный кризис в стране, котора€, как известно, обладает €дерным оружием.

ќднако, несмотр€ на все свои опасени€, Ѕ. ќбама все-таки решилс€ на проведение боевых операций на территории ѕакистана (весной 2011 г2.), так как тогда, в преддверии борьбы за второй президентский срок, он нуждалс€ в громком внешнеполитическом успехе. “ем самым второе изменение, которое наблюдаетс€ в афганской политике —Ўј, это то, что американский истеблишмент в конце концов сделал вывод, что афганска€ проблема не имеет военного решени€. ƒл€ стабилизации обстановки в јфганистана необходимы развитие экономики, привлечение инвестиций, восстановление инфраструктуры и формирование цивилизованных социальных условий жизни населени€. ѕосле дес€ти лет военной кампании дл€ —Ўј стало вполне очевидно, что существующие проблемы невозможно решить только собственными силами. »сход€ также и из прагматических соображений, Ѕелый дом стремитс€ максимально вовлекать в экономические процессы приграничные с јфганистаном ѕакистан, “аджикистан, ”збекистан и “уркменистан.  роме того, в јфганистан были «допущены» геополитические конкуренты —Ўј:  итай, »нди€, –осси€ и даже »ран, которые не только диверсифицируют брем€ американской экономической ответственности, но и способствуют стабилизации обстановки благодар€ восстановлению экономики и строительству инфраструктуры. ќднако каких-либо значительных позитивных результатов де€тельности стран, вовлеченных в решение «афганского вопроса», пока нет, но, думаетс€, их можно ожидать в будущем1.

ѕри всех указанных обсто€тельствах очевидно, на наш взгл€д, что —Ўј в любом случае будут стремитьс€ удержать свое положение «главного оператора» событий вокруг јфганистана, и в долгосрочной перспективе их военное присутствие здесь, скорее всего, сохранитс€2. ¬едь ¬ашингтону стратегически выгодно держать под своим контролем территорию, где сконцентрированы геополитические и экономические интересы таких крупнейших евразийских игроков, как –осси€,  итай, »нди€, ѕакистан и »ран, кроме того, именно јфганистан €вл€етс€ ключом к ÷ентральной јзии.

—егодн€ также в отношении политики —Ўј в јфганистане происход€т значительные перемены и, возможно, даже более значительные, чем когда-либо: ведетс€ активное обсуждение факта о выводе войск —Ўј и Ќј“ќ из јфганистана в 2014 году 3. ¬следствие этого, в академических кругах по€вились новые идеи относительно того, что из-за гр€дущих перемен в јфганистане, дл€ ÷ентральной јзии такое пон€тие как «јрабска€ весна» может стать вполне возможным и реализуемым. «јрабска€ весна» дл€ ÷ентральной јзии может стать возможной во многом вследствие отсутстви€ в странах Ѕлижнего и —реднего ¬остока социально-политических лифтов, консервации прав€щей элиты и разрыва между поколени€ми. ”збекистан и  иргизи€ - наиболее веро€тные, так называемые «плацдармы» дл€ организации баз вооруженной исламистской оппозиции. —вергнутые же лидеры правили по тридцать - сорок лет, управл€емые ими режимы были коррумпированными, а поддержка со стороны населени€ минимальна. ¬ то же врем€ проблема передачи верховной власти и радикальное исламистское подполье существуют и в самой ÷ентральной јзии, в первую очередь в ”збекистане1.

“акже становитс€ весьма веро€тным широкое распространение аналогичных «арабской весне» процессов в ÷ентральной јзии, но с участием тех же внешних игроков -  атара, —аудовской јравии и “урции при потенциальной поддержке западного сообщества, в первую очередь —Ўј2, заинтересованных в укреплении своих позиций в противовес –оссии и  итаю. ќтношени€ между странами ÷ентральной јзии и јфганистаном все больше определ€ютс€ приготовлени€ми к выводу войск —Ўј и Ќј“ќ в 2014 году. ƒругие внешнеполитические игроки также учитывают эти изменени€ при планировании своего стратегического присутстви€ в регионе. —реди основных движущих факторов гр€дущих изменений: оценка уровн€ безопасности, готовность к возможному возникновению новых рисков и присутствие в регионе –оссии,  ита€ и —Ўј. ѕостепенный вывод войск из јфганистана подразумевает пересмотр отношений стран ÷ентральной јзии и јфганистана 3.

Ќесмотр€ на глубокие расхождени€, страны региона объедин€ют схожие опасени€ относительно ситуации после 2014 года. ¬се местные эксперты полагают, что преемник ’амида  арза€ не сможет противосто€ть атакам боевиков, и считают, что талибы вернутс€ к власти в стране или смогут оказывать огромное вли€ние на политические процессы. јналитики предсказывают возникновение новых предпосылок дл€ гражданской войны и настроены пессимистично относительно будущего јфганистана после вывода войск. ќни также склон€ютс€ к мнению, что международное сообщество не желает открыто обсуждать альтернативные планы действий на случай распада афганской государственности. ѕравительства стран ÷ентральной јзии, как и –осси€, критично настроены по отношению к «ападу, в особенности —Ўј, за множество стратегических просчетов, и полагают, что дес€тилетн€€ интервенци€ была ошибкой. ќдновременно они выражают недовольство уходом западной коалиции, который рассматривают как новую ошибку, поскольку «начата€ работа так и не была завершена».  роме того, местные режимы опасаютс€ утратить источник дохода, существующий благодар€ западному присутствию в јфганистане1.

”худшение ситуации в јфганистане, в первую очередь грозит последстви€ми “аджикистану,  иргизстану и ”збекистану. ƒл€ “аджикистана основными дестабилизирующими факторами могут стать возвращение талибов к власти в  абуле или нова€ гражданска€ война, в которую будут вт€нуты афганские таджики. ѕри любом из этих сценариев талибы и пуштуны могут начать напр€мую угрожать таджикам, наход€щимс€ у власти, а это будет иметь негативные последстви€ дл€ официальных отношений  абула и ƒушанбе.

¬ли€нию из јфганистана будет подвержен и продолжающийс€ процесс исламизации таджикского общества. »сламска€ парти€ возрождени€, на данный момент единственный представитель исламской оппозиции, может столкнутьс€ с растущим вли€нием салафитских движений, в особенности, если они будут получать дополнительную поддержку из-за рубежа.  онтрабанда наркотиков уже €вл€етс€ основной причиной трений внутри таджикской властной элиты и, возможно, именно она спровоцировала кровопролитные столкновени€ в ’ороге в июле 2012 года. —нижение же производства афганского опиума (талибы уже пытались проводить подобную политику в 1990-х годах) может привести к усилению борьбы в “аджикистане за контроль над транзитными пут€ми и доходами от наркотраффика. ”величение производства укрепит положение “аджикистана как основного маршрута контрабандистов и усилит коррумпированность власти1.

’от€ в јфганистане почти и нет этнических кыргызов (также эти две страны не имею общих границ), но даже в этом случае активизаци€ боевиков и наркоторговл€ могут иметь вли€ние и на  ыргызстан. ¬ последние годы члены местных исламистских группировок, в основном молодые узбеки и кыргызы из южных областей, проходили подготовку в јфганистане. ” кыргызской армии нет достаточных ресурсов, чтобы справитьс€ с регул€рными нападени€ми боевиков2. ¬ то же врем€, две основные организации, продвигающие исламизацию  ыргызстана, - «’изб-ут-“ахрир» и «“аблигиƒжамаат» - группировки местного масштаба и не имеют отношени€ к јфганистану. —оциальные трени€ в  ыргызстане выливаютс€ скорее в этнические, нежели в религиозные конфликты.

 ак и в “аджикистане, сокращение объемов наркотрафика может привести к усилению борьбы за контроль над пут€ми поставок, особенно на юге страны. ѕовышение объемов наркотраффика увеличит доходы криминальных элементов и укрепит их заинтересованность в у€звимости государственных структур3.

ѕеред ”збекистаном в свою очередь сто€т иные угрозы. –ежим »слама  аримова на прот€жении многих лет €вл€етс€ основной целью исламистов в регионе. “ыс€чи узбеков-джихаддистов, св€занных с »сламским движением ”збекистана, прошли подготовку в јфганистане и ¬азиристане, как указывает в своей работе «¬нешн€€ политика и идентичность в ÷ентральной јзии» Ћарюэль ћарлен. Ёти бойцы тесно св€заны с талибами и получат пр€мую выгоду от их прихода к власти. Ќо узбекска€ арми€ отличаетс€ лучшей боевой подготовкой, чем войска в  ыргызстане и “аджикистане. “акже, в отличие от этих двух стран, контрабанда наркотиков через узбекскую территорию напр€мую не способствует распаду государственности. ”збекские правоохранительные органы отслеживают эту сферу, к тому же она находитс€ под протекторатом высокопоставленных чиновников, св€занных со спецслужбами1. ”гроза возникновени€ нестабильности в ”збекистане не исходит напр€мую от јфганистана, но €вл€етс€ следствием возможных проблем при передаче президентской власти и недовольства элит широтой доступа к национальным ресурсам.

ѕоскольку в целом в регионе цар€т пессимистичные настроени€ по поводу будущего јфганистана после 2014 года, приготовлени€ здесь нос€т больше защитный характер. ћестные власти игнорируют дискуссии об эффективности непроницаемых границ. »сключение составл€ет “аджикистан, где некоторые эксперты полагают, что никакие меры на границе не помешают распространению нестабильности из јфганистана. ¬се п€ть стран ÷ентральной јзии, в том числе  азахстан и  ыргызстан, не имеющие общих границ с јфганистаном, веро€тно, усил€т контроль над населением. ¬о им€ борьбы с терроризмом они, возможно, продолжат сокращать гражданские свободы и надел€т более широкими полномочи€ми правоохранительные органы 2.

 ак указывает в своей статье президент »нститута Ѕлижнего востока ≈вгений —атановский, в странах ÷ентральной јзии также начали зарождатьс€ дискуссии о невоенных угрозах безопасности. ќсобую озабоченность у властей вызывает возможный наплыв беженцев из јфганистана в случае новой вспышки насили€. ¬ странах ÷ентральной јзии еще свежи воспоминани€ о трудност€х, с которыми им пришлось столкнутьс€ в первые годы независимости из-за притока беженцев из “аджикистана, охваченного гражданской войной. — наплывом беженцев могут, в первую очередь, столкнутьс€ ”збекистан, “аджикистан и “уркменистан.  азахстан также может стать пунктом назначени€ дл€ возросшего числа афганцев, в особенности тех, кто в последнее дес€тилетие работал в международных проектах. »х может привлечь статус  азахстана как регионального лидера и уровень его экономического развити€.

ѕроблема беженцев - единственна€ сфера невоенной безопасности, в которой государства ÷ентральной јзии требуют более обширного участи€ со стороны международного сообщества1. —траны ÷ентральной јзии озабочены и экономическими последстви€ми, которые может иметь нова€ гражданска€ война в јфганистане. ¬ этом случае будут приостановлены или вовсе прекрат€т работу крупные проекты в области газоснабжени€, поставок электроэнергии и транспортных коммуникаций, пострадает и частный бизнес по экспорту в јфганистан цемента, продовольстви€, химических веществ и горючего.

ѕосле 2014 года, как говорит в своей работе ћарлен Ћ€руэль, может изменитьс€ геополитическое значение стран ÷ентральной јзии (согласно насто€щей работе рассмотрим данный прогноз на примере “аджикистана, ”збекистана и  иргизии), в силу того, что кажда€ из этих стран использует јфганистан в качестве основного инструмента внешней политики в отношени€х с соседними государствами и мировыми державами.

 азахстан в частности позиционирует себ€ как ответственного участника международного сообщества. ќн планирует увеличить гуманитарную помощь и расширить гражданские проекты, направленные на реконструкцию и развитие согласно модели стратегии по јфганистану, предложенной во врем€ председательства јстаны в ќЅ—≈ в 2010 году2.

ќднако в случае с “аджикистаном и ”збекистаном, ситуаци€ значительно сложней. ≈сли к власти в јфганистане вновь придут талибы, ”збекистан окажетс€ перед выбором между конфронтацией и примирением. ѕротивосто€ние будет означать участие узбекской общины в јфганистане в формировании преемника «—еверного аль€нса». ”збекское правительство может предпочесть и тактику примирени€ в надежде, что талибы будут больше зан€ты внутренними проблемами и не попытаютс€ свергнуть узбекский режим, оказыва€ поддержку исламистской оппозиции в стране1. “акже одной из основных задач ”збекистана €вл€етс€ то, чтобы независимо от характера режима в јфганистане сохранить проекты по поставкам электроэнергии и уберечь инвестиции в железнодорожный транспорт. ”збекистан также надеетс€ повысить свою геополитическую значимость на основе финансовой и стратегической выгоды, извлекаемой из —еверной сети поставок, котора€ гарантирует стране центральное положение в регионе, а также обеспечить долгосрочное участие —Ўј.

ѕравительственные круги “аджикистана в свою очередь считают, что јфганистан €вл€етс€ дл€ их страны как залогом стабильности, так и возможной причиной нестабильности страны в силу тесных св€зей населени€ этих двух государств. ≈сли между афганскими таджиками и прав€щим режимом в  абуле возникнет конфликт, ƒушанбе будет крайне сложно сотрудничать с талибами. ¬ случае гражданской войны “аджикистан может превратитьс€ в запасную базу дл€ м€тежей афганских таджиков. “акже между “аджикистаном и ”збекистаном может усилитьс€ конкуренци€ за поставки электроэнергии, так как обе страны используют јфганистан как внешнеполитический инструмент 2.

¬ третьей главе насто€щей дипломной работы автор, опира€сь на достоверные источники, постаралс€ оценить угрозы, которые могут возникнуть не только дл€ ÷ентральной јзии, но и дл€ сопредельных государств после 2014 года. ¬се вышесказанное приводит к заключению о том, что ответственным за все происход€щее далее будет все мировое сообщество, и именно оно об€зано найти способы продвигать конструктивное сотрудничество между ÷ентральной јзией, јфганистаном и другими соседними государствами. ¬едущие мировые державы должны сосредоточитьс€ на тех сферах, в которых можно обеспечить долгосрочное участие местных институтов и организаций граничащих государств, в особенности представителей гражданского общества, потому как они естественным образом €вл€ютс€ единственными проводниками устойчивых и долгосрочных решений.

«аключение


ѕодойд€ к заключению, опира€сь на все вышесказанное, мы можемв поной мере утверждать, что ÷ентральна€ јзи€ не только один из регионов мусульманского мира, но и неотъемлема€ часть всей мусульманской цивилизации. »сход€ из определени€ мусульманского мира по критери€м большинства населени€, ÷ентральна€ јзи€, с некоторыми оговорками о действительной религиозности тех или иных частей региона, €вл€етс€ преимущественно мусульманским регионом, где население, по крайней мере, в традиционном и обр€довом смысле причисл€ет себ€ к мусульманам. Ќа историко-культурном уровне ÷ентральна€ јзи€ и субрегион «‘ерганска€ долина», в частности, однозначно €вл€етс€ не только ареалом исторического распространени€ ислама пришедшего извне, но и сама на определенных этапах исторического развити€ выступала, мощным источником дальнейшего его распространени€.

—оветской период «перестройки» €вилс€ своего рода трамплином дл€ развити€ национальных исламских институтов, возрождени€ ислама в целом, в каждой из республик ÷ентральной јзии. ¬ тоже же врем€ в эти годы ослабление центральных властей и борьба против ———– внешних сил спровоцировали по€вление в регионе первых зачатков радикального ислама. ÷ентром распространени€ исламизма €вилс€, не раз упоминавшийс€, субрегион «‘ерганска€ долина», прежде всего г. Ќаманган (”збекистан), а катализатором выступили внешние силы, представл€ющие собой как исламские государства, так и —Ўј в частности. »менно с этого времени и далее после крушени€ —оветского —оюза в регионе начали действовать организации исламистов. ѕолитизации ислама в ÷ентральной јзии в постсоветский период способствовал целый комплекс объективных причин, которые были освещены в данной главе автором насто€щей дипломной работы. ¬се эти причины создали возможность дл€ распространени€ и потенциального развити€ в регионе радикального ислама.

’арактеризу€конкретно само устройствообщественно-политической жизни ÷ентрально-јзиатского региона постсоветского периода, с учетом всех значительных изменений его структуры, делаетс€ вывод о том, что, с одной стороны, инициаторами более плотного внедрени€ ислама в политическую жизнь региона, выступилисами политические элиты, стремившиес€ с его помощью утвердить новую национальную и государственную идентичность. ¬ этом стремлении они способствовали образованию национальных духовных управлений (ћуфти€тов), строили и восстанавливали мечети и медресе, поддерживали духовенство. — другой же стороны, была образована оппозици€, котора€ практически во всех субъектах прин€ла формы радикального исламизма. Ѕыли созданы новые и постепенно укрепились первоначально созданные экстремистские организации, которые прин€лиучастие в гражданской войне в “аджикистане, вторжени€х в  иргизию и ”збекистан, государственных переворотах в  иргизии, терактах повсюду в регионе. Ѕорьба с ними в насто€щий момент €вл€етс€ одной из наиболее важных задач в деле обеспечени€ региональной безопасности в ÷ентральной јзии. “аким образом, нами был рассмотрен уже политизировавшийс€ ислам в действии.

“акже автор, опира€сь на достоверные источники, постаралс€ оценить угрозы, которые возникают дл€ ÷ентральной јзии, в св€зи с событи€ми, которые разворачиваютс€ на территори€х сопредельных с регионом государств. —казанное приводит к заключению о том, что ответственным за многое из того, чтопроизошлоза двадцать один год независимого существовани€ ÷ентрально-јзиатских республик и что может произойти и в последующие годы, будет все мировое сообщество, и именно оно об€зано найти способы продвигать конструктивное сотрудничество между ÷ентральной јзией, јфганистаном и другими соседними государствами. ¬едущие мировые державы должны сосредоточитьс€ на тех сферах, в которых можно обеспечить долгосрочное участие местных институтов и организаций граничащих государств, в особенности представителей гражданского общества, потому как они естественным образом €вл€ютс€ единственными проводниками устойчивых и долгосрочных решений.

ƒо сих пор дл€ государств ÷ентральной јзии особо остро стоит вопрос социально-политической, культурной и этнической консолидации. » мы пришли к выводу, что в насто€щее врем€ не существует устойчивого баланса между государственной властью и общественно-социальным фактором, в том числе и исламским, поэтому веро€тность вс€кого рода «эксцессов» сохран€етс€.

¬ соответствии с объективным подходом к изучению проблемы исламизма в переходных обществах ÷ентральной јзии и вли€ни€ внешних факторов на них, мы можем говорить о существовании двух составл€ющих этого €влени€: с одной стороны, существуют объективные, закономерные в переходных услови€х процессы религиозного возрождени€ (имеетс€ в виду как сам процесс, так и крайние формы его про€влени€), с другой - использование различными силами, как внутренними, так и внешними, религиозного фактора с целью продвижени€ своих политических и геополитических интересов в ÷ентрально-јзиатском регионе. ƒанна€ сложивша€с€ ситуаци€ остаетс€ неизменной и по насто€щий день. “аким образом, последующее развитие основной проблематикиосвещенной темы насто€щего исследовани€ остаетс€ открытым дл€ дальнейшего изучени€.



Cписок использованных источников и литературы


1.Ќазарбаев высказалс€ против хиджаба и паранджи. URL: #"justify">2.ќсманов ћагомед-Ќури.  оран. ћ., 2011.

.ќ религиозной де€тельности и религиозных объединени€х: «акон –еспублики  азахстан от 11 окт€бр€ 2011 г. є483-IV.URL: #"justify">.spinform.ru/show_doc.fwx? rgn=933. (ƒата обращени€: 20.04.2014).

.ќ противодействии экстремизму: «акон –еспублики  азахстан є31-III «–  от 18 феврал€ 2005 г.URL:#"justify">.spinform.ru/show_doc.fwx? rgn=677. (ƒата обращени€: 20.04.2014).

.ќ свободе вероисповедани€ и религиозных организаци€х в  ыргызской –еспублике: «акон  ыргызской республики є282 от 31 декабр€ 2008 г.URL: #"justify">.spinform.ru/show_doc.fwx? rgn=455. (ƒата обращени€: 21.04.2014).

6.ќ свободе совести и религиозных организаци€х: «акон –еспублики ”збекистан. URL: #"justify">7.ќ свободе совести и религиозных объединени€х: «акон –еспублики “аджикистан є489 от 26 марта 2009 г.URL: #"justify">.ќ свободе вероисповедани€ и религиозных организаци€х: «акон “уркменистана от 21 окт€бр€ 2003 г.URL: #"justify">.ќ свободе совести и религиозных организаци€х: «акон –еспублики ”збекистан от 1 ма€ 1998 г.URL: #"justify">10.—оглашение ѕрезидента –еспублики “аджикистан Ё.Ў. –ахмонова и руководител€ объединенной таджикской оппозиции —.ј. Ќури по итогам встречи в ћоскве 23 декабр€ 1996 г. 23 декабр€ 1996 г. // ¬нешн€€ политика –оссии: сб. документов. 1996: ћинистерство иностранных дел –оссийской ‘едерации. ћ.: ћеждународные отношени€, 2001.

11.”каз ѕрезидента “аджикистана о создании бригады особого назначени€. 1 ма€ 1992 г. // ¬ечерний ƒушанбе. 1992.

.јбаиши —. »сламский фундаментализм в ÷ентральной јзии: причины распространени€, прогнозы на будущее // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. јлматы,  азахстан. є2 (20). 2002.

.јбазов –.‘. »сламское возрождение в центрально-азиатских новых независимых государствах // ѕолис. 1995. є5.

14.јбишева ћ., Ўаймергенов“. –елигиозно-политический экстремизм в странах ÷ентральной јзии: анализ причин распространени€ // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. є6 (48), 2006.

15.јдылова ј.ј. »сламское возрождение в ”збекистане в постсоветский период. URL:#"justify">.idmedina.ru/books/materials/turkology/1/vostok_adilova.htm. (ƒата обращени€: 13.04. 2014).

.јзимов Ќ. Ётнотерриториальные параметры безопасности в ÷ентральной јзии. // —б. ÷√». Ѕезопасность в ÷ентральноазиатском регионе: опыт и практика в решении этнополитических конфликтов (матер.III ћежд. науч. конференции, ƒушанбе, 8-10 июл€ 2004 г.). ƒушанбе, 2005.

17.јкмалов Ў. јфганистан: этапы урегулировани€ и последстви€ «постконфликтной ситуации» // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. є3 (45). 2006.

.Ѕайдаров ≈. »сламизаци€ государств ÷ентральной јзии: тенденции и перспективы // 21-й ¬≈ . є4 (29). 2013.

19.Ѕартольд ¬.¬. ћусульманский мир. “. VI, ћ., 1966. —. 143.

20.Ѕатунский ћ. «–осси€ и ислам», ћ.: ѕрогресс - “радици€, том 1, 2003.

.Ѕелоглазов ј.¬. ¬ли€ние ислама на политические процессы в ÷ентральной јзии,  азань, 2013.

.Ѕелокреницкий ¬.я., ».¬. «айцев, Ќ.ё. ”льченко. »сламский фактор в истории и современности. ћ., 2011.

.≈горин ј.¬. »слам и политика // »нститут востоковедени€ –јЌ, 2001.

.Ѕибикова ќ. «¬аххабизм» в —Ќ√. »слам и политика (взаимодействие ислама и политики в странах Ѕлижнего и —реднего ¬остока, на  авказе и в ÷ентральной јзии, ћ., 2012.

.Ѕоришполец  .ѕ., Ѕабаджанов ј.я. ћиграционные риски стран ÷ентральной јзии: јналитические записки, ћ., 2007.

.¬ейцель –. ¬озрождение ислама в  ыргызстане // »слам в —одружестве Ќезависимых √осударств. 2011. є4 (5). URL: #"justify">27.√абдуллин Ёльдар. јбирова јида. “рансформаци€ американской политики в јфганистане: риски безопасности дл€ ÷ентральной јзии // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. є3. “. 14, ћ., 2011.

.ƒжалилов  . »сламский фактор в геополитических интересах политических сил. —б. ÷√». ѕроблема безопасности в геополитическом комплексе ÷ентральной јзии. ƒушанбе, 2004.

29.ƒжекшенкулов ј.ƒ.  ыргызска€ дипломати€ в эпоху вызовов // ¬ конце недели. є1 (21891). 2006.

.ƒжекшенкулов ј.ƒ. Ќовые независимые государства ÷ентральной јзии в мировом сообществе. ћонографи€. ћ., 2000.

.ƒобронравин Ќ. ———– после распада. ƒемократи€ по-узбекски. ¬ойна с террором и смена партнеров // ƒело. ћ., 2006. є438.

.ƒолмов —. »слам против ислама. URL:#"justify">.ru/expert/2013/01/islam-protiv-islama/. (ƒата обращени€: 21.05.2014).

.ƒундич ј. “аджикистан: мир без процветани€. URL: #"justify">.ƒюшенбиев —. »слам в современном  ыргызстане: состо€ние и проблемы. URL: #"justify">35.ƒэвисƒж., —винейћ. ÷ентральна€ јзи€ в стратегии и оперативном планировании —Ўј // »нститут анализа внешней политики. ¬ашингтон, 2004. URL: #"justify">.≈всеев ¬.¬. јвторитаризм в ÷ентральной јзии (на примере  азахстана) // ѕолитологи€. 2013.

37.∆данов —.ј. »сламска€ концепци€ миропор€дка // ћеждународные отношени€. 2003.

.«еленков ћ.ё. –елигиозные конфликты: проблемы и пути их решени€ в начале XXI века (политико-правовой аспект). ¬оронеж, 2007.

.«емсков ¬.Ќ. —тратеги€ —Ўј в ÷ентральной јзии // ћеждународные отношени€. URL: http: #"justify">.»збаиров ј. . –елигиозный фактор в  азахстане: вли€ние радикальных религиозных организаций // ¬есник ар√”. 2007.

.»слам против ислама. URL: #"justify">.ru/expert/2013/01/islam-protiv-islama/djfui/html. (ƒата обращени€: 15.03.2014).

. аримов ». ”збекистан на пороге XXI века. ”грозы безопасности, услови€ и гарантии прогресса. “ашкент, 1997.

43. ашмир - истори€ вопроса. URL: #"justify">.islam.ru/content/history/cash. mir/html. (ƒата обращени€: 12.05.2014).

. н€зев ј. √осударственный переворот 24 марта 2005 г. в  иргизии. »зд. 2-е, исправл. и доп. Ѕишкек, 2006.

45.ћалашенко ј.¬. Ѕродит ли призрак «исламской угрозы» // ћосковский центр  арнеги, є2. 2004.

.ћалашенко ј.¬. »сламска€ альтернатива и исламский проект // ¬есь мир. 2006.

.ћалашенко ј.¬. »слам и политика в государствах ÷ентральной јзии. URL: #"justify">.ca-c.org/journal/cac-05-1999/st_11_malashenko.shtml. (ƒата обращени€: 22.04.2014).

.ћалашенко ј.¬. ÷ентральна€ јзи€: на что рассчитывает –осси€? ћ., 2012.

.ћалашенко ј.¬., ћ.Ѕ. ќлкотт «»слам на постсоветском пространстве: ¬згл€д изнутри» / ѕод ред.; ћосковский центр  арнеги. ћ., 2001.

50.ћайтдинова √.ћ. Ётнополитический фактор, как проблема безопасности ÷ентральной јзии // Ѕезопасность в ÷ентральноазиатском регионе: опыт и практика в решении этнополитических конфликтов. 2005.

.ћайтдинова √.ћ., —ангинов Ѕ.Ѕ. Ётнотерриториальный фактор в комплексе проблем безопасности ÷ентральной јзии //ExOrienteLux. 2011.

.ћаликов  . ., ”субалиев Ё.≈. »деологические аспекты развити€ мусульманской общины  ыргызстана // ¬естник  –—”. 2008, “. 8. є3.

53.ћанкофф ƒж. ѕолитика —Ўј в ÷ентрально јзии после 2014 года // ProetContra. ћ.÷.  арнеги. ћ., 2013.

.Ћарюэль ћ. ¬нешн€€ политика и идентичность в ÷ентральной јзии // ProetContra. ћ.÷.  арнеги. ћ., 2013.

55.Ћ€руэль ћ., ѕейруз —., јксенова ¬. ќтношени€ јфганистана и стран ÷ентральной јзии: какую роль может сыграть ≈—? //EUCAM.ћ.÷.  арнеги. 2013.

.Ћаруэль ћ., ѕейруз —. –егиональные организации в ÷ентральной јзии: характеристики взаимодействий, дилеммы эффективности (научный доклад). Ѕишкек, 2013.URL:#"justify">.ucentralasia.org/downloads/UCA-IPPA-WP-10-RegionalOrganizations-Rus.pdf. (ƒата обращени€: 23.04.2014).

57.ћеждународные отношени€ в ÷ентральной јзии. —обыти€ и документы // ћеждународные процессы. 2011.

.ћирский √.». «ѕолитический ислам» и западное общество // ѕолитические исследовани€. є1. 2002.

59.—юки€йнен Ћ. «»слам и перспективы развити€ мусульманского мира». URL: #"justify">.Ќазаров “.Ќ. –ыночна€ экономика и международное сотрудничество. ƒушанбе. 2007.

.Ќазаров “.Ќ. “аджикистан: экономический рост, интеграци€ и региональное сотрудничество. - ƒушанбе: ”» ћ»ƒ –“, 2004.

.Ќазаров “.Ќ. —атторзода ј.—. ƒипломати€ в ÷ентральной јзии. ƒушанбе, 2006.

.Ќаумкин ¬.¬. –адикальный ислам в ÷ентральной јзии: опыт, состо€ние, перспективы (науч. док.). јлма-јта, 2007. URL: #"justify">.Ќи€зи ј. ¬озрождение ислама в “аджикистане: традици€ и политика // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. 1999. є5 (6).

.Ќовиков ».ј. »сламский мир и среднеазиатские государства —Ќ√ и јзербайджан. URL: #"justify">04-04/hdi98.htm. (ƒата обращени€: 25.05.2014).

.Ќовопрудский —. Ќовый “уркестан как защита против московского диктата // Ќезависима€ газета, 6 €нвар€ 1994.

67.ќсобенности политического ислама в ÷ентральной јзии. URL: #"justify">68.ќсипов ј.√. ‘ерганские событи€: конструирование этнического конфликта. URL: #"justify">.ru/info/people/osipov/1172304934.html/ (ƒата обращени€: 18.05.2014).

.ќлкотт ћ.Ѕ. √осударства ÷ентральной јзии идут своим путем // ÷ентрально - јзиатские исследовани€. ћ., 2013.

70.ќмидвариниаћ-ƒж. Ќетрадиционные факторы, вли€ющие на безопасность в ÷ентральной јзии: “очка зрени€  ита€ // јму-ƒарь€, 2003, є14., с 75.

71.ќфициальна€ хроника. 16 августа 2000 г. // ƒипломатический вестник. 2000. є9.

72.ќшска€резн€ 1990 года. ’ронологи€ трагедии URL: #"justify">73.ѕанарин —.ј., ѕолыв€нный ƒ.». Ѕезопасность на «ападе, на ¬остоке и в –оссии: представлени€, концепции, ситуации: материалы международной конференции. »ваново, 2013.

74.ѕанфилова ¬. »сламские фундаменталисты готов€т прорыв в ÷ентральной јзии // Ќ√-–елигии. є7. 2005

75.ѕластун ¬. ÷ентрально-јзиатский регион: в поисках стабильности // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. є2 (56). 2008.

76.ѕриего ј. ѕакистан между региональными комплексами безопасности ÷ентральной и ёжной јзии // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. є6 (60). 2008.

77.ѕономарев ¬. “уркменские власти и »слам: начало противосто€ни€? URL: #"justify">.memo.ru/hr/politpr/cntrasia/tu000410.htm. (ƒата обращени€: 15.04.2014).

78.ѕрава человека в “аджикистане. ѕосле событий гражданской войны 1992 г.: доклад ’ьюман –айс ¬отч; ’ельсинки ¬отч (HumanRightsWatch / Hel-sinkiWatch) //HumanRightsWatch/HelsinkiWatch, Memorial, 1994.

.–асулов —. —ветско-исламский диалог в “аджикистане. URL: #"justify">80.–осси€ недооценивает опасность, идущую с юга. √еополитические последстви€ распада ———– // Ќезависима€ газета, 15 сент€бр€ 1994.

.–уководители »ƒ”: ƒжума Ќамангани (’оджиев) и “ахир ёлдашев (ћухаммад “ахир‘арук). URL: #"justify">.–удов √. ѕроблемы исламизации в ÷ентральной јзии. URL: #"justify">.observer.materik.ru/observer/N7_2006/7_10.HTM. (ƒата обращени€: 15.04.2014).

.—идоров ќ. »сламский фактор во внутриполитической стабильности государств ÷ентральной јзии // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. 2007. є1 (49).

.—аидмурадов ј.Ћ. Ёволюци€ политики —Ўј в отношении –еспублики “аджикистан: ƒис.; канд. полит. наук. ћ., 2012.

.—аидмурадов ј., ѕусева ≈.  онцепци€ большой ÷ентральной јзии во внешней политике —Ўј в центрально-азиатском регионе // ÷ентральна€ јзи€ и  авказ. є3. “ 13. 2010.

.—ангинов Ѕ. ‘ерганский фактор и безопасность ÷ентральной ≈вразии. URL: #"justify">.—атановский ≈. ƒестабилизаци€ ÷ентральной јзии. URL: #"justify">.—идоров ќ. »сламский фактор во внутриполитической стабильности государств ÷ентральной јзии.науч. жур. «÷ентральна€ јзи€ и  авказ» є1 (49). 2007.

.—уфийскиетарикаты и вопрос присоединени€ к ним. URL: #"justify">90.—юки€йненЋ. »слам и терроризм: союзники или противники? URL: #"justify">.—юки€йнен Ћ. «ќ правовых средствах борьбы с исламским экстремизмом и основных направлени€х государственной политики в отношении ислама». URL: #"justify">.“арик ј. —толкновение цивилизаций: крестовые походы, джихад и современность; пер. с англ. ј.¬. —таросты. ћ., 2006.

93.“абышалиева ј. ÷ентральна€ јзи€: новое пространство дл€ сотрудничества. Ѕишкек, 2000.

.“одуа «. «’избут-“ахрир» в ÷ентральной јзии. URL: #"justify">-r-p.ru/page/stream-trends/index-8725.html. (ƒата обращени€: 1.05.2014).

95.«“юльпанова€ революци€» в  иргизии. URL: #"justify">96.“роцкий ≈.‘. ÷ентральна€ јзи€ в системе международных отношений: ƒис. канд. ист. наук. “омск, 2003.

97.“укумов ≈.¬. –елигиозно-политический экстремизм как угроза региональной и национальной безопасности стран ÷ентральной јзии: ƒис. канд. полит. наук., јлматы, 2004.

98.”смонов ‘.». »сламский фактор и проблемы обеспечени€ международной безопасности в ÷ентрально - јзиатском регионе.URL: #"justify">99.”шаков ¬.Ќ. ѕолитический ислам в ÷ентральной јзии: основные факторы и перспективы. ƒис. канд. полит. наук. ћ., 2005.

100.‘альков ћ. »сламское движение ”збекистана (»ƒ”). »стори€, финансова€ база и военна€ структура // Ќезависима€ газета. 2008.

.’айретдинов ƒ.«. »слам как фактор государственной политики стран ÷ентральной јзии: пример “аджикистана // »слам в современном мире є1 (11). 2008. URL:#"justify">.’алид ј. »слам после коммунизма: религи€ и политика в ÷ентральной јзии, —пб, 2010.

.’антингтон—. —толкновение цивилизаций или переустройство мирового пор€дка. ћ., 1996.

104.’охлышева ќ.ќ. »слам и международное публичное право. URL: #"justify">.„олпон„отаева. »слам: религи€, традици€ или цивилизаци€. URL: #"justify">.auca.kg:8080/dspace/bitstream/article.pdf. (ƒата обращени€: 12.04.2014).

106.Ўарипов ј.Ћ. —отрудничество стран ÷ентральной јзии по обеспечению региональной безопасности. // —б. ÷√». ѕроблема безопасности в геополитическом комплексе ÷ентральной јзии. ƒушанбе, 2004.

.Ўерматова —.  то, с кем и за что воюет в “аджикистане // ћосковские новости. ћ, є6. 1996.

108.ЎмелЄв Ѕ.ј., —имон ћ.≈. ¬ли€ние внутриполитических процессов на внешнюю политику постсоветских государств (научный доклад). ћ., 2013.URL: #"justify">.org/publikaczii/nauchnye-doklady/jfk940/vlijani/pdf. (ƒата обращени€: 12.04.2014).

109.Ўмулевич јвраам. —танет ли ÷ентральна€ јзи€ исламистской? URL: #"justify">110.Ёсенаманова Ќ. »слам в ÷ентральной јзии: истори€ и современность. Ѕишкек, 2003.

.Ёсенаманова Ќ.—. »слам в ÷ентральной јзии в услови€х глобализации: ƒис.; канд. полит. наук. Ѕишкек, 2004.


¬ыпускна€ квалификационна€ работа "»сламский фактор" во внутренней и внешней политике постсовет

Ѕольше работ по теме:

ѕредмет: ћирова€ экономика, ћЁќ

“ип работы: ƒиплом

найти  

ѕќ»— 

Ќовости образовани€

 ќЌ“ј “Ќџ… EMAIL: MAIL@SKACHAT-REFERATY.RU

—качать реферат © 2018 | ѕользовательское соглашение

—качать      –еферат

ѕ–ќ‘≈——»ќЌјЋ№Ќјя ѕќћќў№ —“”ƒ≈Ќ“јћ