Американо-израильское стратегическое сотрудничество 1948-1979 гг.

 

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Уральский государственный университет им. А.М. Горького

Факультет Международных отношений


Кафедра теории и истории международных отношений







Дипломная работа

Американо-израильское стратегическое сотрудничество

-1979 гг.





студента 4 курса

Научный руководитель:

канд. ист. наук, доцент







Екатеринбург 2010

Оглавление


Введение

. Роль США в образовании государства Израиль; складывание предпосылок стратегического и экономико-политического сотрудничества

. Американо-израильское стратегическое сотрудничество в 1948-1967 гг.

. США в арабо-израильских конфликтах 1967-1979-х годов. Кэмп-Дэвидское совещание

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение


В системе международных отношений в последние десятилетия произошли серьезные структурные сдвиги, обусловленные окончанием «холодной войны», конфронтации двух мировых держав и их стратегических союзников. Эти изменения предопределили сотрудничество различных государств в разрешении глобальных международных проблем, отход от силовых методов и выдвижение на первый план мирных, компромиссных, средств урегулирования кризисных ситуаций в разных уголках земного шара.

Однако глобальные перемены на мировой арене не привнесли спокойствия и гармонии в международные отношения, более того, многие аналитики отмечают определенную хаотичность современных международных процессов. В XXI век человечество вступило с неурегулированными региональными конфликтами, локальными войнами, тяжелым экологическим наследием, не утихающими религиозными и этническими спорами. Все указанные явления имеют место на Ближнем и Среднем Востоке.

Вопрос урегулирования ближневосточного конфликта является одной из ключевых международных проблем на протяжении шестидесяти лет. Данный конфликт представляет собой крайне сложный и запутанный узел противоречий между арабскими государствами и Израилем.

Особое значение в этой проблеме приобретает геополитический фактор: регион Ближнего Востока с его значительными ресурсами энергоносителей является местом пересечения стратегических интересов мировых и ведущих региональных держав, таких как США. Являясь коспонсором арабо-израильских переговоров, Вашингтон оказывает поддержку позиции Тель-Авива в переговорах на региональном уровне, а также в рамках ООН.

Сотрудничество между Америкой и Израилем имеет весьма глубокие корни в прошлом и свои особенные причины. Причины эти отвечали условиям времени и трансформировались вместе с государственными интересами, как США, так и Израиля. Казалось бы, холодная война закончилась два десятилетия назад, Ближний и Средний Восток хоть и является до сих регионом конфликтным, но конфликтность его не способна определить основной вектор отношений между самостоятельно влиятельными державами. Тем не менее, отношения между государствами, по сей день, нерушимы.

Существует два основных взгляда на американо-израильское стратегическое сотрудничество. Согласно первому, нерушимость этих партнерских межгосударственных связей обусловлена тем, что США, на протяжении полувека вкладывавшие средства в развитие Израиля, в его институты, постоянно лоббировавшие интересы Тель-Авива на международной арене, не могут просто отказаться от своего «вложения», не получив при этом максимально высоких «дивидендов», даже при учете всех уже полученных выгод. Другая же точка зрения постоянно отсылает к интересам еврейского лобби в правительстве США, доказывая, что Израиль - стратегическая обуза для штатов, а не партнер. Пока существует данный спор - вряд ли удастся объяснить и перспективы этого сотрудничества.

Актуальность вопроса американо-израильского сотрудничества заключается в том, что арабо-израильский конфликт, несмотря на все предпринимаемые усилия, по-прежнему не урегулирован и остается в числе самых сложных проблем современных международных отношений, а США по прежнему является основным «рефери» этого конфликта.

Актуальность темы обусловлена еще и тем, что в настоящее время стали доступны многие ранее засекреченные документы и материалы, появились мемуары непосредственных участников событий, которые дают возможность более полно и объективно исследовать данный предмет.

Целью исследования является изучение эволюции политики правительств США и Израиля, по установлению стабильных экономических и военно-политических отношений между своими государствами. В рамках исследования были поставлены следующие задачи:

1)Рассмотреть предпосылки сближения Израиля и США,

2)Исследовать практическую деятельность администрации США и Израиля в кооперации по отношению к урегулированию арабо-израильских противоречий

)Осветить внутриполитические факторы, определявшие суть американо-израильского стратегического сотрудничества в исследуемый период,

Хронологические рамки данной работы охватывают период с 40-х годов ХХ века по конец 70-х. Подобный выбор объясняется тем, что именно в 40-е годы начинают складываться первые предпосылки будущего сотрудничества США и Израиля. В последующие 40 лет, это сотрудничество будет лишь крепнуть под натиском арабо-израильской проблемы, апогей сотрудничества можно отнести к 1979 г. и заключению Кэмп-дэвидских соглашений по урегулированию главного ближневосточного конфликта минувшего века.

В отечественной научной литературе достаточно полно представлена эволюция и современное состояние арабо-израильского сотрудничества, а также ход мирного процесса. В отдельных работах фигурирует политика США по проблеме ближневосточного урегулирования.

Исследование вопросов, поднятых в данной работе, потребовало обращения к широкому кругу нарративных и документальных материалов, которые подразделяются на несколько групп. К первой группе источников относятся официальные документы США, опубликованные в специализированных сборниках или размещенные в сети Интернет. Материалы этой группы представляют особую ценность в связи с тем, что дают возможность проанализировать на документальной основе, как менялся подход руководства США к проблеме урегулирования арабо-израильского конфликта.

Ценным источником для изучения ближневосточной политики американской администрации в первой половине 70-х годов стал электронный архив президента Форда и сведения национального архива исследовательского центра. Кроме того, в сети Интернет существует сайт музея Гарри Трумэна, Ричарда Никсона, в одном из разделов которого можно найти электронную версию сборника выступлений, сделанных им и его предшественниками за время пребывания на президентских постах, включая ссылки все одноименные доктрины президентов США. Так же использованы материалы с сайта правительства США.

Вторую группу источников составляют мемуары официальных лиц. В эту группу, в частности, входят воспоминания президентов Гарри Трумэна, Ричарда Никсона, Джимми Картера, предоставленные сайтом ААР (American Presidency Project), где собраны всевозможные материалы, посвященные деятельности президентов США. Отношениям США и Израиля, в частности, посвящены и работы госсекретарей Генри Киссинджера и советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского. Так же были использованы труды - воспоминания Уинстона Черчилля.

Израильских источников в работе немного, однако, можно отметить книгу известного публициста Мэтти Голана, тесно связанного с израильскими правящими кругами. В данной работе автор, освещавший ход Женевской конференции и подписание соглашений о разъединении войск между Египтом и Израилем в 1974-1975 годах, рассказывает о своих впечатлениях от этих событий.

Научную литературу, использованную при подготовке данного исследования, можно разделить на несколько групп. К первой относятся отечественные работы общего характера, посвященные Ближнему Востоку, арабским государствам и Израилю. Здесь нужно упомянуть труды Олимпиева А.Ю., Смирнова А.И, А.В. Денисова

Вторую группу работ составляют монографии и исследования отечественных авторов о политике США на Ближнем Востоке.

Третья группа включает труды зарубежных авторов, посвященные американо-израильскому сотрудничеству. Среди них наиболее полезными при подготовке дипломной работы оказались исследования Антонио Рубби, Стивен Уолта, и Моше Даяна.


1. Роль США в образовании государства Израиль; складывание

предпосылок стратегического и экономико-политического

сотрудничества


Образование государства Израиль стало весьма значительным событием на Ближнем Востоке, повлиявшим не только на политику данного региона, но и на международные отношения второй половины XX в., а также на политику сверхдержав, в том числе на ближневосточную дипломатию США. На протяжении последних 62 лет, США являются своего рода гарантом политической силы Израиля на Ближнем и Среднем Востоке: постоянная всесторонняя поддержка с американской стороны оказывалась и оказывается израильтянам по мере необходимости, будь то военные поставки или лоббирование интересов в международных организациях.

Отсчет времени продолжительности стратегического партнерства между этими странами традиционно считается непосредственное образование 14 мая 1948 г. государства Израиль на территориях, ранее подвластных английскому мандату. Так же принято считать, что США оказали ли лишь посильную, опосредованную поддержку появлению этого государственного формирования.

Однако, следует отметить, что Соединенные Штаты, следуя исключительно своим геополитическим интересам, были практически главным инициатором снятия английского мандата и утверждения независимости государства простирающегося на восточном побережье Средиземного моря.

Говоря о роли США в провозглашении Израиля, следует, прежде всего, перейти к персоналиям, чьи имена оставили глубокий отпечаток в истории американо-израильского сотрудничества.

По завершению Второй мировой войны во главе Соединенных Штатов оказался Гарри Трумэн, с апреля 1945 г.начавший предпринимать почти невозможное для создания еврейского государства. Не случайно Израиль до сих пор - единственная, кроме США, страна, где можно найти не только памятники Гарри Трумэну, но и школы, больницы и библиотеки, названные его именем. В исторической памяти израильтян Трумэн стоит в одном ряду с основателями нации и страны. «Эти израильтяне, - признавался позже он сам, - поставили меня на пьедестал рядом с Моисеем». Однако роль Трумэна, детали его политической борьбы за создание и легитимизацию еврейского государства до сих пор остаются малоизвестными.

Конфликт в Палестине имел длинную историю. Когда Трумэн стал президентом, Палестина была британским протекторатом, отделенным еще в конце Первой мировой войны от Оттоманской империи и управляемым Лондоном по мандату Лиги Наций. Принятая в 1917 г. Декларация Бальфура, названная по имени министра иностранных дел Англии, признавала Палестину в качестве родины евреев и фиксировала их право на организацию там своего государства. В ходе Первой мировой войны декларация была одобрена всеми великими державами. В 1922 г. ее одобрила Лига Наций, которая и передала Палестину в протекторат Великобритании. На основе этой декларации британские власти уже в 20-е и 30-е годы позволяли евреям создавать там свои поселения. Однако декларация вызывала резкое противодействие со стороны палестинских арабов, которые ко времени ее принятия сами еще не обладали собственным государством.

Английское правительство вскоре оказалось между молотом и наковальней - мусульманами Палестины, которые жили на ее территории, и евреями, которые надеялись переехать туда и образовать Израиль. Хотя в период между двумя войнами еврейское население Палестины и выросло с 80 тыс. до примерно 500 тыс., арабы делали все, чтобы воспрепятствовать реализации декларации. Однако Вторая мировая война, ужасы Холокоста, появление в разных странах огромного числа еврейских беженцев окончательно обострили еврейский вопрос - настолько, что он потребовал срочного разрешения. Одновременно сионистское движение приобретало все более военизированную, агрессивную форму. Вооруженные еврейские подразделения стали вступать в постоянные стычки и с палестинскими, и с британскими силами.

В 1942 г. на сионисткой конференции в Нью-Йорке было принято решение добиваться немедленного создания еврейского государства на территории всей Палестины и неограниченной иммиграции туда евреев со всего мира. Это не могло не вызывать все большего ожесточения арабов, которые в 1945 г. создали Арабскую Лигу Наций, главной целью которой стало воспрепятствовать появлению еврейского государства на территории Палестины. После парламентских выборов 1945 г. в Англии ситуация еще больше осложнилась. На посту премьер-министра вместо Уинстона Черчилля, который публично заявляли позже писал: «Я являюсь сионистом!», оказался Клемент Эттли, чье правительство сразу стало разрабатывать планы ухода из Палестины и Греции и передачи управления там в руки ООН.

С самого начала своей деятельности в Сенате в 1935 г. Трумэн поддерживал сионистское движение. В 1944 г. он пообещал «помогать бороться за создание еврейской родины в Палестине». С приходом его в Белый Дом позиция его не изменилась. Уже на восьмой день своего президентства 20 апреля 1945 г. Трумэн встретился с раввином Вайзом. Президент сказал, что хорошо знает и еврейскую, и арабскую точки зрения на проблему Палестины, а также, что случилось с евреями во время Второй мировой войны. Соединенные Штаты, заявил Трумэн, будут делать все возможное для того, чтобы помочь евреям обрести родину.

К этому времени сионистское движение стало влиятельной политической силой в Америке, игнорировать которую ни президент, ни другие политики не могли. В 1946 г. на встрече с американскими дипломатами-«ближневосточниками», предупреждавшими Трумэна о падении престижа США в этом районе из-за явных симпатий Белого Дома к сионизму, президент сказал: «Прошу простить меня, джентльмены, но мне надо принимать в расчет сотни тысяч тех, кто стоит за успех сионизма. Среди моих избирателей нет сотен тысяч арабов». Евреи составляли значительное число сторонников Трумэна в штате Миссури, откуда он избирался в Сенат, очень много их было в штате Нью-Йорк, дававшем 45 голосов выборщиков на президентских выборах, от них во многом зависела финансовая и политическая поддержка демократической партии, большую роль играли они и в средствах массовой информации страны.

Отметим, что и религиозное сознание Трумэна, как и знание им древней истории, еще больше склоняли его к идее создания еврейского государства на территории Палестины. Трумэн позже признавался, что всегда интересовался историей Палестины и знал, что этот регион одно время был одним из главных мировых центров. Однако «арабы никогда не смогли сделать регион таким же сильным и влиятельным в мире, каким он был раньше, хотя определенные возможности для этого все еще сохранялись». Трумэн считал, «что под руководством евреев можно создать отличную индустриальную систему, а производительные возможности региона могли бы при этом использоваться и евреями, и арабами».

Лидеры США еще не были, однако, готовы к радикальному решению вопроса о Палестине. Когда на Потсдамской конференции Черчилль заявил, что будет рад, если Соединенные Штаты пожелают заменить Англию в качестве главной силы в этом регионе, Трумэн быстро ответил: «Спасибо, не надо». В течение первых трех лет после окончания мировой войны конфликт в Палестине был классическим примером неудачи в международной политике США, которая осуществлялась государственным департаментом без учета нюансов внутренней ситуации в стране. Для самого Трумэна борьба за создание Израиля стала борьбой и за то, кто определяет внешнюю политику Соединенных Штатов - президент страны или профессиональные чиновники и дипломаты госдепа. Уже в беседе с раввином Вайзом Трумэн жаловался, что чиновники «советуют мне быть как можно более осторожным, говорят, что я не понимаю ничего, что происходит в Палестине и что я должен все оставить на рассмотрение так называемых «экспертов»... Некоторые «эксперты» государственного департамента думают, что они должны вырабатывать политику. Но пока я президент, я буду вырабатывать политику, а их работа - лишь ее реализовывать. Те из них, кому это не нравится, могут уволиться в любое время, когда захотят».

Трумэн сам находился под сильным давлением еврейского американского лобби. В письме сенатору Джозефу Боллу осенью 1945 г. он признавался: «Я прямо говорю евреям, что если они готовы предоставить мне пятьсот тысяч солдат для ведения войны с арабами, мы можем удовлетворить их желания, а иначе мы пока погодим с переговорами. Я не думаю, что Вы и другие члены Сената склонитесь к тому, чтобы послать полдюжины дивизий в Палестину для поддержания еврейского государства. Я пытаюсь превратить мир в безопасное место для евреев, но при этом не хочу идти войной на Палестину». На заседании правительства 30 июля 1946 г. Трумэн, разозленный растущей критикой со стороны американских евреев в свой адрес, даже воскликнул: «Иисус Христос, когда он был здесь, на Земле, не смог удовлетворить их. Так кто может ожидать, что мне это удастся лучше, чем Ему!?».

Наконец, Трумэн остановился на позиции, которую заместитель государственного секретаря США Дин Ачесон описал так: «во-первых, немедленная эмиграция в Палестину ста тысяч перемещенных евреев из Восточной Европы; во-вторых, полное неприятие политической или военной ответственности за это решение». То есть это была позиция в пределах принципа «де факто». 4 октября 1946 г., выступая в день Йом Киппура, Трумэн заявил, что «Соединенные Штаты будут поддерживать создание жизнеспособного еврейского государства, контролирующего свою эмиграцию и экономическую политику в соответствующем районе Палестины». В глазах многих это означало прямую поддержку Трумэном сионистского движения. Да и большинство сионистов полагало, что политика США в отношении Палестины полностью совпадает с их политикой. Когда же они находили отличия, то тут же обвиняли Белый Дом в проарабской позиции. Арабы тоже считали, что Трумэн стоит на позициях сионизма и относились к нему с нескрываемой агрессивностью. Однако «наша политика, - говорил Трумэн, - не была ни еврейской, ни арабской, а была просто американской политикой. Она была американской, так как была направлена на мирное решение проблем в этом трудном регионе. Она была американской, так как базировалась на желании прекратить человеческую трагедию и увидеть обещания выполненными».

Нарастало давление на президента и внутри страны. Только за вторую половину 1947 г. Трумэн получил более 135 тыс. писем, телеграмм и петиций в поддержку создания еврейского государства в Палестине. В ноябре 1947 г. Трумэн тайно встретился с самым уважаемым лидером сионизма 74-летним ученым Хаимом Вейцманом, только что проигравшим перевыборы в качестве председателя Всемирного сионистского конгресса. Вейцман был одним из создателей Бальфурской декларации, с Трумэном они уже были знакомы и чувствовали взаимную симпатию. Трумэн считал, что «Вейцман был замечательным человеком, одним из самых мудрых людей, которых я когда-либо встречал, настоящий лидер, один в своем роде... Он посвятил свою жизнь двум вещам - науке и сионизму. Это был человек колоссальных достижений и исключительных личных качеств».

На встрече Вейцман рассказал Трумэну о своем видении того, как евреи возродят Палестину и превратят ее в процветающую индустриальную державу, как они будут осваивать пустыню. Новое еврейское государство, по его словам, станет примером для всего региона. Гость показывал президенту карты, где предлагались возможные планы разделения Палестины и рассказывал о том, как он планирует устроить сельское хозяйство в новом государстве. Трумэн, проведший много лет своей жизни на ферме в Миссури, не только горячо заинтересовался этими планами, но и пообещал Вейцману свою поддержку. Сразу по окончанию встречи президент поручил американской делегации поддержать в ООН проект разделения Палестины на две части.

Единственное опасение у Трумэна вызывало то, что такое разделение может быть использовано Советским Союзом для укрепления своих позиций в регионе. Вейцман был не согласен: «Существуют опасения, что реализация нашего проекта в Палестине может каким-то образом быть использована в качестве канала для проникновения коммунистических идей на Ближний Восток. Нет ничего более далекого от правды. Наши эмигранты из Восточной Европы - это именно те люди, кто оставляет коммунистические районы. Иначе они бы совсем не уезжали. Если бы существовала серьезная попытка Советов распространить коммунистическое влияние через нашу эмиграцию, они легко могли бы это сделать в предыдущие десятилетия. Но каждые выборы свидетельствуют о том, что коммунизм достиг крайне небольшой популярности в нашем обществе. Образованные крестьяне и квалифицированные рабочие стремятся к высоким стандартам жизни, которые никогда не будут приняты коммунистами. Опасность коммунизма существует только в неграмотных и обедневших слоях, неспособных самостоятельно ему сопротивляться».

К этому времени английская администрация Палестины стала главной мишенью сионистского движения. Нарастало насилие, события приобретали неуправляемый характер. 22 июля 1946 г. еврейские террористы взорвали английский военный центр, располагавшийся в гостинице «Царь Давид» в Тель-Авиве; был убит 91 человек. В начале 1947 г. под воздействием мирового общественного мнения и давления со стороны США и европейских стран Англия разрешила переезд в Палестину евреев-беженцев из Европы. Не будучи более в состоянии контролировать ситуацию и поддерживать порядок, Лондон объявил, что прекращает действие своего мандата с 15 мая 1948 г. Арабские лидеры тут же публично заявили, что этот день станет началом «защиты прав арабов». ООН немедленно создала специальную комиссию по рассмотрению палестинского вопроса и под давлением США 29 ноября 1947 г. приняла решение, предусматривающее разделение Палестины на арабскую и еврейскую части.

Вожди сионизма быстро увидели в этом решении свою окончательную победу. Однако арабские лидеры, несогласные с ООН, развернули прямые военные действия, пытаясь помешать евреям установить контроль над полученной ими частью территории Палестины. Конфликт приобретал все большую остроту, к началу 1948 года арабы и евреи открыто воевали друг с другом. Лондон, не скрывая, ждал конца своего мандата и пустил все на самотек. Трумэн писал, что ситуация была очень сложной: «Евреи были за разделение, но не все евреи. Арабы были против разделения, но они не были согласны в том, насколько они против этого. У англичан, судя по всему, только одно было в голове: они просто жаждали умыть руки во всем этом деле». Практическое осуществление резолюции ООН о разделении Палестины становилось все более проблематичным.

Одновременно в самой администрации Трумэна все сильнее раздавались голоса противников разделения. Министр обороны Джеймс Форрестол, к примеру, пользовался любой возможностью выступить с критикой решения ООН. «Вы просто не понимаете, - говорил он, - что сорок миллионов арабов столкнут четыреста тысяч евреев в море. И в этом все дело. Нефть - мы должны быть на стороне нефти». Кроме нефти американские военные убеждали президента в невозможности посылки частей США в Палестину в случае начала там полномасштабного вооруженного конфликта. Практически все дипломаты, а также сотрудники государственного департамента, как признавался сам президент, были против даже самой идеи создания еврейского государства в Палестине. Их основной аргумент заключался в том, что на протяжении многих лет Англия сумела сохранять свои позиции в регионе лишь опираясь на арабов. Теперь, когда Англия уходит и передает всю ответственность за ситуацию там в руки США, Вашингтон должен делать то же самое, ибо если не дружить с арабами, то они перейдут в лагерь Советского Союза. Трумэн был не согласен с такой логикой, но перебороть мнение внешнеполитической элиты страны было очень непросто.

Позиции Трумэна сильно ослаблялись тем, что против создания еврейского государства в Палестине был настроен самый популярный политик в то время, герой недавней войны, государственный секретарь США 68-летний генерал Джордж Маршалл. По мнению американских военных, вероятность военного конфликта в Европе нарастала с каждым днем. В этой ситуации Маршалла заботила возможность беспрепятственного выхода к ближневосточной нефти. Поэтому все чаще и чаще в документах государственного департамента проскальзывала мысль о том, что надо отложить практическое осуществление решения ООН. Аналитическая записка, которую получил Трумэн из только что созданного им Центрального разведывательного управления, также говорила о том, что разделение Палестины не приведет к решению проблем региона, на что надеется Белый Дом. Все это вызывало немалую тревогу у еврейского лобби США, еще более усилившего давление на президента. В начале 1948 г. с просьбой о новой встрече с президентом обратился Хаим Вейцман. Однако в этих условиях Трумэн принял решение не встречаться больше с лидерами сионизма, ибо такие встречи могли быть неправильно истолкованы американской и мировой общественностью.

Для Трумэна это было тяжелое время. Приближались выборы, которые он, по всеобщему мнению, должен был проиграть. Президенту надо было успевать следить за быстро меняющейся ситуацией в Европе, накануне он выступал на объединенной сессии Конгресса, где просил депутатов ускорить одобрение «Плана Маршалла» и программы всеобщей военной подготовки. Стремительно нарастало напряжение в американо-советских отношениях. Первый раз в марте 1948 г. Трумэн открыто назвал Советский Союз единственной страной, которая блокирует установление мира: «С конца войны Советский Союз и его агенты разрушают независимость и демократический характер целого ряда стран Восточной и Центральной Европы. Это безжалостный курс, и ясно, что СССР стремиться распространить его на еще остающиеся свободными страны Европы. В результате, в Европе сегодня сложилась критическая ситуация... Я полагаю, что мы достигли положения, когда позиция Соединенных Штатов должна быть четкой и ясной. В истории бывают моменты, когда гораздо важнее действовать, чем выжидать. Мы должны быть готовы заплатить цену за мир, иначе мы наверняка будем вынуждены заплатить цену за войну». Казалось, мир движется к новой кровопролитной схватке.

Популярность Трумэна стремительно снижалась. Согласно опросам, проводившимся институтом Гэллапа, уровень одобрения деятельности президента упал в 1948 г. до 36 процентов. Газеты и журналы публиковали саркастические материалы, доказывая, что Трумэн не может справиться с ситуацией ни в стране, ни в мире. Журнал «Нэйшэн», к примеру, риторически спрашивал: «Должен ли быть Трумэн в Белом Доме?», «Нью-Репаблик» на обложке поместил фразу: «Трумэн должен уйти в отставку». «Нью-Йорк Таймс» писала, что Трумэн не только не обладает качествами, необходимыми президенту, не только слишком мелок и бесцветен, но и даже испытывает трудности в понимании печатного текста. «Влияние нынешнего президента на дела слабее, чем любого другого президента в новой истории», - заключала газета. Не усиливал позиции президента и раскол в его внешнеполитической команде.

марта 1948 г. Эдди Джекобсон посетил Белый Дом. Это была редкая теперь встреча двух лучших друзей. Трумэн очень любил и ценил Джекобсона, в своих мемуарах он писал, что «нелегко было бы найти более настоящего друга». Однако уже в самом начале встречи Трумэн предупредил приятеля, что не хочет слышать ни слова о Палестине и признался, что очень разозлен на сионистских лидеров, которые постоянно критикуют его политику и неуважительно отзываются о президенте лично. Они, сказал Трумэн, «почти превратили меня настолько в антисемита, насколько человек только может быть». Старый друг Трумэна просто стал плакать в Овальном офисе. Хаим Вейцман, сказал он, является его личным героем всю жизнь: «Он самый великий из всех живущих евреев. Может быть, он самый великий из всех живших когда-либо евреев. Он уже старик и очень болен. Он проехал тысячи миль для разговора с тобой, Гарри, а ты отказываешься от этой встречи. Это не похоже на тебя. Я думал, Гарри, ты можешь справиться с тем, что они на тебя навешивают».

Позже Трумэн признавал, что Эдди сыграл поистине решающую роль в выработке им позиции по еврейскому вопросу. Джекобсон за более чем 30-летнюю дружбу с Трумэном никогда ни о чем до этого не просил своего могущественного друга, и теперь, когда он, наконец, обратился от имени сионистского движения с просьбой, Трумэн не смог сказать ему «нет». Президент позвонил в государственный департамент и сказал, что хочет встретиться с Вейцманом. «Надо было слышать, - вспоминал Трумэн, - как они завопили. Первое, что они мне сказали, это то, что Израиль не является страной и у него вообще нет флага, и им нечего вывесить. Я сказал им, что Вейцман остановился в гостинице «Уолдорф-Астория» и они там всегда, когда останавливаются высокие зарубежные гости, вывешивают что-то. Узнайте, что они там для Вейцмана вывесили, и используйте это же».

В четверг 18 марта 1948 г. состоялась решающая встреча между Вейцманом и Трумэном. Она продолжалась 45 минут. Флагов не потребовалось, так как встреча носила тайный характер, гость был проведен в Белый Дом через боковой вход. Как позже вспоминал Трумэн, беседа прошла хорошо. Президент США заявил, что хочет справедливого решения вопроса, причем, без кровопролития. «Я объяснил ему основы своей политики по еврейскому вопросу и то, что мой главный интерес заключается в том, чтобы увидеть установление справедливости, но без кровопролития. Когда Вейцман покинул мой кабинет, я чувствовал, что он полностью понял мою политику, а я, в свою очередь, понял, чего хотел он». Трумэн сказал, что придерживается мнения, что при политическом разделении Палестины на два государства возможно создание экономического союза и обе страны могут работать бок о бок по развитию региона. Главное - предотвратить кровопролитие. «Очевидно, мало что хорошего можно сказать о решении проблемы, - заметил в этой связи президент США, - если оно подразумевает уничтожение сотен тысяч жизней для того, чтобы другие сотни тысяч жизней были сохранены».

Трумэн твердо пообещал Вейцману, что США будут поддерживать идею разделения Палестины на две части. Однако уже на следующий день представитель США в Совете безопасности ООН Уоррен Остин выступил с заявлением о необходимости отложить реализацию плана разделения Палестины, а вместо этого установить там прямой международный контроль. Трумэн был здорово разозлен тем, что в глазах лидера мирового сионизма он предстал обманщиком и даже послал специального посланника к Вейцману с разъяснениями, что позиция государственного департамента и речь Остина в ООН не соответствуют взглядам президента страны.

В своем дневнике Трумэн в тот вечер гневно записал: «Сегодня государственный департамент просто выдернул ковер из-под моих ног... Утром я узнал, что они пересмотрели мою палестинскую политику, и я об этом первый раз узнаю из газет! Черт побери!!! Я теперь выгляжу неискренним лгуном... Никогда в жизни я не был в такой ситуации. На третьем и четвертом уровне государственного департамента есть люди, которые всегда хотели перерезать мне горло. Наконец им это удалось...». Посланник Трумэна привез ответ от Вейцмана, где тот писал, что полностью доверяет американскому президенту, что разделение Палестины неизбежно, более того, что оно уже фактически произошло. Выбор для евреев в нынешней ситуации, писал Вейцман, это выбор «между созданием государства и уничтожением. История и Провидение, господин президент, отдали решение этого вопроса в Ваши руки, и я уверен, что Вы разрешите его в соответствии с моральными законами».

Идея международного контроля над Палестиной, предложенная государственным департаментом, вызвала крайне скептическую реакцию и у Пентагона. По расчетам военного министра США Форрестола, такое управление потребовало бы присутствия в регионе не менее 100 тыс. военнослужащих под флагом ООН, в том числе не менее 47 тыс. из них должны были бы предоставить Соединенные Штаты. Это, по мнению военных, превышало возможности страны в условиях нарастания вероятности военного конфликта с СССР в Европе. Кроме того, было неясно, как отреагирует американское общество на неизбежную гибель своих солдат в Палестине, где у США нет жизненно важных геополитических интересов.

Трумэн оставался верным своему слову. 11 апреля вечером он пригласил Эдди Джекобсона в Белый Дом и попросил его «очень четко и ясно», но тайно подтвердить Вейцману, что он обеспечит признание нового еврейского государства Соединенными Штатами. Позже Эдди напишет, что было видно, что Трумэн был всем сердцем за такое признание, что президент США окончательно определился в этом вопросе. Если Трумэн и был готов какое-то время обсуждать проект установления мандата ООН над Палестиной, то только для того, чтобы ненадолго отложить решительное разделение ее на две части с целью лучше подготовить это разделение. Он понимал, что такое обсуждение и арабами, и евреями будет воспринято как отказ Вашингтона от идеи создания независимого еврейского государства в Палестине.

мая 1948 г. советник Трумэна Кларк Клиффорд сказал президенту, что вероятность практического создания еврейского и арабского государств в самое ближайшее время очень высока, и США должны быть готовы к тому, чтобы быстро действовать в новых условиях. Поручить это государственному департаменту Трумэн не мог, поэтому он попросил Клиффорда, своего советника по внутренней политике, приготовить предварительные материалы по возможной реакции США на провозглашение еврейского государства.

мая состоялось решающее совещание американского руководства по вопросу Палестины. От лица сторонников признания нового государства выступал Клиффорд, который призвал США в случае провозглашения нового еврейского государства признать его как можно скорее - главное, до того, как это сделает Советский Союз. Клиффорд предложил даже публично объявить о готовности Белого Дома признать новое государство еще до его официального провозглашения. Это будет акт в соответствии с политикой президента и пониманием гуманизма, сказал Клиффорд. 6 миллионов евреев, убитых нацистами, стали жертвами самого большого геноцида в истории, и каждый думающий человек должен принимать на себя хотя бы некоторую ответственность за выживших евреев, которым, в отличие от всех остальных европейцев, некуда ехать. Нет реальной альтернативы разделению Палестины, нет альтернативы признанию Вашингтона нового государства, говорил Клиффорд. Промедление по инициативе государственного департамента США не будет понято евреями во всем мире. «Независимо от того, что государственный департамент или кто-нибудь еще думает, факт заключается в том, что будет существовать еврейское государство. Думать иначе просто нереалистично», - закончил он.

Против крайне жестко выступил государственный секретарь Джордж Маршалл. Он был весьма недоволен уже тем, что за его спиной советник президента по внутренней политике готовил материалы по такому важному внешнеполитическому вопросу. Это было самое резкое выступление генерала Маршалла в его жизни. Это было также самое резкое несогласие с президентом, которое Трумэн когда-либо слышал от своего ближайшего окружения. Главная мысль государственного секретаря заключалась в том, что интересы внутренней политики не должны определять направления политики внешней. Если, говорил Маршалл, глядя прямо в лицо Трумэну, тот последует совету Клиффорда, то на президентских выборах в ближайшем ноябре сам Маршалл будет выступать против Трумэна. По воспоминаниям присутствующих, после выступления госсекретаря наступила долгая и тяжелая тишина. Трумэн не показывал никаких эмоций. Наконец, он поднял руку и мягко сказал, что он вполне понимает политический риск любого решения, которое ему предстоит принять по этому вопросу, но он сам будет судить о мере такого риска. Затем президент предложил вернуться к обсуждению этого вопроса еще раз на следующий день. Когда все ушли из кабинета, Трумэн посмотрел на Клиффорда и сказал: «Давайте пока не будем считать, что все уже потеряно».

На следующее утро репортеры атаковали Трумэна вопросами о том, признают или нет Соединенные Штаты новое еврейское государство в Палестине. «Я буду переходить через мост, - ответил тот, - только когда я дойду до него». Трумэн боялся сказать больше, ибо Джордж Маршалл мог сегодня уйти в отставку, что стало бы огромной проблемой для президента за несколько месяцев до новых выборов. Без Маршалла победа на них представлялась гораздо менее реальной, а уж если тот будет выступать против Трумэна, рассчитывать было бы не на что. Президент надеялся, что Маршалл будет снова и снова анализировать сложившуюся ситуацию и, может быть, изменит свое мнение. Вечером 14 мая государственный секретарь США позвонил президенту страны и сказал, что хотя он и не может поддержать позицию, которую президент решил занять, он не будет публично выступать против. «Это, - сказал Трумэн, - все, что нам нужно».

По распоряжению Трумэна Кларк Клиффорд вместе с представителями Еврейского Агентства в Вашингтоне стали срочно готовить документы для признания нового государства. Когда стали выяснять, какие документы и бумаги для этого нужны, оказалось, что никто этого не знает. Ситуация была уникальной - надо было готовить признание государства, которого еще не было. Наконец какие-то документы были приготовлены, но название страны в них оставалось пустым - никто еще не знал, как будет называться новое государство.

В пять сорок пять вечера 15 мая в столице США была получена информация о том, что в полночь по палестинскому времени, то есть через 15 минут, будет провозглашено создание Израиля - первого за две тысячи лет еврейского государства. История Палестины круто изменилась еще раз. Через одиннадцать минут после провозглашения Трумэн подписал заявление о фактическом - «де-факто» - его признании и приказал немедленно информировать об этом свою делегацию в ООН. Американская делегация, получив телеграмму из Вашингтона, решила, что это чья-то шутка, и все начали смеяться, но потом, когда выяснилось, что это все всерьез, накал возмущения решением президента дошел до того, что делегаты стали обсуждать возможность коллективной отставки. Будущий государственный секретарь Дин Раск, по просьбе Маршалла, немедленно вылетел в Нью-Йорк для того, чтобы отговорить их от этого. Тем не менее самый знаменитый член делегации, вдова президента Франклина Рузвельта, Элеонора Рузвельт подала в отставку, а глава делегации США в ООН Уоррен Остин просто покинул свой офис, не оставив никакой информации о том, где он будет находиться. Многие ожидали, что в отставку уйдет и Джордж Маршалл, но тот пресек все разговоры на эту тему, заявив, что ответственный политик не может уходить в отставку только потому, что президент, который, согласно Конституции страны, имеет право на принятие решений, принял таковое.

В Вашингтоне в доме №2210 на Массачусетс авеню, где размещалось Еврейское Агентство, был поднят бело-голубой флаг со звездой Давида в центре. В Нью-Йорке на улицах Бронкса и Бруклина прошли настоящие народные гуляния и празднования. По всей стране синагоги отслужили специальные службы. Президентом Израиля стал Хаим Вейцман, премьер-министром - Давид Бен-Гурион, а первым (неофициальным) послом нового государства в США - Эдди Джекобсон.

Хотя, как пишут современные историки, внешнеполитические советники президента не позволили ему напрямую стать отцом нового еврейского государства, он, безусловно, стал его «повивальной бабкой». Главный раввин Израиля Исаак Халеви Герцог позвонил президенту США и сказал: «Господин президент, Бог поместил Вас в утробу матери, чтобы сделать Вас орудием возрождения Израиля после двух тысяч лет». Помощник Трумэна, присутствовавший при этом разговоре, заметил, что «слезы катились по щекам президента». 25 мая Хаим Вейцман снова посетил Белый Дом - на этот раз уже в качестве президента Израиля и получил все почести, какие положены главе независимого государства. На пороге Белого Дома он вручил улыбающемуся Трумэну священную Тору.

США первыми признали Израиль, что обеспечило новому государству быстрое и успешной признание большинством стран мира. Позже Трумэна немало обвиняли в том, что другие страны-члены ООН признавали Израиль под его давлением. «Я никогда не соглашался с такой практикой, - защищался он уже после отставки, - когда сильные заставляют слабых следовать своей воле - как среди людей, так и среди стран. Мы помогли Греции. Мы на деле практически обеспечили независимость Филиппин... Однако мы не сделали из этих стран своих сателлитов и не заставляли их голосовать с нами по вопросу разделения Палестины или любому другому вопросу. Политика, которая стоит того, чтобы ее называли американской, никогда не будет относиться к другим странам, как с сателлитам. Демократические страны уважают мнения других, это основа их устройства. Какими бы сильными или слабыми, богатыми или бедными эти другие ни были».

Однако если США признали Израиль «де-факто», СССР сразу принял решение не только о фактическом, но и полном признании нового государства, то есть, «де-юре». Провозглашение Израиля повлекло за собой новой виток военных столкновений. Как только стало известно о решении создания государства Израиль, со стороны сионистов началась настоящая необъявленная война - еще до провозглашения государства Израиль около 250 тыс. палестинских арабов были вынуждены покинуть свои родные места. В свою очередь Лига Арабских Государств не признала Израиль и огласила евреям "джихад" (священную войну). В полночь 14 мая 1948 закончился срок действия британского мандата на Палестину. Сразу же после того, как Бэн-Гурион 14 мая 1948 объявил о создании государства Израиль, войска стран арабской лиги: Египта, Иордании, Сирии и Ливана начинают военные действия против Израиля. Войну Израилю также объявили Саудовская Аравия и Йемен. 40-тыс. войскам арабской лиги, которые формально возглавлял король Иордании, противостояла 30-тыс. вооруженные силы организации Хагана, вооруженные чешским оружием. Войска арабских государств заняли ряд территорий в южной и восточной Палестине, которые не предназначались для евреев, а так же захватили небольшой еврейский квартал в старой части Иерусалима. Израильтяне тем временем взяли под контроль главную дорогу на Иерусалим, идущую через горы, заняли оборону и успешно отбивали атаки арабов.

Администрация Трумэна отказывалась на протяжении многих месяцев отменить свое эмбарго на поставку оружия Израилю и настаивала в ООН, что решение еврейского вопроса должно вестись дипломатическими методами, путем переговоров и компромиссов со стороны как евреев, так арабов. 20 мая 1948 ООН призвало стороны к перемирию, однако предложенный план урегулирования был неприемлемым для обеих сторон.

Признание Израиля было настолько противоречивым решением Трумэна, что оно не только не принесло ему внутриполитической пользы, но даже осложнило положение президента на выборах 1948 г. Трумэна обвиняли в том, что признание Израиля было не политикой США, а политикой демократической партии и личным мнением президента. В разгар предвыборной кампании, выступая в Нью-Йорке, Трумэн заявил, что «тема Израиля вообще не должна затрагиваться как политическая тема в рамках предвыборной кампании. Моя личная ответственность тогда заключалась в том, чтобы, во-первых, наша политика в отношении Израиля совпадала с нашей внешней политикой в мире в целом, а во-вторых, я стремился построить в Палестине сильное, процветающее государство, достаточно свободное и достаточно сильное, чтобы поддерживать и защищать само себя».

Трумэн никогда не раскаивался в принятых им однажды решениях. Не жалел он ни разу и о том, что настоял на немедленном признании Израиля. Для него это также означало окончательное решение того, кто же определяет внешнюю политику Соединенных Штатов. В своих воспоминаниях Трумэн позже писал: «Трудность многих карьерных государственных чиновников заключается в том, что они начинают видеть себя в качестве людей, которые определяют политику и руководят правительством. Они смотрят сверху вниз на выборных лиц, как на фигуры временные. Каждый президент в нашей истории сталкивался с проблемой, как добиться, чтобы профессиональные чиновники не игнорировали его политику. Слишком часто профессиональные чиновники осуществляют свои собственные взгляды, вместо того чтобы осуществлять политику администрации...

Некоторые президенты решали эту проблему через создание своего собственного маленького государственного департамента. Президент Рузвельт так поступил и лично напрямую связывался с Черчиллем и Сталиным. Я не хотел следовать этому методу. Именно государственный департамент создан для того, чтобы заниматься внешнеполитическими операциями, и он должен ими заниматься. Но я хотел сделать полностью понятным всем, что именно президент Соединенных Штатов, а не второй или третий эшелон чиновников государственного департамента вырабатывает политику». Трумэну это удалось, теперь он полностью сосредоточил выработку внешней политики в своих руках.

Несмотря на то, что на начальном этапе военные действия развивались в пользу арабов, ситуация вскоре изменилась. Арабское единство подрывалось острыми противоречиями. Армия освобождения Палестины подчинялась муфтию Иерусалима, среди всех арабских стран только Иордания имела современную армию - Арабский легион, которым командовал английский генерал Глабб, в то время как израильтяне были вооружены современным оружием.

Ход войны изменился уже в июле 1948, когда 10-дневное наступление евреев нейтрализовало наступательные силы арабов; а заключительное наступление евреев в октябре привело к тому, что к началу 1949 израильтяне смогли занять всю территорию Палестины вплоть до границы с Ливаном и Голанским высотам на севере и Аккабскому заливу и Синайскому полуострову на юге, за исключением Сектора Газа (отошел к Египту). Таким образом, Израиль захватил 6,7 тыс. км территории Палестины, которая по решению Генеральной Ассамблеи ООН от 29.11.1947 предназначалась для Арабского государства и западную часть Иерусалима. Оставшаяся часть Палестины, отведенная Арабскому государству, и восточная часть Иерусалима были присоединены Иорданией. С территории, захваченной Израилем, было изгнано св. 900 тыс. арабских жителей, которые осели в арабском мире, а с арабских стран в свою очередь, было выслано около 567 тыс. евреев, которые осели в основном в Израиле.

января 1949 на Родосе между обеими сторонами начались переговоры, которые привели к перемирию. Соглашения о перемирии были заключены: с Египтом 24 февраля, с Иорданией 3 апреля, с Сирией - 20 июля. Эти соглашения о перемирии не урегулировали ближневосточный конфликт, возникший в результате арабо-израильской войны. Они имели временный характер и не решали окончательно территориальные вопросы. Таким образом, вследствие войны палестинские арабы не смогли воспользоваться своим правом на создание собственного государства, которое стало жертвой экстремизма евреев и стремления арабов к уничтожению государства Израиль. Война только положила начало неприятностям в регионе.

января 1949 г. в Израиле прошли первые демократические выборы и только после этого Соединенные Штаты признали новое государство «де-юре». В своем письме президенту Вейцману Гарри Трумэн, только что сам победивший на чрезвычайно трудных президентских выборах, в частности, писал: «Я понимаю свою победу как мандат от американского народа на практическое осуществление платформы демократической партии, включая, естественно, поддержку государства Израиль». С тех пор поддержка Израиля стала одним из постоянных элементов внешней политики США, а Израиль стал надежным союзником Соединенных Штатов и стран Западной Европы. Что касается самого Гарри Трумэна, то сегодня, по прошествии полувека, американцы уверенно включают его в число самых выдающихся президентов страны за всю ее историю.

Если обобщить все вышесказанное, то основными предпосылками к установлению стратегического партнерства между США и Израилем стали:

) Потребность США в союзнике в регионе Ближнего Востока

) Острая потребность Израиля в экономической и военно-политической поддержке в первое десятилетие своего существования

) Интернационализация конфликта между евреями и арабами. Обязательным элементом структуры регионального конфликта является соответствующее участие в нем в качестве третьих сил центросиловых государств-лидеров глобальных систем и их стратегических союзников. Конфликт между палестинскими арабами и евреями стал одним из таких конфликтов. Палестинский конфликт, превратившись из локального конфликта между двумя народами, проживающими на одной территории, в международный конфликт, разросся и обострялся. Сверх державы, стремясь расширить свое влияние в регионе, ищут союзников - Израиль же должен был стать демократической опорой США в регионе.

Во время обсуждения палестинского вопроса в ООН ни еврейское, ни арабское давление на Генеральную Ассамблею не сыграло решающей роли. Более того, у Генеральной Ассамблеи не было серьезной альтернативы разделу. И арабы, и евреи заявляли, что не согласятся на федеративное государство, а в пользу раздела высказывались евреи. В ходе обсуждения будущего Палестины принятию плана раздела в немалой степени способствовало сотрудничество США и СССР в этом вопросе.

Учреждение еврейского государства было встречено с симпатией миллионами людей во всем мире, которые были устрашены катастрофой, постигшей европейское еврейство. Ведущие державы, в том числе США и Советский Союз (но не Великобритания) активно поддерживали создание этого государства, но каждая из них действовала в своих собственных интересах. Они рассматривали это новое государство как способ блокирования британских позиций на Ближнем Востоке. ООН голосовала за разделение Палестины, приветствуя еврейское государство в качестве нового и прогрессивного образования, предназначенного для строительства демократического и равноправного общества в интересах наиболее жестоко угнетенного народа Европы.

Решимость и стойкость евреев Палестины привели к тому, что предвидение Т. Герцля осуществилось - спустя пятьдесят лет после Первого Сионистского конгресса (1897 г.) независимое еврейское государство появилось на карте мира - так завершился процесс превращения небольшого еврейского сообщества (ишува) в Палестине сначала в «государство в пути», а затем и в признанное мировым содружеством государство Израиль.

Однако, существует и другая сторона медали. В результате арабо-израильской войны 1948 г. (войны за независимость) Израиль стал государством без региональной легитимности. Палестинцы после 1948 г. оказались народом без государства, и это повлияло на региональную нестабильность. Положение палестинцев усугубляло отсутствие решения проблемы беженцев. Арабские государства использовали беженцев для достижения собственных политических целей и для ослабления государства Израиль. Терроризм и инфильтрация беженцев в пограничных участках привели к началу войн 1956 г., 1967 г. и 1973 г. Полувоенные соединения палестинских беженцев также подрывали безопасность приютивших их стран - Иордании в сентябре 1970 г. и Ливана с середины 1970-х до начала 1990-х годов.


2. Американо-израильское стратегическое сотрудничество

в 1948-1967 гг.

правительство америка израиль экономический политический

До 1956 г. весьма сложно говорить о структурном оформлении стратегических отношений между США и Израилем. США играли роль некоего серого кардинала, который управляет ситуацией без непосредственного вмешательства. Понять это можно проанализировав политику США в регионе Ближнего и Среднего востока с момента принятия резолюции ООН №181 от 29 ноября 1947 г.

Как пишет Оксфордский ученый Моше Даян в своей книге «Арабо-израильские войны» - «Америка играла маргинальную роль в рождении Израиля», - Два ключевых события изменили это геополитическое уравнение: снижение роли Великобритании как единоличного протектора над Ближним Востоком после Суэцкого кризиса и усиление Холодной войны.

Суэцкий кризис стал той точкой отсчета, с которой мы можем говорить о развитии полноценного двухстороннего стратегического сотрудничества между США и Израилем

Суэцкий кризис имел сложное происхождение. Египет и Израиль оставались технически в состоянии войны после того, как соглашение о перемирии завершило их военные действия 1948-1949 годов. Усилия Организации Объединенных Наций и различных государств достичь окончательного мирного соглашения - особенно так называемый план мирного урегулирования Альфа, предложенный Соединенными Штатами и Великобританией в 1954-1955 году - не привели к достижению согласия. В атмосфере напряженности серьезные столкновения на египетско-израильской границе почти вызвали возобновление полномасштабных военных действий в августе 1955 года и апреле 1956 года. После того, как Египет купил советское оружие в конце 1955 года, в Израиле стали усиливаться настроения, направленные на совершение превентивного удара, который нанес бы ущерб позициям египетского премьер-министра Гамаля Абделя Насера и подорвал бы боеспособность Египта до того, как он освоит советское оружие.

С приходом в Египте к власти Насера и ростом его авторитета в арабском мире, ситуация в регионе снова обострилась. Насер, стремясь воплотить в жизнь панарабистскую идею, предполагал вытеснить англичан с региона, уничтожить Израиль и восстановить господство и былое великолепие ислама в регионе. Великобритания и Франция устали терпеть вызов, который Насер бросил их имперским интересам в средиземноморском бассейне. Великобритания рассматривала кампанию Насера по выводу британских военных сил из Египта - в соответствии с соглашением 1954 года - как удар по ее престижу и военному потенциалу. Кампания Насера по усилению его влияния в Иордании, Сирии и Ираке убедила британцев в том, что он стремится очистить от их влияния весь регион. Официальных лиц Франции раздражал тот факт, что Насер поддержал борьбу алжирских мятежников за независимость от Франции. К началу 1956 года американские и британские государственные мужи согласовали сверхсекретную политику, под кодовым названием Омега, направленную на изоляцию и ограничение действий Насера с помощью разнообразных тонких политических и экономических мер.

Заигрывание Насера с Москвой, его бескомпромиссная позиция по отношению к Израилю, оттолкнули от него и США, которые сначала предполагали выделить средства Египту для строительства Асуанской плотины. Отказ Запада финансировать строительство плотины подтолкнул Насера к решению национализировать "Всеобщую компанию морского Суэцкого канала". 26 июля 1956, выступая на митинге по случаю годовщины египетской революции, он объявил о национализации компании. Насер забрал фирму, принадлежавшую британцам и французам, чтобы продемонстрировать свою независимость от европейских колониальных держав, отомстить за отказ Великобритании и США от экономической помощи и получить прибыль компании, заработанную в его стране. Это вызвало четырехмесячный международный кризис, в течение которого Великобритания и Франция постепенно сосредоточили свои военные силы в регионе. Они предупредили Насера, что готовы применить силу для восстановления своих прав на компанию канала, если он не уступит. Британские и французские официальные лица тайно надеялись, что это давление, в конечном счете, приведет к отстранению Насера от власти с применением или без применения военных действий с их стороны.

Консервативные кабинеты Лондона, Парижа (Франция владела значительным пакетом акций канала) и Израиля решают осуществить в Египте переворот и скинуть Насера. Существовал и прецедент (переворот в Иране в августе 1953). Согласно принятому в конце июля 1956 решению, Великобритания и Франция развернули подготовку к интервенции. Великобритания призвала 20 000 резервистов, Франция направила свои войска на Кипр. Начались секретные переговоры обоих стран с Израилем, разработка совместных планов интервенции. Пользуясь международным кризисом, израильские войска вторгаются в Египет.

США держали нейтралитет. Объясняется это несколькими причинами. Многие исследователи историки, политологи, специалисты в области международной экономики и права трактуют данную политику президента Эйзенхауэра следующим образом:

Во-первых, хотя он сочувствовал желанию Великобритании и Франции возвратить компанию, управлявшую каналом, он не оспаривал право Египта забрать компанию при условии выплаты адекватной компенсации, как того требует международное право. Эйзенхауэр, таким образом, стремился предотвратить военное столкновение и уладить спор вокруг канала на дипломатическом уровне прежде, чем Советский Союз использует ситуацию для политической выгоды. Он поручил госсекретарю Джону Фостеру Даллесу разрешить кризис на условиях, приемлемых для Великобритании и Франции, с помощью публичных заявлений, переговоров, двух международных конференций в Лондоне, создания Ассоциации пользователей Суэцкого канала и обсуждений в Организации Объединенных Наций. К концу октября, однако, эти усилия оказались бесплодными, и англо-французские приготовления к войне были продолжены.

Во-вторых, Эйзенхауэр стремился избежать разрыва с арабскими националистами и включил арабских государственных деятелей в свою дипломатию, чтобы покончить с кризисом. Его отказ поддержать англо-французские силы против Египта частично объяснялся пониманием того факта, что конфискация Насером компании канала была широко популярна среди его собственного и других арабских народов. Действительно, волна популярности Насера в арабских государствах блокировала усилия Эйзенхауэра уладить кризис вокруг канала в партнерстве с арабскими лидерами. Саудовские и иракские лидеры отклоняли предложения США подвергнуть критике действия Насера или бросить вызов его престижу.

В-третьих, Эйзенхауэр стремился изолировать Израиль от спора по каналу из опасения, что смешение израильско-египетского и англо-франко-египетского конфликтов зажжет пожар на Ближнем Востоке. В этой связи Даллес отказывал Израилю в праве голоса на дипломатических конференциях, созывавшихся, чтобы разрешить кризис, и не допускал обсуждение жалоб Израиля на египетскую политику во время слушаний в Организации Объединенных Наций. Ощущая рост израильской воинственности по отношению к Египту в августе и сентябре, Эйзенхауэр организовал ограниченные поставки оружия из Соединенных Штатов, Франции и Канады в надежде на уменьшение опасности израильского положения и на предотвращение, таким образом, египетско-израильской войны.

В октябре в развитии кризиса произошел новый поворот, неожиданный для Соединенных Штатов. Втайне от американских официальных лиц Франция и Великобритания согласовали с Израилем сложную схему тайно скоординированной войны с Египтом. С помощью военной хитрости Израиль должен был вторгнуться на Синайский полуостров, а Великобритания и Франция поставить ультиматумы, принуждавшие египетские и израильские войска уйти из Зоны Суэцкого канала. И, когда Насер, как ожидалось, отклонит ультиматумы, европейские силы будут бомбить в течение 48 часов египетские аэродромы, займут Зону Канала и свергнут Насера. Американские официальные лица не смогли предвидеть такой схемы сговора, отчасти потому что они были отвлечены военной паникой в отношениях между Израилем и Иорданией, равно как и антисоветскими беспорядками в Венгрии, отчасти потому, что они были озабочены надвигающимися президентскими выборами в США, и отчасти потому, что они верили своим друзьям в правительствах, участвующих в сговоре, которые заверяли их, что любое нападение не было неизбежным. Все же 29 октября разразилась война, когда Израиль начал фронтальное нападение на египетские силы в Синае. В течение нескольких дней израильские силы приблизились к Суэцкому каналу.

Застигнутые врасплох началом военных действий, Эйзенхауэр и Даллес сделали ряд шагов, чтобы закончить войну быстро. Возмущенный тем, что его союзники в Лондоне и Париже обманули его своим сговором, Эйзенхауэр также беспокоился, что война приведет арабские государства к зависимости от Советского Союза. Чтобы остановить боевые действия, как раз когда британские и французские военные самолеты бомбили египетские цели, он наложил санкции на участников сговора, добился резолюции Организации Объединенных Наций о перемирии и организовывал Чрезвычайные вооруженные силы Организации Объединенных Наций, чтобы разделить воюющие стороны. Однако прежде, чем Чрезвычайные вооруженные силы ООН могли быть развернуты, Великобритания и Франция 5 ноября высадили парашютистов вдоль Суэцкого канала.

Высадка парашютистов Великобританией и Францией подтолкнула кризис к его самой опасной фазе. Советский Союз угрожал вмешаться в военные действия и возможно даже принять ответные меры путем нападения на Лондон и Париж с применением атомного оружия. Сообщения разведки, что советские войска сосредоточились в Сирии для вторжения в Египет, встревожили американских должностных лиц, которые ощущали, что беспорядки в Венгрии сделали советских лидеров склонными к импульсивному поведению. Эйзенхауэр благоразумно приказал Пентагону готовиться к войне. Скрещение арабо-израильского конфликта и конфликта деколонизации вызвало знаменательную конфронтацию между Востоком и Западом.

Потрясенный внезапной перспективой глобального конфликта, Эйзенхауэр также действовал быстро, чтобы предотвратить его. Он применил политическое и финансовое давление на воюющие стороны, чтобы принять 6 ноября резолюцию ООН о перемирии, которая вступила в силу на следующий день. Он поддержал усилия официальных лиц ООН срочно использовать Чрезвычайные вооруженные силы ООН в Египте. Напряжение постепенно спало. Британские и французские силы отбыли из Египта в декабре, и после сложных переговоров израильские войска ушли из Синая к марту 1957 года.

ноября 1956 Генеральная Ассамблея ООН 64 голосами проголосовала за сформирование международных сил ООН для контроля за выводом войск Англии, Франции и Израиля с египетской территории. 15 ноября в Египет прибыли первые подразделения войск ООН. 22 декабря 1956 вывод войск Англии и Франции завершился. В марте 1957 и израильские войска покинули оккупированные ими в течении войны территории.

Самыми значимым итогам Суэцкого кризиса стало развитие стратегического сотрудничества между Израилем и США. Кризис выявил некоторые моменты:

Суэцкий кризис (точнее выход из него) подготовил почву для США, чтобы стать одним из ключевых игроков в регионе.

В то же время власть имущие структуры США понимали, что проводить политику в этом регионе, не имея надежного союзника, изначально обреченное на провал мероприятие. Это понимание предопределило американо-израильское сближение и начало стратегического сотрудничества: в политической, экономической, военной сфере.

стоит также отметить, что Суэцкий кризис также проложил путь Холодной войне на Ближний Восток. Кампания убедила Эйзенхауэра, что приход к власти Советского Союза с его мощным влиянием будет опасен для Европы и НАТО из-за угрозы их нефтяным потребностям.

Суэцкий кризис, хотя он и был быстро смягчен, оказал серьезное воздействие на равновесие сил на Ближнем Востоке и на те обязательства, которые Соединенные Штаты приняли на себя в этом регионе. Это бросало тень на британский и французский престиж среди арабских государств и, следовательно, подрывало традиционную власть этих европейских держав над регионом. В отличие от этого Насер не только вынес испытание, но повысил свой престиж среди арабских народов как лидер, который бросил вызов европейским империям, и пережил военное вторжение Израиля. Сохраняющиеся в регионе прозападные режимы должны были отвратить выступления сторонников Насера. Хотя Насер не проявил никакой непосредственной склонности стать клиентом Советского Союза, американские официальные лица опасались, что советские угрозы европейским союзникам улучшили имидж Москвы в глазах арабских государств. А перспектива установления арабско-израильского мира в обозримом будущем казалась нулевой.

Соответственно, на этом фоне Израиль оставался на Ближнем Востоке единственным стражем интересов США. Он даже был готов брать на себя определенные риски, как это было в случае с Иорданским кризисом в июле 1958 года, когда Израиль предоставил свое воздушное пространство американским и британским воздушным силам для полетов в Амман, чтобы те остановили продвижение радикальных революционных сил, несмотря на сильное советское давление

Реагируя на эти последствия Суэцкой войны, президент объявил в начале 1957 года доктрину Эйзенхауэра, совершенно новую политику региональной безопасности. Предложенная в январе и одобренная Конгрессом в марте, доктрина заверяла, что Соединенные Штаты предоставят экономическую и военную помощь и, в случае необходимости, будут использовать военную силу, чтобы сдерживать коммунизм на Ближнем Востоке. Чтобы осуществить этот план, специальный посланник президента Джеймс П. Ричардс совершил поездку по региону, распределяя десятки миллионов долларов экономической и военной помощи Турции, Ирану, Пакистану, Ираку, Саудовской Аравии, Ливану и Ливии.

Хотя это никогда официально не было признано, доктрина Эйзенхауэра направляла политику США в трех политических спорах. Весной 1957 года президент выделил экономическую помощь Иордании и послал американские военные корабли в восточное Средиземноморье, чтобы помочь королю Хусейну подавить восстание среди проегипетски настроенных армейских офицеров. В конце 1957 года Эйзенхауэр поощрял Турцию и другие дружественные государства продумать вторжение в Сирию, чтобы помешать местному радикальному режиму усиливать свою власть. Когда бурная революция в Багдаде в июле 1958 года угрожала зажечь подобные восстания в Ливане и Иордании, Эйзенхауэр, наконец, приказал американским солдатам занять Бейрут и организовать поставки британским войскам, занимающим Иорданию. Эти меры, беспрецедентные в истории американской политики по отношению к арабским государствам, ясно показали намерение Эйзенхауэра принять ответственность за сохранение западных интересов на Ближнем Востоке.

Поэтому совсем неудивительно, что с изменением политического ландшафта и ростом антиамериканских настроений в арабских странах, будущие американские администрации все меньше оглядывались на арабский Ближний Восток, строя свои отношения с Иерусалимом.

Важно подчеркнуть, что после Синайской компании большинство американо-израильских противоречий носило уже характер разногласий, а не стратегических разладов, которые могли бы повредить партнерскому союзу.

Здесь также необходимо отметить разницу в подходах американского правительства к обеспечению своих интересов в регионе. Если в 1950-е годы США рассчитывали добиться успеха, полагаясь главным образом на свою военную мощь, то в 60-х - начале 70-х годов ХХ века ставка была сделана на использование военного потенциала Израиля, на поддержку которого из американского бюджета выделялись значительные средства.

Завершение конфликта принесло в страну относительное спокойствие, а взаимоотношения Израиля и США из стратегических трансформировались в экономические. Конец пятого десятилетия для Государства Израиль характеризовался социальной консолидацией и быстрым экономическим ростом. Большинство новых олим, прибывших главным образом из стран Восточной Европы и Северной Африки, нашли жилище и работу, овладели ивритом и приняли порядки страны, повысили свою профессиональную квалификацию и уровень жизни. Однако продолжался разрыв между выходцами из стран Востока и старожилами, преимущественно ашкеназами.

Импортный капитал, предоставляемый в основном США, в значительных масштабах использовался на механизацию сельского хозяйства и повышение его производительности, расширение дорожной сети, сети телекоммуникации и электроснабжения, на расширение торгового морского и воздушного флота, модернизацию добычи поташа на Мертвом море и эксплуатацию минеральных богатств Негева, а также на развитие различных отраслей промышленности, часто в сотрудничестве с иностранными фирмами. Кнессет 2-го и 3-го созыва функционировал полный срок. На выборах 1955 г. партия Мапай потеряла несколько мандатов, однако осталась главной в правительственной коалиции, опирающейся на твердое парламентское большинство. Вместо общих сионистов в правительство вошли социалистические партии Мапам и Ахдут ха-авода. В 1958 г. был принят первый Основной (конституционный) закон, определяющий состав и полномочия Кнессета. На выборах 1959 г., состоявшихся в период относительного спокойствия на границах и общего повышения жизненного уровня, партия Мапай более чем возместила потерю голосов на предыдущих выборах.

Приток американской валюты в народное хозяйство способствовал ослаблению инфляционных тенденций. Цены на потребительские товары, которые возрастали в 1953-54 гг. на 20% в год, постепенно выровнялись, так что в 1959 г. почти не было роста цен. Национальный доход увеличился с одного млрд. израильских лир в 1950 г. до почти трех млрд. в 1958 г., то есть с 790 израильских лир до почти полутора тыс. в пересчете на душу населения. Валовой национальный продукт увеличивался примерно на десять процентов в год. Хотя контроль над иностранной валютой был ослаблен, общественный сектор (государство, местные органы власти, Еврейское агентство и Хистадрут) играл значительную роль в экономике: его доля в занятости и в национальном продукте составляла около одной пятой. Государство получало около 30% национального дохода в виде налогов; поощрением инвестиций и с помощью контроля над бюджетом развития государство могло направлять большую часть долгосрочных капиталовложений в полезные с социальной и национальной точки зрения каналы.

К 1958 г. еврейское население Израиля выросло по сравнению с 1948 г. на 179%. Общая численность превысила два млн. человек; из них евреев свыше 1,8 млн., что составило 15% всего мирового еврейства (в 1948 г. - 6%). В 1948-58 гг. в Израиль прибыло свыше 940 тыс. олим, при этом 105 тыс. человек покинули страну.

Второе десятилетие государства характеризовалось большей частью быстрым экономическим развитием. За 1960-65 гг. валовой национальный продукт увеличивался в среднем на 11% в год. Экспорт вырос почти вдвое. В 1965 г. было экспортировано товаров на сумму 406 млн. долларов (50% импорта). Темпы роста промышленного производства были особенно высоки. Развитие промышленности стало главным средством абсорбции олим и уменьшения экономической зависимости от заграницы.

В феврале 1962 г. была провозглашена вторая «новая экономическая программа». Она основывалась на девальвации израильской лиры в соответствии с курсом американского доллара и постепенном сокращении или отмене субсидий, налоговых льгот, премий и т.д. Так же Израиль продолжал получать экономическую, а с 1962 г. и военную помощь от США.

Как можно понять, Суэцкий кризис и Синайская кампания Израиля стали переломным моментом в складывании американо-израильских отношений. Поскольку экономика Израиля и технологическое мастерство в этой стране начали активно развиваться, США стали извлекать выгоду из всестороннего экономического партнерства, которым обладают эти две страны.

Израиль - одна из наиболее технологически развитых стран в мире. Несколько совместных программ позволяют американским компаниям и университетам извлекать выгоду из опыта Израиля в сельском хозяйстве и высоких технологиях. Кроме того, Израиль был первой страной, подписавшей соглашение о свободной торговле с США, которое привело к увеличению в пять раз торговли между этими двумя странами, что в свою очередь укрепило необходимость дальнейшего стратегического сотрудничества.

Отношения между двумя странами развивались стремительно: В 1950 году Израиль и США подписали соглашения о воздушном сообщении, об оборудовании порта Хайфа, о поддержании воздушной базы в Лоде, о реконструкции и введении в действие около 200 миль железных дорог. 1951 год подписан Договор о дружбе, торговле и судоходстве. В следующем 1952 году - военное соглашение и соглашение об оказании чрезвычайной экономической помощи и соглашение о помощи по обеспечению взаимной безопасности.

Затем в 1956 году - соглашение о финансировании программ взаимного обмена в области образования, об оказании культурной и научной помощи Израилю. В последствии все эти соглашения продлевались и дополнялись. Отметим, что главной целью этих соглашений было содействие укреплению военной и экономической мощи Израиля - самого надежного союзника США на Ближнем Востоке. Вышеизложенные факты лишний подчеркивают, что структурированное монументальное неразрывное стратегическое сотрудничество между США и Израилем началось именно в это время - во второй половине 50 гг. ХХ века.


3. США в арабо-израильских конфликтах 1967-1979-х годов.

Кэмп-Дэвидское совещание


Несмотря на временные позитивные для Израиля результаты Суэцкой кампании, успокаиваться было еще очень рано. Соседние арабские страны, упорные в своей вражде, сумели получить поддержку своей политики со стороны недавно возникших мусульманских государств, в которых судьба давно проживавших там евреев быстро ухудшалась.

Очевидно, это произошло бы в любом случае в результате растущей волны национализма и неприязни к европейцам и евреям. Новым фактором было существование теперь страны-убежища, в которой евреи-переселенцы могли обрести родину. К тому же СССР упорно стремился утвердиться на Ближнем Востоке, поощряя распространение коммунизма и поставляя оружие арабским странам.

Одновременно на севере на израильскую территорию через сирийскую границу периодически совершались нападения террористов, частые столкновения происходили в якобы демилитаризированной зоне, где нападению подвергались еврейские сельскохозяйственные рабочие; израильские деревни подвергались артиллерийскому обстрелу с высот, находившихся в руках сирийцев - все это вызывало время от времени ответные рейды израильских оборонительных сил.

Все вышеизложенные события представляли собой опасность не только для Израиля, но и для стратегических интересов США: во-первых, политическая нестабильность на Ближнем Востоке провоцировала рост цены на нефть, что грозило энергетическим кризисом, который бы ударил по экономике США и, с другой стороны, позитивно бы сказался на внешнеполитических интересах СССР, экономика которого в значительной степени зависела от экспорта нефти.

Во-вторых, еврейское государство было единственным сдерживающим фактором для ближневосточного экстремизма и угрозы от него Соединенным Штатам как следствие: для США было гораздо выгоднее решать внешнеполитические проблемы по мере их поступления на чужой и довольно удаленной от своих границ территории.

Ситуация развивалась стремительно: весной 1967 года Насер внезапно потребовал отвода частей ООН, расположенных на полосе Газы, которые на протяжении последних девятнадцати лет обеспечивали относительное спокойствие на юге страны. Почти сразу после того, как это требование было исполнено, он добился эвакуации войск ООН из Шарм-эль-Шейха у входа в Акабский залив.

За этим последовало заявление, что отныне израильским судам не будет разрешен проход через Тиранский пролив - угроза, явно противоречившая международному праву, подобно блокаде Суэцкого канала, и являвшаяся фактически актом войны.

Тем временем концентрация войск арабских соседних стран на израильских границах принимала все более угрожающий характер, а король Иордании Хусейн, поддержанный другими арабскими государствами, заключил военный пакт с Египтом. Жребий был брошен и 5 июня 1967 года израильская авиация (при поддержке США) разбомбила египетские военные аэродромы.

Вообще Шестидневная война была, вероятно, самой блестящей кампанией в военной истории, превосходящей даже Синайскую кампанию.

Через шесть дней Израиль контролировал Синай, Сектор газа, Западный Берег реки Иордан, Голанские Высоты и восточную часть Иерусалима. США наложили вето на проект резолюции Совета Безопасности ООН, в которой Израиль обязывали вернуться к довоенным границам. То есть на данном этапе развития стратегического сотрудничества США оказывали уже не только военную, но и политическую помощь, что обусловило укрепление стратегического партнерства - с одной стороны, и ясно продемонстрировало всему миру, что при военном столкновении с Израилем арабские агрессоры столкнуться ещё и с политической и военной мощью США - мировой сверх державой.

Другим обстоятельством, которое нам также позволяет говорить о развитии стратегического сотрудничества между США и Израилем стало вмешательство СССР.

Советский Союз пригрозил вмешаться, если Израиль не остановится. В этой ситуации впервые в истории ближневосточного конфликта вступил Вашингтон, пойдя на конфронтацию с Москвой. Защищая своего союзника, американские дипломаты были очень категоричны: они заявили, что США готовы послать Шестой Флот \ Sixth Fleet к берегам Сирии (следует заметить, что тогда США вели тяжелую войну во Вьетнаме). Дипломаты США прибегли к тактике давления на враждующие стороны, чтобы убедить их согласиться на прекращение огня.

Война закончилась безоговорочной победой Израиля. Знаменателен тот факт, что в этой войне Израиль использовал для борьбы в основном неамериканское оружие, но в 1967 ситуация изменилась. «Не было такой ситуации, в которой бы США не поддерживали Израиль с самого начала, но основная помощь стала поступать только с 1967», - говорит Ричард Мерфи, ученый в Совете по Международным отношениям, в прошлом американский посол в Саудовской Аравии.

После разгрома арабской коалиции в 1967-м президенты Линдон Джонсон, а затем Ричард Никсон полагали, что арабы еще долго не посмеют напасть на Израиль и, что их внешнеполитическим интересам ничего не угрожает.

Это так же означало поддержание территориального статус-кво (включая Израильские последние завоевания) на неопределенный срок. Хоть формально США и выступали за то, чтобы Израиль вернул захваченные земли в обмен на мир с соседями. Было очевидно, что развитие такого рода стратегического сотрудничества не только позволяет поддерживать Израилю статус-кво, но делает его довольно сильным государством на Ближнем Востоке.

Шестидневная война радикально изменила ситуацию на Ближнем Востоке. Армии Египта, Иордании и Сирии были разбиты; под контролем Израиля оказались территории, простиравшиеся от плато Голан до Шарм аль-Шейха и от Суэцкого канала до реки Иордан. Подъем национального самосознания и уверенности в своих силах, порожденный победой, сопровождался упрочением солидарности еврейского народа во всех странах с Государством Израиль. Иерусалим был воссоединен; впервые за много лет евреи получили доступ к Западной стене. Израильское правительство гарантировало всем религиозным общинам охрану их святых мест (см. Святые места в Израиле). Территории, оказавшиеся после прекращения огня под контролем Израиля, управлялись военной администрацией.

Поиски путей к соглашению с арабскими странами в Израиле сопровождались периодическим возобновлением военных действий на различных участках линии прекращения огня. Сразу после окончания Шестидневной войны Израиль призвал арабские страны к прямым мирным переговорам. Однако надежды Израиля на мирное соглашение были сорваны усилиями Советского Союза, выразившимися в широких поставках военной техники армиям Египта и Сирии и отправке туда тысяч военных советников и специалистов. Конференция глав арабских государств в Хартуме (август 1967 г.), на которой Саудовская Аравия, Ливия и Кувейт пообещали Египту щедрую финансовую помощь, сформулировала негативную позицию арабских стран по отношению к Израилю: «не мир, не признание, не переговоры».

Линии прекращения огня были гораздо удобнее для обороны, чем линии перемирия 1949 г.; Суэцкий канал и река Иордан служили естественными препятствиями для нападающих, а пространство Синая уменьшало вероятность неожиданного нападения египетской авиации на населенные пункты Израиля. Вскоре, однако, линии прекращения огня превратились в линии военных действий.

ноября 1967 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял предложенную Великобританией резолюцию №242, в которой подчеркивались недопустимость приобретения территорий путем войны и необходимость действий, направленных на достижение справедливого и устойчивого мира, в условиях которого была бы гарантирована безопасность всех государств района. Такой мир обеспечил бы: 1) отвод израильских войск с территорий, оккупированных в результате последнего конфликта 2) прекращение состояния войны и признание суверенитета, территориальной неприкосновенности и политической независимости всех государств района и их права жить в мире в рамках безопасных и признанных границ, без какой-либо угрозы применения силы.

В этих условиях Египетское правительство выбрало новую стратегию ослабления Израиля, в результате которой сотрудничество США и Израиля лишь углубилось. Этой стратегией была «война на истощение», она была формально объявлена президентом Египта Насером 23 июня 1969 г. Фактически же она началась менее чем через месяц после окончания победоносной для Израиля Шестидневной войны июня 1967 г.

Война на истощение была не такой, как все предыдущие войны Израиля. Территория в этой войне не переходила из рук в руки, не было стремительных танковых прорывов и фланговых охватов. Движения наземных сил вообще было мало. Вместо всего этого имели место яростные артиллерийские дуэли, отважные рейды небольших групп десантников, ожесточенные поединки в воздухе и противостояние между ВВС Израиля («Хейль hа-Авир»; далее в тексте - Хель Хаавир) и ПВО Египта.

После окончания Шестидневной войны Советский Союз быстро возместил потери Египта в боевой технике. Число боевых самолетов в ВВС Египта достигло довоенного уровня к середине 1968 г. и теперь они находились в прочных железобетонных укрытиях. Советские поставки орудий также были очень велики и артиллерийские батареи были размещены вдоль всего Суэцкого канала, на линии конфронтации с израильскими войсками. Однако особенно значительно были усилены войска ПВО, первоначально базировавшихся на зенитно-ракетных комплексах С-75 (SA-2 Guideline) и зенитной артиллерии, в т.ч. с РЛС-наведением. В конце 1969 г. эти средства были дополнены ПЗРК «Стрела-2» (SA-7 Grail), а с 1970 г. - ЗРК С-125 (SA-3 Goa), способном поражать цели даже на малых высотах, вплоть до 100 м, и счетверенной зенитной самоходной установкой с радарным наведением ЗСУ-23-4 «Шилка». Закономерно, с ростом помощи со стороны СССР Египту - увеличилось число поставок и от США Израилю. Холодная война перешла на Ближний Восток.

Насер считал, что если подвергнуть Израиль достаточному давлению, это вынудит его постоянно держать под ружьем большое количество резервистов, что тяжело скажется на израильской экономике и сделает Израиль более уступчивым. Египетский президент отдал приказ о начале постоянных артобстрелов израильских позиций на восточном берегу канала. Шансы к успеху в такой позиционной войне у Египта были лучше, чем у Израиля, где помимо большого напряжения в экономике, общественное мнение было очень чувствительно к потерям на фронте.

Позиционная война также лишала Израиль возможности использовать свое традиционное преимущество в маневренных наступательных операциях и позволяла Египту использовать свое огромное преимущество в живой силе и артиллерии.

Поначалу, осуществление контроля над линией прекращения огня вдоль Суэцкого канала было не более чем скучной рутиной для израильской армии («ЦАhАЛ»; далее в тексте - ЦАХАЛ). Солдаты использовали простейшие полевые укрепления, защищавшие только от огня прямой наводкой. Затем произошел первый крупный инцидент: 21 октября 1967 г. египетские ракетные катера потопили израильский эсминец «Эйлат», патрулировавший средиземноморское побережье Синая. Погибло 47 моряков, 97 были ранены. Египетские катера произвели залп, не выходя из своей гавани в Порт-Саиде. Возможно, египтяне надеялись на то, что израильтяне не рискнут наносить ответный удар по гавани, в которой базировалось и несколько советских боевых кораблей. Израиль действительно воздержался от удара по военно-морской базе, но вместо этого атаковал гораздо более ценную цель. Артиллерия ЦАХАЛ обстреляла и подожгла крупный египетский нефтеперерабатывающий завод на берегу Суэцкого залива. Результатом этого обмена ударами стало то, что в течение последующих 11 месяцев на линии противостояния стояла полная тишина.

сентября 1968 г., однако, тишина взорвалась разрывами тысяч египетских снарядов вдоль всего канала. Обстрел продолжался 6 часов, было выпущено более 10 тысяч снарядов. Это стоило жизни 10 израильским солдатам и еще 18 были ранены. Следующий мощный артобстрел израильских позиций произошел 26 октября. На этот раз 13 израильтян погибло, 34 получили ранения (события 26 октября получили название «чёрный Шабат»). В ответ, израильская артиллерия обстреляла города Суэц и Исмаилию, и опять нанесла удар по остаткам нефтеперерабатывающего завода. Но этим дело не ограничилось. В ночь с 31 октября на 1 ноября небольшой отряд израильских десантников высадился с вертолетов в глубине египетской территории, в сотнях километров от Суэцкого канала. Они взорвали два важных моста через Нил и крупную, незадолго до того построенную советскими специалистами электротрансформаторную подстанцию в Наг Хаммади (операция «hелем» - «Шок»). Эти действия ЦАХАЛ оказались очень эффективными, так как на фронте опять воцарилась тишина, которая продержалась до марта 1969 г..

В марте 1969 г. в Войне на Истощение наступил поворотный момент, ведший к новой, более опасной степени конфронтации. После долгого перерыва, 8 марта 1969 г. египтяне произвели массированный артобстрел израильских позиций вдоль всего канала. Израильская артиллерия открыла ответный огонь. На следующий день, 9 марта, в результате прямого попадания израильского снаряда в блиндаж в районе Исмаилия, погибли начальник египетского Генштаба генерал Абдул Риад и несколько сопровождавших его офицеров, прибывших на передовую для ознакомления с ситуацией на месте.

К октябрю 1969 г. конфликт на Суэцком канале достиг своего апогея. За 6 недель израильская авиация совершила свыше тысячи самолетовылетов и в воздушных боях был сбит 21 египетский самолет. Потери ВВС Израиля за этот период составили только 3 машины. Успех был обусловлен одним важным фактором: 22 октября 1969 г. произошло знаменательное событие в развитии событий на египетско-израильском фронте. Впервые в воздушном рейде приняли участие израильские «Фантомы». Ф-4Е «Фантом» мог нести полезной нагрузки как 4 «Мираж-3» или 2 «Скайхока». В сочетании со сверхзвуковой скоростью, огромным радиусом действия и достаточно высокой маневренностью, «Фантом» был идеальной машиной для ВВС Израиля, ориентированных на активные наступательные действия. Израиль давно добивался приобретения этого мощного многоцелевого самолета, но США отвечали отказом. И только темпы и размеры советских поставок современных вооружений Египту заставили американцев изменить свое мнение. Первые 4 «Фантома» приземлились в Израиле 5 сентября 1969 г - США не забыло о своих партнерских обязательствах по отношению к Израилю. В июле 1970 г. советские ракеты «земля - воздух» впервые были применены против израильской авиации. Израиль заявил, что, не желая столкновений с Советским Союзом, он вместе с тем сорвет любую попытку заставить его отступить от Суэцкого канала без мирного соглашения. Израиль призвал США воспрепятствовать активному вмешательству Советского Союза в войну.

Новая ситуация сложилась в результате мирной инициативы США. С начала 1969 г. велись переговоры между четырьмя державами - Советским Союзом, США, Великобританией и Францией, а также переговоры между двумя сверхдержавами (Советским Союзом и США), направленные на выработку руководящих принципов миссии Г. Ярринга. Израиль занял в отношении этих переговоров критическую позицию, поскольку в их ходе он мог полагаться лишь на частичную поддержку США.

Важнейшей заботой израильского правительства было обеспечение поставок американского оружия, так как ввиду французского эмбарго США стали единственным поставщиком оружия Израилю. В декабре 1968 г. президент США Л. Джонсон согласился поставить Израилю 50 самолетов типа «Фантом»; Израиль обратился к нему с просьбой о поставке еще 25 самолетов того же типа и 100 самолетов типа «Скайхок». Хотя официальный ответ на эту просьбу не был получен, американский представитель указал, что США не допустят нарушения «баланса вооружений» во вред Израилю.

Баланс был достигнут, а американо-израильское военно-стратегическое сотрудничество в очередной раз показало свою надежность и стабильность. Но самое тяжелое испытание этих партнерских отношений лежало впереди и пришлось на начало 1970-х годов. Внезапным нападением Египта и Сирии на Израиль в Иом-Киппур (6 октября) 1973 г. началась Война Судного дня.

Дело в том, что во время Шестидневной войны <#"justify">19 ноября 1977 года Садат, после официального приглашения поступившего 15 ноября, посетил Израиль, где выступил в израильском парламенте. 4 января 1978 года в Асуане прошла встреча Садата с президентом США Картером. Начиная с зимы 1978 года, в Вашингтоне все более склонялись к идее сепаратных переговоров между Египтом и Израилем. В течение всей первой половины 1978 года США прилагали активные дипломатические усилия по сближению позиций сторон, однако прогресс достигнут не был. В этих условиях американский президент предложил президенту Египта Садату и премьер-министру Израиля Бегину прибыть в Кэмп-Дэвид для прямых переговоров и встретиться в приватной обстановке для выработки условий урегулирования. При этом Картер отводил себе роль посредника. Его личное участие в мирном процессе еще на стадии подготовки к непосредственным переговорам, во многом способствовало продвижению мирного процесса. Переговоры проходили в исключительно сложной обстановке и неоднократно оказывались под угрозой срыва.

сентября 1978 года в Кэмп-Дэвиде (Camp David, США) прошла встреча Картера, Садата и Бегина. США удалось довести встречу до подписания 17 сентября соглашения между Израилем, Египтом (США выступили свидетелем). Было подписано 2 документа. За первым документом "Рамки мира на Ближнем Востоке", предусматривалось предоставление ограниченного самоуправления палестинцам Зап. берега р. Иордан и сектора Газа. Президенту Картеру стоило огромных усилий убедить израильского премьер-министра Менахема Бегина пойти на уступки. В итоге, 17 сентября 1978 года американская делегация все же выступила с проектом, устроившим и арабов, и израильтян. Стороны пришли к соглашению, что резолюции 242 и 338 СБ ООН должны стать основой для переговоров с целью окончательного урегулирования. Вводился пятилетний переходной период с момента создания органов палестинского самоуправления. Было обсуждено начало переговоров между Израилем. Египтом, Иорданией и палестинцами о будущем Западного берега и Сектора Газа. В течении пятилетнего переходного периода вводилась автономия для населения (а не для территории). За 2 документом "Рамки для заключения мирного договора между Египтом и Израилем", стороны соглашались на подготовку соответственно договора в течение 3 месяцев. Израиль соглашался на вывод своих войск с Синая на границы 1967 года в течение 3 лет. На его основе 26 марта 1979 года в Вашингтоне Садатом, Бегином и Картером был подписан египетско-израильский мирный договор. Египетско-израильская граница была установлена по границе мандатной территории Палестины.

Впоследствии многие исследователи заклеймили соглашения, подписанные в Кэмп-Дэвиде как противоречащие интересам арабов и тормозящие развитие мирного процесса. По сей день раздаются обвинения в адрес американской администрации и президента Картера, которого подозревают в лоббировании интересов Израиля и стремлении разрушить единство арабов. Однако изучение бумаг американского президента скорее указывает на то, что для него Кэмп-Дэвид был первым шагом на пути к окончательному примирению Израиля с соседними государствами. Прецедентом, которому рано или поздно должны были последовать другие арабские страны.


Заключение


Подводя итоги данной исследовательской работы необходимо ещё раз подчеркнуть, что CША имеют свои интересы в ближневосточном регионе и настроены на их конструктивную реализацию.

Даже применительно к современной внешнеполитической ситуации, связанной со стратегическим сотрудничеством между США и Израилем, можно услышать словосочетание «произраильская политика» и (или) проамериканская политика Израиля. Как показывает практическое исследование этого вопроса США не проводит ни произраильскую, ни проарабскую политику её внешнеполитическая ориентация всегда одна - она проамериканская. Другой вопрос, что в достижении своих целей дипломатия США может ориентироваться на Израиль, ровно как и на арабские страны.

То есть картину американо-израильских отношений нельзя «писать одной краской». Особенно это относится к военному сотрудничеству: последние 30 лет США действительно являются главным военным союзником Израиля. Но только не в первые 20 лет существования Еврейского государства.

Нельзя забывать, что правительство США не оказывало никакой военной помощи Израилю в Войне за независимость в 1948 году. А в 1949 году Америка была инициатором Трехстороннего соглашения, которое означало формальное эмбарго на поставку вооружения странам, вовлеченным в арабо-израильский конфликт.

На практике же это соглашение не препятствовало арабским странам покупать оружие через своих посредников и союзников, в то время как возможности приобретения оружия Израилем были сведены к минимуму.

Очень мало международной помощи было оказано молодому государству и в последующие годы. Израильские военные представители в Америке, которые пытались приобрести хоть что-нибудь, возвращались ни с чем, «без единой пули».

После же того, как Чехия начала активные поставки вооружения в Египет, Израиль получил возможность приобретать некоторое количество оружия во Франции, а чуть позже вначале 1960-х израильтянам также удалось приобрести несколько устаревшее американское вооружение в Западной Германии.

Так, когда американцам было выгодно, они поддерживали Израиль, признав эту страну буквально через 11 минут после резолюции ООН о её провозглашении, в то же время, когда арабские государства объявили о своем непризнании этого государства и начали активные боевые действия, цинично нарушая общепринятое международное право, Соединенные Штаты никак не отреагировали.

Вместе с тем, через 20 лет существования этой страны Соединенным Штатам понадобилось укрепить свои позиции в этом регионе и они, сделав ставку на Израиль, начали с ним взаимовыгодное сотрудничество.

В этой ситуации мы можем уже говорить о конечном совпадении целей и задач на Ближнем Востоке как для США, так и для Израиля: американцы не хотели что бы Ближний Восток стал только и исключительно арабским. В этой ситуации, учитывая их довольно радикальные религиозные и политические воззрения, помноженные на природные нефтяные богатства, можно было ожидать интеграции и как следствие усиления арабских государств в то же время существование Израиля было очень мощным сдерживающим фактором.

То есть у двух идеологически довольно близких государств появились общие недоброжелатели и общие внешнеполитические цели как следствие. Автор данного исследования также делает вывод о том, что не последнюю роль в нарастании арабо-израильских противоречий, вылившихся в конечном итоге в открытые военные столкновения сыграл Советский Союз. Вопрос о том, смогли бы арабские государства без военной поддержки СССР и её прямого одобрения начать войну с Израилем, зная при этом, что столкнутся также, как минимум с 6 ВМФ США - остается открытым.

В то же время политика США, проводимая на Ближнем Востоке, не всегда отвечала израильским внешнеполитическим интересам: это и помощь Египту (обучение его солдат американскими инструкторами, буквально через 2 года после окончания войны Судного дня), договоры с Иорданией об активизации торговых отношений (то есть, так или иначе, наращивание экономической мощи этой страны, которая в 1973 году также выступила против Израиля).

Вместе с тем стратегическое сотрудничество этих двух стран было очень успешным: благодаря политической поддержке США, Израиль был признан таким государством как Египет, были прекращены набеги египетской армии, наконец, важно и то, что Израиль все-таки выжил как независимое государство в очень недружелюбном соседском окружении.


Список использованных источников и литературы


1.Еврейское агентство для Израиля [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">2.AARC - Assassination Archives and Research Center [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">3.American Presidency Project [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">4.Annual Message to the Congress on the State of the Union. [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">5.Biography of Harry S. Truman [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">6.Nixon Presidential Library & Museum [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">7.President Harry S. Truman and US Support for Israeli Statehood [Электрон. ресурс]. Режим доступа: #"justify">8.Richard S. Kirkendall. Ed. The Harry S. Truman Encyclopedia. [Электронный ресурс]. G.K. and Co. Boston, 1989, p. 181-182. Режим доступа: https://openaccess.leidenuniv.nl/bitstream/1887/4316/6/Index.pdf

9.The Eisenhower Doctrine of 1957 Seeds of Middle East Discontent [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">10.The Mandate for Palestine [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">11.The Truman Doctrine [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">12.Truman Museum and Library [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">13.Американцы о внешней политике США: Вступления, статьи, документы. / Ред. и предисл. Ю.А. Замошкина. - М.: Прогресс, 1982. - 286 с.

14.Еврейский национальный дом: От декларации Бальфура до Независимости (1917-1948)/ Ред. Б. Элиав. - Иерусалим: Кетер, 1979. - 438 с.

.Египет и Израиль в Войне на Истощение, 1967-70 гг. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: #"justify">.Ближневосточный конфликт: Из документов архива внешней политики РФ. 1947-1967. В 2-х т. Том 1: 1947-1956. / Отв.ред. В.В. Наумкин, Ред. А.З. Егорин, И.Д. Звягельская, Г.К. Прозорова. - М.: МФД, 2003. - 608 с.

.Ближневосточный конфликт: Из документов архива внешней политики РФ. 1947-1967. В 2 т. ? Т. 2: 1957-1967. / Отв.ред. В.В. Наумкин, Ред. А.З. Егорин, И.Д. Звягельская, Г.К. Прозорова. - М.: МФД, 2003. - 704 с.

.Большой Ближний Восток: стимулы и предварительные итоги демократизации. / В. Гусейнов, А. Денисов, Н. Савкин; Ин-т стратегических оценок и анализа; Под общ. ред. В. Гусейнова. - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. - 592 с.

.Государство Израиль. / И.Д. Звягельская, Т.А. Карасова, А.В. Федорченко. - М.: Институт востоковедения РАН, 2005. - 560 с.

.Государство Израиль: Становление и развитие. Т. II. / Под общ. ред. И. Орена (Наделя). - 4-е изд. - Иерусалим : Библиотека-Алия, 1991. - 285 с.

.Государство Израиль: Становление и развитие. Т. I / Под общ. ред. И. Орена (Наделя). - 4-е изд. - Иерусалим : Библиотека-Алия, 1991. - 308 с.

.Израиль и арабские страны: надежда на мир умирает последней [Электронный ресурс]. Режим доступа: #"justify">23.Израиль и ближневосточный конфликт в исследованиях молодых российских ученых=Israel and the Middle East conflicts in the essays of young Russian scholars. - Вып.1: От Кэмп-Дэвида до интифады Аль-Акса / ред.-сост. А. Симонова, М. Членов. - М.: 2005. - 112 с.

24.История Ближнего Востока: Бахрейн, Иордания, Ирак, Иран, Йемен, Катар, Кувейт, Ливан, Объединенные Арабские эмираты, Оман, Палестина, Израиль, Саудовская Аравия, Сирия, Судан. I тысячелетие до н. э. - XX век: М. Садык-и-Кашкари. Кодекс приличий на Востоке. / Авт.-сост. С.А. Шумов, А.Р. Андреев. - М.: Монолит, Евролинц, Традиция, 2002. - 511 с.

.ООН и проблемы международных отношений. / АН СССР, Ин-т мировой экономики и междунар. отношений; отв. ред. А.П. Огнев. - Рез. англ. - Библиогр. - М.: Наука: Гл. ред. вост. лит., 1987. - С. 207-210.

.Политика Англии на Ближнем и Среднем Востоке: 1945-1965. / Ред. Г.Л. Бондаревский, и др.. - М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1966. - 432 с.

.. Российско-Израильские дипломатические отношения в документах Российских архивов: Каталог выставки. - М.: Русское общ-во друзей еврейского ун-та в Иерусалиме, 2003. - 480 с.

.Становление израильской демократии. Первое десятилетие.: Кн. 1. Ч. 1: Становление государства и формирование нации. Ч. 2: Репатриация и абсорбация социологический анализ. / А. Даути, Я. Энох. - Тель-Авив: Изд-во Откр. ун-та, 2001. - 198 с.

.Тогда в Египте: Книга о помощи СССР Египту в военном противостоянии с Израилем. / Ин-т стран Азии и Африки при МГУ; отв. ред. М.С. Мейер, В.М. Пак. - М.: Изд-во ин-та стран Азии и Африки при МГУ, 2001. - 387 с.

.Бар-Зохар М. Бен-Гурион: Биография: Кн. 1. / М. Бар-Зохар; Пер. с иврита. Под общ. ред. Я. Цура. - 3-е изд. - Иерусалим: Библиотека-Алия, 1991. - 299 с.

.Беляев И.П. Египет: время президента Насера. / И.П. Беляев, Е.М. Примаков. - М.: Мысль, 1974. - 399 с.

.Бжезинский З. Великая шахматная доска: Господство Америки и его геостратегические императивы. / З. Бжезинский; Пер. с англ. О.Ю. Уральской. - М.: XXI век-Согласие, 2000. - 485 с.

.Бовин А.Е. Записки ненастоящего посла: Из дневника. / А.Е. Бовин. - М.: Захаров, 2001. - 816 с.

.Гриневский О.А. Сценарий для третьей мировой войны: Как Израиль чуть не стал ее причиной. / О.А. Гриневский. - М.: Олма-ПРЕСС, 2002. - 384 с.

.Даян М. Арабо-израильские войны 1956, 1967. / М. Даян, Ш. Тевет; Науч. ред. Д. Жантиев; Пер. с англ. А. Колина, Я. Колиной. - М.: Изографус: Эксмо, 2003. - 494с.

.Дубинин Ю.В. Время перемен: Записки посла в США. / Ю.В. Дубинин. - М.: АвиаРус-XXI, 2003. - 464 с.

37.Жирохов М.А. Крылья возмездия: Краткая история ВВС Израиля. / М.А. Жирохов. - М.: АСТ; Минск: Харвест, 2001. - 400 с.

.Звягельская И.Д. Государство Израиль = The State of Israel / И.Д. Звягельская, Т.А. Карасова, А.В. Федорченко; Рос. акад. наук, Ин-т востоковедения, Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун-т). - М. : ИВ РАН, 2005. - 560 с.

39.Зейналов М. Незабываемые встречи с Председателем Арафатом / М. Зейналов. - М.: Реалии, 2002. - 184 с.

.Кандель Ф. Земля под ногами: Из истории заселения и освоения Эрец Исраэль. 1918-1948. / Ф. Кандель. - М., Иерусалим: Мосты культуры / Гешарим, 2008. - 398 с.

.Капитонов К.А. Израиль. История Моссада и спецназа. / К.А. Капитонов. - М.: АСГ: Восток-запад, 2005. - 448 с.

.Кон-Шербок Д. Палестино-израильский конфликт = The Palestine-Israeli Conflict: Две точки зрения / Д. Кон-Шербок, Д. эль-Алами; Пер. с англ. В. Новикова. - М.: Фаир пресс, 2002. - 315 с.

.Королев В.И. Битвы за Иерусалим и ядерный Армагеддон. / В.И. Королев. - М.: Вече, 2004. - 412 с.

.Лидер Ю. НАТО: Очерки истории и доктрины: Сокр. пер. с пол. / Ю. Лидер; Предисл. Б. Халоши. - М.: Политиздат, 1964. - 232 с.

.Млечин Л.М. Моссад. Тайная война. / Л.М. Млечин. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. - 511 с.

.Олимпиев А.Ю. Ближний и Средний Восток: актуальные проблемы международных отношений. / А.Ю. Олимпиев. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. - 240 с.

.Рид Д. Спор о Сионе: (2500 лет еврейского вопроса): пер. с англ. / Д. Рид. - Краснодар: Кубань, 1991. - 160 с.

.Рогоза С.Л. Засекреченные войны, 1950-2000 гг. / С.Л. Рогоза, Н.Б. Ачкасов. - М., СПб.: АСТ: Полигон, 2004. - 560 с.

.Рубби А. Палестинский Марафон: 30 лет борьбы на Ближнем Востоке. / А. Рубби; Пер. с итал. Г.П. Смирнова. - М.: Междунар. отнош., 2001. - 358 с.

.Смирнов А.И. Арабо-израильские войны. / А.И. Смирнов. - М.: Вече, 2003. - 384 с.

.Федорченко А.В. Экономика переселенческого общества (израильская модель). / А.В. Федорченко. - М.: Ин-т востоковедения РАН / Ин-т изуч. Израиля и Ближнего Востока, 1998. - 373 с.

.Федорченко А.В. Израиль: Проблемы экономического развития / А.В. Федорченко. - М.: Наука, 1990.

.Хейфец М. Арабы и евреи: конфликт культур. Особый взгляд. / М. Хейфец. - Тель-Авив: Иврус, 2007. - 351 с.

.Хисдай Я. Смутное время: Израиль после 1973 года. / Я. Хисдай; Пер. Р. Торпусман. - Иерусалим: Филобиблон, 2003. - 392 с.

.Чернышов А.А. Расширение НАТО на Восток и национальные интересы США. / А.А. Чернышов; СПбГУ. - СПб., 2002. - 34 с.

.Черчилль Р. Шестидневная война: Пер. с англ. / Р. Черчилль. - М.; Иерусалим: Мосты культуры / Гешарим, 2003. - 320 с.

57.Klein M. A possible peace between Israel and Palestine. An insider's account of the Geneva initiative / M. Klein ; transl. by H. Watzman. - NY.: Columbia university press, 2007. - 235 р.

.Kunz D.B. The economic diplomacy of the Suez crisis / D.B. Kunz. - L.: The University of North Carolina Press, 1991. - 295 р.

59.Государство Израиль: справочник. / АН СССР, Ин-т востоковедения. Отв. ред. В.В. Боневолежский. - М.: Наука, 1986. - 278 с.

.Краткая еврейская энциклопедия. Т. 3.: Израиль. / Гл. ред. И. Орен (Надель); Гл. науч. консульт. М. Занд. - Иерусалим: Общ-во по исслед. еврейских общин: Кетер, 1986. - 1024 с.


Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный универс

Больше работ по теме:

Предмет: Мировая экономика, МЭО

Тип работы: Диплом

Новости образования

КОНТАКТНЫЙ EMAIL: MAIL@SKACHAT-REFERATY.RU

Скачать реферат © 2018 | Пользовательское соглашение

Скачать      Реферат

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СТУДЕНТАМ